издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Утерянное семя

Рост урожайности картофеля сдерживает невнимание к селекции

Картофель в Сибири никогда не считался дефицитным продуктом. Хотя минувшей осенью земледельцы по мере завершения картофельной эпопеи испытывали тревожные чувства. На плантациях второго хлеба сложилась критическая ситуация. Сильная засуха охватила огромную территорию, которая начиналась от Алари и Заларей и заканчивалась Эхирит-Булагатским районом. Самые известные товаропроизводители брали с каждого гектара в два-три раза меньше клубней, чем обычно. Однако оказавшиеся в эпицентре засухи ОАО «Барки», элитхоз ЗАО «Иркутские семена», ООО «АгроСмоленское», фермерское хозяйство Скорняковых и некоторые другие получили по 170–200 центнеров с гектара. Можно представить, каких урожаев добились бы наши лидеры при более благоприятных погодных условиях.

Плохая погода – не единственная проблема для крестьян. «Среди основных факторов, сдерживающих рост урожайности и производства картофеля, – недостаточный объём качественного семенного материала для эффективного сортообновления», – утверждают ведущие учёные Всероссийского НИИ картофельного хозяйства. В России же с хорошими сортами напряжёнка. Та же «Белоречка» ежегодно закупает у иностранцев  элиту Ред Скарлетта десятки тонн. И не только «Белоречка».

Фермерское хозяйство Скорняковых использует три сорта картофеля. Но все они нерайонированные, больше того, зарубежные, выведенные далеко за пределами Сибири. 

– Отечественная селекция картофеля, первичное семеноводство в значительной степени порушены. Наша система не выдержала конкуренции с Западом, – рассказывает глава хозяйства Владимир Скорняков. – Весьма показательно, что в 1990-е годы везли из-за границы очень качественный посадочный материал. Если в документах написано «элита», то мы её и получали. Сейчас в сопроводительных документах утверждается, что данный товар является семенами высших репродукций, однако не столь высокий урожай, проблемы с сохранностью, неудовлетворительные качественные показатели свидетельствуют: ты приобрёл отнюдь не элиту. Не знаю, на каком этапе происходит фальсификация семян или их подмена. То ли на начальном – где-то за границей нам сбрасывают некондиционный товар, то ли посредники вносят свою лепту. Тем не менее мы вынуждены ориентироваться на зарубежные сорта. 

В 1990-е производители и авторы сортов картофеля, не имея государственной поддержки, разорились. Были закрыты многие институты и хозяйства. Например, приказала долго жить Тулунская селекционная станция, на её месте создали отдел Иркутского НИИ сельского хозяйства. Самое интересное заключается в том, что в начале 1920-х годов прошлого века эта организация, будучи в статусе опытной, уже делала первые шаги в сторону селекции. Подлинный организатор предприятия Писарев создал первый настоящий сорт картофеля Сибири, использовав в том числе и образцы местной культуры. В дальнейшем у тулунчан было немало успехов в создании продуктивных сортов второго хлеба. Сегодня этого направления здесь нет.

Ироничная фраза перестроечных времён «Заграница нас накормит» реализуется и сейчас. Но на каких условиях? Возьмём для начала Иркутскую область, её крупнейших товаропроизводителей в сфере второго хлеба: СХ ОАО «Белореченское», элитхоз ЗАО «Иркутские семена», ЗАО «Железнодорожник», «Савватеевское», «Барки» и некоторых других. Какой сорт доминирует у них? Прежде всего Ред Скарлетт. Он создан в Голландии. Прижилась на полях элитхоза немецкая Розара. Вообще в России в Государственный реестр внесены около 350 сортов, чуть более половины из них приходится на отечественную селекцию. Среди остальных лидируют «голландцы». Казалось бы, бог с ним, откуда сорт родом и кто его создал. Пользуйся им, пока селекционеры не вывели свои высокоурожайные. Но не всё так просто. 

Во-первых, цены на чужие сорта сильно кусаются. И во-вторых, не все зарубежные сорта у нас районированы.

– А это палка о двух концах, – считает руководитель областной службы по сортоиспытанию Геннадий Крутиков. – Сегодня можно крупно выиграть, а завтра – сильно пролететь. Что касается Ред Скарлетт, то было бы интересно изучить этот сорт, но не дают хозяева семена на сортоиспытание. Наверное, опасаются, что, оценив по достоинству, районируем, а это позволит самим заняться первичным семеноводством. Иностранцам намного выгоднее продавать нам посадочный материал высшей репродукции, то есть элиту.

Специалисты сетуют и по поводу того, что на Западе ориентируются на создание не сортов, а гибридов. Но гибриды показывают свои замечательные свойства на начальном этапе, продуктивность же третьей репродукции резко падает. 

Читатель вправе спросить: да неужели Россия так обессилела, что не может для своих условий создать соответствующие сорта? 

– Конечно, может, – говорит Геннадий Крутиков. – К примеру, наши учёные, специалисты Иркутской сельхозакадемии, создали прекрасный сорт Сарма. По мнению его творцов, он является даже нематодоустойчивым. А это очень важно.

Поясню: нематода золотистая – опаснейший вредитель плантаций второго хлеба. Он появился в Приангарье с завозными семенами. Между тем эксперты предупреждают: современные болезни и вредители способны свести на нет огромный труд картофелеводов. Поэтому селекционеры ориентируются не только на повышение количественных и качественных показателей, но и на решение имуннологических проблем.

– Хорошо себя показывает сорт Пушкинец (ленинградская селекция), – продолжает Крутиков. – Очень прилично выглядит отечественный сорт Снегирь. К сожалению, для размножения был завезён больной посадочный материал, и потому сразу же к нему сложилось предвзятое отношение. До сих пор культивируется Полёт иркутской селекции. Мы собирались было снимать его с районирования, но севера, Якутия резко запротестовали, заявляя, что мы таким образом оставим их без картофеля. Новосибирцы вывели хороший сорт – Лина. Он привлекает и доброй урожайностью, и вкусовыми качествами.

Любопытно, что в ОАО «Барки», которое расположено в Хомутовской зоне Иркутского района, на 105 гектарах возделывались четыре сорта. Свыше 200 центнеров дала Сарма. И это несмотря на то, что использовались семена второй репродукции. Такой же высокий урожай дала Ред Скарлетт, высевали элиту. 

Одна из самых болевых точек – активизация работы по созданию новых, адаптированных к сибирским условиям, сортов

Какие выводы напрашиваются даже при беглом знакомстве с «сортовой проблемой»? Бросается в глаза контрастная урожайность. Если на сортоучастках западных и северных районов Иркутской области урожайность картофеля составила 250–280 центнеров, то в южной и центральной зонах – 150–160. Общеизвестно, что на сортоучастках получают обычно на 20–25% больше продукции, чем в обычных хозяйствах. Но этот контраст сам за себя говорит о влиянии погодного фактора. Вместе с тем, используя даже не районированные сорта, наши крупные товаропроизводители в экстремальных условиях получили с гектара по 170–200 центнеров клубней. Причина успеха не в том, что они отклонились «от линии партии». Всех их спасло использование семян высших репродукций – элиты. И это невольно обязывает серьёзно задуматься о развитии семеноводства в Иркутской области, о возрождении первичного семеноводства. 

К сожалению, многие в структурах власти считают: нет ничего проще картошки. Бросил клубень в землю и жди, когда он даст себе подобных. Это взгляд из XIX века. И поскольку таких взглядов придерживаются многие, то отсюда и отношение к отрасли. Не случайно мы так слабо продвинулись с урожайностью за многие годы. А ведь в этой отрасли произошла настоящая революция. Развитые страны перешли от конструирования сортов к созданию гибридов высочайшей продуктивности. 

Однако революционные перемены вызвали не только взрыв урожайности. Появилась масса врагов у картошки в виде вредителей и болезней, и земледелец подчас не знает, как бороться с иными из них. Вот и на плантации Приангарья наступают золотистая нематода, бурая гниль (тоже болезнь из числа карантинных), ряд других заболеваний фитофторного характера. Мы не знаем ещё, как обернётся массовый завоз относительно дешёвого (для перекупщиков и перевозчиков) картофеля из западных областей Сибири. Ведь и там не самая благоприятная фитосанитарная обстановка. Есть опасность, что дефицит посадочного материала приведёт к массовой транспортировке его из других регионов весной, а вместе с семенами и различной заразы. Трудно исключить дальнейшее усложнение проблемы производства качественного посевного материала, вызванное отказом финансировать работу ЗАО «Иркутские семена» по производству безвирусных семян. Ну и одна из самых болевых точек – активизация работы по созданию новых, адаптированных к нашим условиям сортов. Предыдущие поколения сибиряков были не глупее нас, когда всячески поддерживали работу селекционеров-картофелеводов Тулунской селекционной станции. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector