издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«И вижу берег очарованный…»

Валентина Просекина, режиссёр литературного театра «Слово», действующего при Доме литераторов, организатор и художественный руководитель театра «Диалог» областного Дома народного творчества, решила проанализировать чувственное состояние поэтов, пишущих о любви.

Режиссёр стала единственным «официальным лицом», объединившим авторов трёх творческих литературных организаций, работающих в Иркутске. Именно трёх: отделения Союза писателей России, Союза российских писателей и Иркутской организации Союза писателей РФ, отделившихся друг от друга в начале 1990-х годов и, несмотря на здравый смысл, так и не объединившихся в единое творчес­кое содружество. В каждом из этих союзов есть поэты, пишущие с одинаковым воодушевлением о состоянии человека, проживающего чувство любви, «без которого невозможно прожить, которое волнует и манит к себе бесконечно».

Из сорока одного стиха восемнадцати иркутских поэтов Просекина создала своеобразное драматургическое произведение с обязательными завязкой, развитием действия, кульминацией. Они легли в основу спектакля, названного «Лабиринты любви». Но почему только иркутских поэтов?

Создавая в доме литераторов театр, министерство культуры и архивов предполагало популяризацию произведений местных авторов. Надо ли говорить, что искусство теат­ра, в котором изначально заложено эмоциональное восприятие спектаклей, способно приблизить к зрителям произведения прозаиков и поэтов? И, как часто бывает, именно театр помогает зрителю стать читателем, ибо любопытство и жажда познаний у человека безграничны. Например, после спектаклей, поставленных по рассказам Валентина Распутина «Василий и Василиса» и Альберта Гурулева «А снег идёт…», круг читателей этих писателей расширился. Так и с поэзией. Посмот­рев поэтический спектакль, многие подходили к Просекиной с просьбой назвать сборники, из которых она брала стихи.

Итак, «Лабиринты любви». Именно лабиринты, потому что они могут запутать, завести в тупик, заворожить неведанными поворотами, стремлением найти верное направление и, наконец, спасительный выход. Так и в любви: человек всегда стремится к счастью, объединяющему сердца, но частенько встречается с равнодушием, недомолвками, изменами и прочими уловками, убивающими любовь. А ожидание любви?! Тоже сильное чувство, у поэтов выражающееся томлением (как правило, героинь), их «вздохами» у открытого окна в ночное полнолуние. Одним словом, любовь бывает счастливой или несчастной, манящей или закрывающей сердце на замок, ключ от которого навсегда потерян.

Стихи Елены Жилкиной стали эпиграфом спектакля:

… Из-под колёс рванутся ветры,

Теперь зови иль не зови,

За самым первым километром 

Предстанет станция любви.

А далее из стихов Ростислава Филиппова, Анатолия Кобенкова, Вадима Богатырёва, Анатолия Змиевского, Татьяны Суровцевой, Любови Сухаревской, Надежды Ярыгиной и других поэтов складываются истории любви. Начинаются они с рубцов, оставленных на сердцах неразделёнными чувствами. С одиночества, ощущение которого остаётся всё от той же неразделённой любви.

В поэтической композиции встречались строки мужчин-поэтов, осуж­дающих женщин за фривольность в поведении и одежде. Вслушиваясь в эти стихи, вдруг начинаешь жалеть поэтов, которые пишут о недоступных, призывных, откровенных женщинах, всегда знающих, где скрыть свою манящую тайну, делающую их похожими на блоковскую «Незнакомку»:

И странной близостью 

закованный,

Смотрю за тёмную вуаль

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

В поэтическом спектакле уместны интермедии, которые Просекина ввела в его действие. Необходимы они для смены ритмов и образов любви, преображающихся с ходом неумолимого времени. Или наваждения, привидевшиеся дремлющей женщине, молодость которой осталась далеко позади. Режиссёр в этой сцене вводит темп рэпа – стихов со свойственной им откровенной иронией. Но и в этом случае милосердие побеждает жестокосердие: на прощание молодые оболтусы (актёры-чтецы) желают женщине счастья.

В стихах, использованных в спектакле, как часто бывает в поэзии, множество метафорических строк, например: «Дом над речкою пошёл под откос», «Ты приехал слишком поздно…», «Не любить тебе меня, ты не тот и я не та», «Неужто правит мирозданием закон взаимных опозданий», «Вгубь снегопада лететь до земли» и так далее. Строки, в которых заключены начало и конец чувств, оказавшихся на обочине подлинных интересов человека, или тех, которые обжигают, принуждают гореть так сильно, что испепеляют серд­ца, заставляют замереть душу.

К финалу в спектакле стихи звучат гимном любви, в котором «без тебя меня нет» – сердца соединяются на всю жизнь, становятся единой судьбой, стремящейся к бесконечной гармонии всепоглощающих чувств. Это и есть «Лабиринты любви», блуждая по которым, выход обязательно находишь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector