издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Песня в два голоса

На концертах их можно часто увидеть вместе, этот великолепный дуэт заслуженных артистов РФ Степана Догадина и Евгения Солонинкина. Служат они в академическом драматическом театре имени Н.П. Охлопкова, занимая в труппе ведущее положение. Оба петь начали с детства: Солонинкин был солистом и участником ансамбля школьных вечеров, а Догадин больше славился чтецкими программами, удивляя учителей знанием большого количества стихов.

В театральном училище, как и все студенты, они занимались вокалом, и каждый на своём выпускном экзамене пел арию мистера Икса из оперетты Имре Кальмана «Принцесса цирка». Эта выучка пригодилась и в театре, в работе над спектаклем «Love story», где актёры впервые запели с микрофонами, как и положено певцам музыкального спектакля. Увы, других музыкальных постановок почти не было и актёры начали подзабывать, что умеют хорошо петь.

Степан Догадин, как он сам говорит, героем репертуарных постановок никогда не был. Но актёр имел в виду роли героев-любовников, таких, например, как Ромео. В спектакле «Ромео и Джульетта» конца 1990-х годов он воплотил образ Меркуцио – самого романтичного, философски настроенного героя трагедии. Не было ни одного спектакля по Чехову из поставленных в театре в разные годы, где он не был занят. В двух «Вишнёвых садах», (последний называется «Сны Ермолая Лопахина») Догадин исполнял роль Лопахина. В знаменитом спектакле «Последний срок» по Распутину, с которым театр побывал на нескольких всероссийских фестивалях, неоднократно гастролировал в Москве, в МХТ имени Чехова, ездил на гастроли в Германию, Догадин в роли Михаила покоряет зрительские сердца добросердечием своего героя. Одним словом, сегодня Степан Догадин незаменим в ролях героев, которые не столько тяготеют к любовным приключениям, сколько проявляются в общечеловеческих, ярких по душевной открытости поступках.

Евгений Солонинкин героем-любовником был на сцене Фрунзенского драматического театра. Когда вернулся в Иркутск, город, в котором учился актёрскому мастерству, и поступил в труппу академического драматического театра, он проявился характерностью своих ролей. В спектаклях Солонинкин бывает не только смешным, но и трогательным, по-настоящему драматичным и неизменно обаятельным. Его образы сотканы из различных душевных качеств человека, которого в драматургии принято называть простым, чудаковатым, но очень важным для развития действия. 

В середине 1990-х годов, когда по причине отсутствия техники невозможно было записать фонограмму, на вечеринках актёры любили петь под гитару, уже тогда понимая, что голоса их могут сливаться мелодично и красиво по тембральному созвучию. Солонинкин и Догадин не гнались за модными течениями 1990-х, им и в голову не приходило петь шансон вроде «Мурки» или «Владимирского централа», звучащий по радио, с экранов телевизоров, почти из каждой машины, проносящейся по улицам с отголосками звуков блатной романтики.

Актёры пели под гитару запомнившиеся с детства песни 1970-х годов, в словах которых была настоящая поэзия, обрамлённая удивительно музыкальным сопровождением. Но время гитар, сопровождающих пение под сурдинку исключительно для себя или друзей, стремительно проходило, появилась возможность делать фонограммы-минусовки (когда остаётся музыка, а голос зачищается). Подобное исполнение становится более профессиональным, эмоционально окрашенным в звучании.

Впервые дуэтом актёры спели на юбилее заслуженного артиста РФ Александра Крюкова. Почти полным составом театр выехал в музей «Тальцы», где у кафе под открытым небом были накрыты столы, шли шутливые и искренние поздравления, среди которых вдруг зазвучало «Как молоды мы были, как искренне любили…». Пение Догадина и Солонинкина тогда удивило всех: знали, что поют, но чтобы так! 

С той поры минуло десять лет, и дуэт в эти дни празднует юбилей. 

С успехом третий год он исполняет в Доме актёра полуторачасовой концерт, ещё полчаса актёры поют на бис, общаются с аудиторией. Вопросы у слушателей возникают постоянно: о работе в театре, подборе репертуара, о дружбе Догадина и Солонинкина, сумевших так потрясающе спеться.

Оба исполнителя не претендуют на звание певцов, манера пения у них другая – актёрская. Они подбирают номера, в которых есть драматургия – основа игры, знакомая им по работе на сцене. И поют не голосами, которые у них есть, поют душой, наполняя исполнение драматизмом, юмором или романтикой чувств, заложенных в том или ином произведении. Например, в «Журавлях», которых пел в своё время драматический актёр Марк Бернес, Степан Догадин и Евгений Солонинкин придерживаются его манеры исполнения, но звучат «Журавли» современно, с ностальгией о чистом и незамутнённом прошедшем времени.

Или «Конь» группы «Любэ». Актёры тихо, задушевно, с мелодичным разливом поют о бескрайнем поле, где рождается заря, виднеются огоньки деревень, о широте и приволье России, в которую они влюблены и которая для них была и остаётся Родиной. В День Победы и в другие памятные для страны даты Догадин и Солонинкин исполняют песни времён Великой Отечественной войны и непременно «…Пусть солдаты немного поспят». И слёзы наворачиваются на глаза, когда слушаешь их «Соловьёв» и представляется ночь перед боем, в котором уснёт вечным сном не один боец.

Во время исполнения, если актёры чувствуют, что не хватает голосов, они могут перейти на речитатив, главное – донести до слушателей содержание песни, глубину и музыкальность её поэзии. Они понимают, что их исполнение часто вызывает ассоциации и, если наворачиваются слёзы, это не только потому, что поют хорошо, это значит, что достучались они до людских сердец, пробудили сопереживание той или иной песенной истории.

На конкурсе «Поют драматические актёры» Степан Догадин пел песню Сергея Трофимова «Мой отец сошёл с ума», и в этом тихом исполнении представлялись 1990-е годы многострадальной России, когда многие из мужчин не знали, чем заняться, как укротить могучую силу, которую некуда стало деть. Вот и запил отец, многие ушли в запой, чтобы не видеть срама и греха, творящихся в перестроечно-разрушительное время. Догадин пел о своём, и каждый слушающий его представлял свои истории, свои драмы и трагедии, не обошедшие стороной многие семьи россиян.

Вдвоём актёры начали петь в 2004 году. Тогда же они обратились к художественному руководителю театра Геннадию Шапошникову с предложением поставить певческий спектакль – поющих актёров чуть ли не половина труппы. Но сразу этот спектакль не возник, «Рождественские вечера» с поющими актёрами и актрисами начались в театре где-то в 2008 году и с той поры стали неизменной приметой репертуарной афиши новогодних праздников. На этих спектаклях-концертах постоянные зрители и постоянные аншлаги, здесь можно и подпеть исполнителям, и почувствовать праздник так, как никакое застолье не позволит это сделать.

Степан Догадин и Евгений Солонинкин в своём исполнительском мастерстве не стоят на месте. Они репетируют новую программу, которая будет посвящена классическому и городскому романсу. Премьера состоится в Доме актёра 18 июня. Но на этом работа не заканчивается, актёры заняты в спектаклях основного репертуара театра, репетируют в новых. Каждый прожитый ими день наполнен творчеством, самоотдачей, теми порывами чувств, которые вызывают у зрителей сопереживание и благодарность за мастерство и талант исполнителей, умеющих не только хорошо играть на сцене, но и проникновенно петь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector