издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нервный разговор

Обеденное время в четверг – не самое прибыльное для торговли. Но именно тогда у ларьков и точек рынка, известного в Иркутске как «Шанхайка», царило оживление. Рынок, вот уже несколько дней сотрясаемый слухами о закрытии, ждал «приезда главного», его уверений, что торговцам ширпотребом ничего не грозит. Мэр Иркутска Виктор Кондрашов действительно приехал и оказался в плотном кольце журналистов и продавцов, но в очередной раз объявил, что договориться с собственниками земли, где расположилась нелегальная торговля, по-хорошему уже пытались. Правда, как планируется действовать теперь, понятно не до конца, ведь механизмов воздействия на дельцов у городской администрации крайне мало.

Не китайский «Шанхай»

Расположившийся в центре Иркутска «шанхайский» рынок у большинства горожан ассоциируется с приезжими из Китая и разрухой 1990-х: тогдашние развалы снабжали обнищавшее население одеждой, обувью и другими товарами, привезёнными из Поднебесной. Но времена меняются, сегодня место развалов привычного «шанхайского» рынка занял относительно благополучный торговый центр «Шанхай-Сити». Однако вырасти за это время успела и территория торговли: развалы оккупировали все близлежащие участки. Сменился и этнический состав продавцов – китайцев на «шанхайке» по-прежнему встретить можно, но численное большинство они уже проиграли приезжим из южных республик бывшего Советского Союза. Центром всего этого стал треугольник Байкальской, Софьи Перовской и Подгорной. Его обитателям и объявила войну городская администрация.

– Вот что нам делать? – со слезой в голосе обращается к сотрудникам мэрии одна из продавщиц рынка вполне славянской внешности. – У нас кредиты. Как жить, к кому нам обращаться?

Линии на стенах – признак павильонов, занявших муниципальную землю

– Вы обращаетесь к тому, с кем у вас заключён договор аренды. Если с городской администрацией, то к мэрии, – вступают с ней в диалог чиновники.

– Вот вы говорите нелегалы, – хватаясь за последнюю соломинку, всплес­нула руками предпринимательница. – Зайдите в «Шанхай-Сити» – там столько нелегалов, столько всего.

– Миграционная служба отработала и «шанхайский» молл, и рынок «Русиновский», и «Центральный перекрёс­ток», и «Дельту», и «Сан-вояж» – нарушений везде масса, – отвечают её собеседники, защищая свою беспристрастность в отношении торговцев.

Отличие условного треугольника от других торговых точек в том, что там предпринимательская деятельность ведётся незаконно. Участок на пересечении Байкальской и Софьи Перовской был выдан частным лицам под строительство жилых объектов. Однако вместо них появился самопальный рынок с сетью ларьков, отгороженный стеной магазинов и заборами. Теперь на воротах нелегального рынка висит замок, а узкий проход между торговыми рядами пустует. Предприниматели утверждают, что торговлю запретили власти, а в администрации говорят, что к закрытию не имеют никакого отношения.

«Они [собственники участков] закрыли рынок сами с прошлого вторника, как начались проверки, потому что боятся контролирующих органов. Понятно, что как только его двери откроются, тут же всплывёт масса нарушений, – говорят представители администрации. – Зайти на частную территорию мы не можем и закрыть рынок тоже. Если вошли в открытые двери с проверками – установили нарушения, тогда есть возможность как-то повлиять. А если нет, то всё делается только через согласованные с прокуратурой действия по судебному решению». То, что участок используется не по назначению, как объясняют наши собеседники, не может стать причиной ликвидации торговых рядов: «Мы можем применить лишь штрафные санк­ции, и суммы будут не такие уж и большие».

Вот так выглядит изнанка рынка на Софьи Перовской

В прошлую пятницу торговлю попытались возобновить. Проверка пожарной инспекции окончилась выдачей предписаний двум торговым точкам. Теперь им грозит штраф до 1,5 млн рублей. Это быстро отбило у торговцев желание рисковать – двери рынка вновь закрылись. Надолго ли, непонятно. 

Каста прикосновенных

Механизмов воздействия на незаконную торговлю на частной территории у мэрии нет, зато способ остановить её разрастание имеется. Уже сейчас по стенам некоторых павильонов на Софьи Перовской тянется нарисованная синяя линия. Это показатель того, что данные торговые точки будут демонтировать, поскольку они выходят за пределы частного участка и полностью или частично стоят на муниципальной земле.

Новость о приезде мэра распространилась моментально. В считанные минуты тротуары и часть дороги на Софьи Перовской заполнились. Кто-то из пришедших хотел задать вопрос, кто-то – послушать и понять, что делать дальше, кто-то пришёл оказать моральную поддержку, снимая разговор мэра с торговцами на смартфон в чехле с изображением флага Кыргызстана.

– Что собрались, уважаемые предприниматели? – поздоровавшись, спросил мэр. – Вы можете открываться и работать, но проверять вас будут в соответствии с правилами. Вы же говорите: «Кондрашов, тебя избрали, работай по правилам!». От 90% населения жалобы. Что делать – терпеть что ли?

– Директоров надо штрафовать по 500 тысяч, – отозвалась одна из женщин.

– Что мы и делаем, – ответил иркутский градоначальник. – Меры-то не к предпринимателям-арендаторам, а к владельцам помещений, – продолжил он под одобрительное согласие собравшихся. – Налоги не платят…

 – Мы платим, – тут же напряглась общественность. – Как предприниматели, а вы ругаете.

Такие объявления остались на павильонах,
которые администрация планирует демонтировать

– Все попали в ситуацию в качестве заложников, – примирительно согласился иркутский градоначальник. – Вы все знаете, что с 1 января открытые рынки запрещены. У всех договорные отношения с теми, кто владеет участком. Есть те, у кого земля в собственности? 

 – Вот, пожалуйста, – начала перечислять женщина – собственница участка под рынком. – Земельный учас­ток переведён в ответственное пользование. Есть изменение из нецелевого использования в целевое…

– У вас написано «административно-торговое здание в 1340 кв. м». Вы его построили? – теряя терпение, задал вопрос мэр.

– У меня есть ещё статус торгового центра, нам выдали в 2010 году в потребительском комитете, – попыталась защититься собственница.

– Покажите, что за документ вам выдали? Они отменены уже.

Многих предпринимателей волновал вопрос, ждать ли им оперативников на территории рынка

– Отменены, но вы же нас не закрыли! – таков был последний аргумент предпринимательницы.

– Так мы вас и сейчас не закрываем, – парировал Кондрашов. – Вам четыре года назад выданы документы: должны были построить здание. Постройте, – безапелляционно заявил мэр.

– Всё не так быстро. Сейчас делается проектная документация, но я же не могу людей распустить.

– А теперь вспомните, что было у меня на совещании два года назад?

– Вы сказали перевести земли. Вот это всё, что я смогла сделать за два года.

– Мы поднимем протоколы, – по­обещал мэр и напомнил: – Тогда я сказал: «Не хотите по-хорошему, пускай вас проверяют в соответствии с федеральным законодательством». С первого января открытые рынки запрещены. Что вы делаете? Продолжаете работать. Те, кто хотел, перестраиваются.

– Или те, кто ближе к вам по власти, – заявил новый участник встречи.

 – Не надо кричать. У вас много земли? – спросил мэр.

Торговля на открытом рынке прекратилась,
но людей меньше не стало

– Вот дом стоит. Памятник.

– Какой памятник? Вы что с ним сделали, с памятником? – не сразу рассмотрев ветхий дом, обклеенный плакатами, спросил мэр.

– Я сделал проект реставрации, только за него заплатил 500 тысяч. У нас за проекты высоток меньше платят – я миллиардер что ли? Где простым людям деньги брать? – начал ответную пикировку мужчина.

– Хочу сказать вам, что простых людей здесь давно не осталось. Доход рынка превышает размер годового городского бюджета. Вы меня понимаете или нет? И вы один из них! – заключил Виктор Кондрашов.

Памятникам здесь не место

Вот так выглядит изнанка рынка на Софьи Перовской

В контексте беседы иркутского мэра с владельцем архитектурного памятника регионального значения ещё актуальнее становится вопрос о существовании торговых территорий внутри исторического поселения, в  границы которого входит центральная часть Иркутска. Понятно одно: с таким отношением памятникам архитектуры в центре города не место. И чьей вины в этом больше – городских властей или владельца строения – до конца не понятно.

– Знаете, в каком состоянии я купил этот дом? – спрашивает его нынешний владелец Олег Малахов. – После пожара. Почему-то вы, когда он был в государственной собственности, никаких мер не принимали – пускай стоит гниёт. А я его купил и восстанавливаю. 

Справедливости ради нужно отметить, что на первый взгляд следов горения на стенах и наличниках видно не было. Возможно, потому, что все стены архитектурного памятника регионального значения по улице Софьи­ Перовской, 8, завешаны рекламными плакатами. Что собственник будет делать со зданием после реконструкции, он объяснить не смог.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector