издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сентиментальная ловушка режиссёра

Критические размышления после спектакля «Комната невесты»

  • Автор: Мария ДОНСКАЯ, театральный критик

30 мая в Иркутском драмтеатре имени Охлопкова прошла премьера по пьесе Валентина Красногорова «Комната невесты» в постановке режиссёра Геннадия Гущина. «Драматическая комедия для актрис всех возрастов» – так определил автор жанровую суть пьесы. Она очень проста: главной темой является любовь или её отсутствие в жизни героинь, а раскрывается она в довольно банальных женских разговорах и узнаваемых семейных конфликтах. Однако эта пьеса появилась в репертуаре театра и к месту, и ко времени.

С одной стороны, пьеса помогает задействовать в спектакле практически весь женский состав труппы. Ведь стандартно в пьесах две-три, ну четыре женские роли. Это же произведение состоит только из женских ролей – в пьесе их 16! В действительности на сцене оказывается более 20 актрис. С другой стороны, произведение затрагивает актуальную на сегодняшний день проблематику: хроническое отсутствие взаимопонимания между мужчинами и женщинами, неумение слушать и слышать друг друга, неумение уступать, терпеть, доверять и, наверное, неумение любить. А как следствие всего перечисленного – многочисленные разводы. Данная тема и обсуждается женщинами на протяжении всего действия. Но хотя авторы пьесы и спектакля мужчины, произведение выходит опять же очень по-женски: оно слёзное, сентиментальное и местами даже пафосное, так что у многих скептиков это непременно вызовет нервную ухмылку, цыканье и усталый вздох. Но любителям мелодраматических историй этот спектакль придётся по вкусу. Они и от души посмеются, и от души растрогаются. Но, даже если кто-то не любит задушевных женских разговоров, всё-таки стоит посмотреть этот спектакль ради россыпи замечательных женских образов. 

Два замечательных образа и яркий сценический дуэт получились у мам жениха и невесты – Марины Елиной и Виктории Инадворской. Хваткая, деловитая повариха и строгая учительница непримиримо демонстрируют презрительное отношение к образу жизни друг друга и вместе с тем невольно превращают все семейные склоки в комедийные миниатюры. Уморительно выглядит сцена скандала между двумя мамашами, где на фоне ругани они передают друг другу успокоительные таблетки и воду. Смешит и просто яркая контрастность этих женщин: различие внешнего вида, манер, разговора, поведения. Образы созданы точно, тонко, правдиво, искусно и колоритно. 

Милена Антипина, томящаяся в ожидании жениха красавица, сначала сверкает неподдельным счастьем, и колокольчиковый смех её разносится повсюду. Но ожидание затягивается, и девушка всё больше и больше погружается в туман своих мыслей и переживаний. Ей выпала нелёгкая задача: удерживать интригу при отсутствии интриги как таковой. Пришлось играть в неразвивающемся, длящемся сюжете. Жених не приходит – вот и всё сюжетное событие пьесы, которое ждёт своего разрешения. То есть событием становится отсутствие события. И всё внимание переходит на невесту. Потому что главное событие, а оно всё-таки есть, внесюжетное и происходит в Надиной душе. Множество оттенков чувств попеременно заполняет сердце героини. И отыграть это душевное смятение чрезвычайно непросто. Героине чуть-чуть не хватило эмоциональной палитры, чтобы разнообразить тончайшие переживания и точно их выразить. Наверное, поэтому так неотчётливо прочитывается Надино отношение к Валентину, хотя, может быть, это и специально так задумано, чтобы заинтриговать зрителя. Даже в сцене объяснения с его матерью Милена Антипина всё же играет больше самоотречение в пользу Валентина, нежели конкретное отсутствие любви. Это выглядит немного странно, с нотками нерешительности и сомнения. В действительности всё проясняется только в финальном монологе, где её сдержанная эмоциональность вдруг прорывается с надрывом и болью в крик и истерику, словно она и самой себе доказывает правильность принимаемого решения. 

Замечательный образ создан Евгенией Гайдуковой, которая играла роль сестры невесты, разочаровавшейся в браке, мужчинах, любви. Её Вера до краёв наполнена цинизмом, здравым расчётом, неудавшимся опытом замужеств, а ещё – горечью обид и разочарований. Привлекательная, сильная, успешная, ироничная, самодостаточная женщина, она одинока и несчастна. Этот несправедливый жизненный диссонанс толкает Аллу к попыткам расстроить свадьбу сестры. Любовь для неё не причина для брака, скорее опасное недоразумение. Это она и пытается втолковать своей сестре. Но сестра слепа и глуха к любым увещеваниям, она во власти юношеских надежд и любовного опьянения. 

Сторонним наблюдателем всей этой предсвадебной кутерьмы становиться уставшая добрая фея в лице регистраторши Зинаиды Зиновь­евны. Её роль мастерски исполнила актриса Елена Мазуренко. Хозяйка дворца счастья сама то и дело хватается за телефон и с тревогой звонит своему суженому. По всему видно, что беспокойно и некрепко и её семейное счастье. Очень трогательно и комично звучит монолог Елены Мазуренко: «Почему мне не восемнадцать?» В нём тоска о пролетевшей мимо молодости, сожаление об уходящей красоте, о невозвратности лет и вместе с тем воодушевляющая оптимистическая самоирония. Мимо Зинаиды Зиновьевны каждодневно проносятся десятки свадеб, но она не утрачивает душевную способность сопереживать и с тревогой, по-матерински следит за Надиным ожиданием.

Не менее удачны и другие женские образы: застенчивый научный сотрудник, жаждущий настоящих отношений, Анастасии Шинкаренко, самоутверждающийся нахальный подросток Анастасии Карамышевой, неповторимые смешливые гостьи в исполнении Эммы Алексеевой и Татьяны Двинской, трогательная миролюбивая бабушка Татьяны Кулаковой, своевольная и виноватая подружка невесты Эллы Филипповой.

16 героинь замечательно справились с воплощением своих образов. Наверное, этому способствовала тематика – женская, современная, близкая. Но нужно отдать долж­ное тому, что такое редкое стопроцентное попадание при создании образов у артистов произошло и благодаря удачному распределению ролей режиссёром.

Прекрасной выдумкой и дополнением к пьесе стал красочный каскад свадеб. Жениха и невесту различных национальностей играют одни и те же артисты: Иван Гущин и Анна Дружинина. На фоне массовых свадебных сцен Иван Гущин выделялся ярким темпераментом, мощной энергетикой, страстностью исполнения и личностной индивидуальностью. Невеста Анны Дружининой тоже светилась яркой звёздочкой: живая, тонкая, лёгкая, гибкая, грациозная и обаятельная. Только студенты ввиду своей не­опытности отставали от общего актёрского ансамбля в мастерстве. Смех, крики, сцены свадебной кутерьмы и фотографирований были несколько неестественными и наигранными. Зато качественно были исполнены танцы в постановке Юлии Москвитиной. На сцене залихватски пронёсся безумствующий парад свадеб с танцевальными элементами, характерными для людей разных национальностей: украинцев, узбеков, цыган, грузин, русских. Эти танцевальные номера, излучающие энергетику молодости, оживили сцены спектакля и создали атмосферу безудержного счастливого праздника. 

Удачно сплетается с замыслом режиссёра и сценографическое решение Игоря Капитанова. Так, на сцене вместо тривиального Дворца бракосочетания возникает сказочный дворец с башенками. Воздушный каркас дворца, золочёные ворота с изогнутыми завитушками, белая карета, украшенная цветами, – это свое­образный образ воплотившейся мечты Золушки. Однако эти декорации похожи не только на невесомую фантазию Золушки, они ещё напоминают и красивую клетку для птицы. Образная двойственность декораций соединяется с двойственностью царящих на сцене настроений. Это театрализованный дворец, место, где рождается счастье для одних, а для других счастье запирают в клетку. В театрализации церемонии тоже есть двойственный игровой смысл. Многие пары, вступая в брак, словно примеряют на себя роль мужа или жены, но через какое-то время взаимные образы искривляются, надоедают, и от них торопливо избавляются, отрекаясь от роли. Главная героиня среди всей театральной мишуры, напротив, пытается подчеркнуть важность и значимость своего шага, своего выбора будущей роли жены. 

Изумительной простотой и функциональностью обладают костюмы, выполненные художником по костюмам Оксаной Готовской. Они подчёркивают и «досоздают» образы. А также они дополнены интерес­ными комичными деталями, особенно мило смотрятся вычурные шапочки и парики для гостей. 

Итак, наверняка большинство сидящих в зале зрителей попадут всё-таки в сентиментальную ловушку режиссёра: проникнутся женскими историями и посмеются над комедийными ситуациями. Также зрители будут узнавать свои семейные ситуации в семейных драмах героинь из комнаты невесты. Но этот момент узнавания получится, к сожалению, не радостным, а скорее грустным и горьким. Потому что счастливых героинь, к несчастью, в доме счастья не окажется. Но, может быть, будут скептические счастливцы в зрительном зале, которые станут недоумевать над проблемами героинь и которым вся эта предсвадебная заварушка покажется надуманным бредом. Побольше бы таких зрителей!

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector