издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Не было желания тратить время на ремонт»

Сергей Ерощенко не любит подолгу находиться в своём рабочем кабинете. Говорит, что предпочитает оценивать ситуацию и принимать решения на месте. Став хозяином кабинета на третьем этаже в здании по Ленина, 1, он мало что в нём изменил. «Потратили часик на перестановку и сразу начали работать», – говорит он.

«Ковер – в спортзале»

Сейчас, по словам Сергея Ерощенко, кабинет выглядит так, как задумывался и обставлялся ещё при губернаторе Борисе Говорине десять лет назад. 

– Когда я зашёл в этот кабинет, рабочее место было организовано так, как сделали кабинет Борису Александровичу Говорину, – рассказывает он, перевоплотившись по нашей просьбе на некоторое время в гида. – С тех времён переставлялись шкафы и всё остальное. Ремонт и эту мебель делали югославы. Так что, как видите, ничего не поменял. Потратили часик на перестановку и сразу начали работать. Я говорю это не для рисовки, у меня желания не было тратить время на ремонт и ещё что-то подобное.

По нынешним меркам обстановка губернаторского кабинета выглядит достаточно аскетичной. Пара книжных шкафов, рабочий стол с приставленными для посетителей стульями. На стенах три карты – Иркутской области, Иркутского района, России. Поверх одной из них сейчас развёрнут экран для проектора. В центре – круглый стол, за который чаще всего приглашаются посетители. 

– Как книги попадают в ваши шкафы?

– Сам сюда я принёс ну разве что пару книг. Например, «Шантарам» просто давал одному человеку почитать. Если не читала – рекомендую.  Остальное – подарки. Вот Валентин Григорьевич (губернатор особо выделяет специальное шикарно иллюстрированное Сергеем Элояном издание Распутина. – Авт.). Есть среди авторов и представители иркутского журналистского цеха –  Александр Гимельштейн, Станислав Гольдфарб. Я рад, что каждый из моих друзей, написав что-то, спешит подарить мне. Могу честно сознаться, не всё читал. Последнее время читаю в самолётах (спать в полёте не могу), и то если с бумагами не надо работать. Газеты читаю только целевым образом. Очень интересуюсь событиями на Украине, московской повесткой. А вот этим не воспользовался ни разу, – Сергей Ерощенко указывает на репринтное издание энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. – Похоже, он больше для интерьера. 

Книги попадают в этот шкаф в основном от дарителей

– У вас даже ковра нет?  Куда подчинённых вызываете для разбора полётов? 

– Ковёр у меня там, где я борьбой занимаюсь. Недавно разбирал личные фотографии и, может, не утащил… – подхватив шутливый тон, жестом приглашает нас к рабочему столу (губернатор показывает фото из спортзала). – Вот там мы боремся. Узнаёшь лица? (В спаринг-партнёрах нашего собеседника его помощники.) И так лет  двадцать с ними, ещё со времён создания «Истлэнда». Смешанные единоборства. Так что ковёр – в спортзале. А здесь нужно подвести человека к решению. И делать незаметно, как в айкидо.

 «Идея не моя. Но мне она нравится»

– Существует ещё и загородная резиденция губернатора. Вы относитесь к ней как собственному рабочему месту?

– Был там трижды за два года. Один раз туда просто поехал, чтобы оценить её состояние. Загородную резиденцию я не мыслю в качестве своего рабочего места: для меня важна оптимальная возможность для передвижения. Я езжу с сопровождением. Почему? Если по Иркутску начну передвигаться с установившейся скоростью, то в день буду тратить на дорогу два часа минимум. Тогда спать не буду. Мне больше не из чего компенсировать это время. А жить и работать надо в оптимальном варианте.

Сейчас резиденция используется для проведения совещаний. К тому же, когда к нам приезжают гости, они останавливаются там.

– Как вы относитесь к идее переноса резиденции губернатора из Серого дома в Белый дом, где проживали иркутские генерал-губернаторы с 1837 по 1917 год (нынешнее здание научной библиотеки ИГУ, которая переедет в новое помещение. – Авт.)?

– Это не моя идея. Но она мне нравится. Почему мне эта идея приглянулась? Институт губернаторства не ограничивается последними 20 годами. Ему не один век. И могущество страны создавалось в том числе губернаторами. Конечно, надо сохранять преемственность власти. И мы должны осознавать эту историческую значимость. Жители Иркутской области уникальные, талантливые и очень сложные в общении. Сложно добиться их доверия. Но если ты их не обманешь, они начинают сильно помогать. Я считаю, что статус региональной власти тоже очень важен. 

– На данный момент сохраняют свою актуальность планы по разделению должности губернатора и председателя правительства? Вы какой работе больше отдаётесь?

– Я по природе антикризисник. В данный момент моя антикризисная работа связана с «социалкой». Правительство – больше экономика. А у губернатора социально-политическая задача. Стараюсь в публичной плоскости придерживаться последней темы. Всё про садики, школы… Строителей, своих коллег, насилую. Использую именно это слово, потому что такая моя «любовь» возникает, оттого что меня плохо слышат. Ещё недавно мы были последними по строительству социальных объектов, но сейчас занимаем первое место в России по соотношению цены и качества – 54 тысячи за квадрат вместе с благо-устройством. И скорость! Никто не верил, что в Сибири за год это возможно. Кроме того, нужно было один объект построить самому. Это было принципиально. Поэтому я ездил на строительство сельской школы в Усть-Ордынский округ в село Булуса каждые десять дней, вовлёк в этот процесс журналистов. И построили же! Шаманы притащили камень, сказали, лучшего места не найдёшь. В школе повесили портреты лучших выпускников –  шести профессоров и Героя Советского Союза. Их забыли, а теперь вспомнили. И заборы поменяли, и дорогу сделали. 

Сейчас строители соревнуются не только в качестве и скорости строительства, но и в подарках школам. Они дарят автобусы, гаражи, новые коммуникации. Новые технологии приходят в деревню. В Иркутске нет таких спортивных комплексов, которые строятся на периферии. Мы в Баяндае сдали спорткомплекс, и как человек, много лет игравший в мини-футбол, говорю: нет такого паркета в Иркутске.

«…И будет движение в этом вопросе»

«Когда я зашёл в этот кабинет, рабочее место было организовано так, как сделали кабинет Борису Александровичу Говорину»

На рабочем столе Сергея Ерощенко минимум бумаг. «Поработав с бумагами, сразу же отдаю – иначе утонешь в них», – говорит он. Мы замечаем зарисованную от руки схемку на листе формата А4. Уловив наш интерес, губренатор порвал листок и отправил его в корзину. Выяснилось, что нарисованная им схема осталась после обсуждения вопроса о территории иркутского военного городка. «Мы с Шойгу переговорим, и, надеюсь, будет движение в этом вопросе», – обещает губернатор.

– Какую часть своего времени вы проводите в этом кабинете?

– Стараюсь свести его к минимуму. Сегодня, например, сходил к Людмиле Михайловне [Берлиной]. Уверен, ей в собственном кабинете вести разговор было комфортнее, и я сходил с удовольствием. При возникновении сложных ситуаций стараюсь выезжать на место мгновенно. Если это в Иркутске, в шаговой доступности, можно и пешком сходить. Конечно, бывает, становишься объектом повышенного внимания. Но это в исключительных случаях. Большинство людей у нас воспитанные, максимум попросят совместное фото. Я ведь, например, и номер сотового телефона в кризисных точках людям раздаю. 

– Часто звонят?

– Редко. Но в числе этих звонков бывают незабываемые. Я уже рассказывал как-то о бабуле из Шелехова. Обратилась к нам с проблемами, просила не для себя, говорила: «Да, я у всех губернаторов была, не переживайте, поэтому я сразу президенту написала». Она мне через некоторое время после нашей встречи звонит, говорит: хочу с вами встретиться. Спрашиваю: всё ли сделали? Говорит, сделали всё нормально, хочу отблагодарить, подарок вам купила, кофемолку. 

«Чтобы разговаривать предметно, у меня всё под рукой, но это больше не моя заслуга, а помощников», – губернатор в ответ на вопрос о макете аэропорта достаёт из шкафа проспект по реконструкции Иркутского аэропорта – предложение корейских инвесторов.  На самом деле макет уже не совсем актуальный. 

– Это старый вокзал. К нему хотели достроить новый международный аэропорт. С этого стартовали, а потом обратились к серьёзной компании, которая уже пять лет занимает первое место в мире по коммерческой составляющей, связанной с обслуживанием аэропортов.  

В итоге это переросло в интереснейший проект, который может преобразить существенную часть территории Иркутска. В районе микрорайона Солнечный появятся 

Аэросити, Байкал-смартсити. «На-деюсь, мне удастся реализовать этот проект», – говорит Ерощенко.

– То есть вы полагаете уместным оставить аэропорт в Иркутске?

– Я располагаю мнением специалистов. Но взлётно-посадочную полосу надо как минимум разворачивать. А переносить аэропорт куда-то, в ту же Ключевую, нецелесообразно. 

– На какую перспективу рассчитан этот проект?

– Процесс этот нескорый. Процедура передачи аэропорта из федеральной собственности в областную пока не завершена. Есть и другие сложности – хаотичная застройка. Мы столкнулись с проблемами при расширении Байкальского тракта. Вот Байкальская ось, вот площадка, которую приходится отвоёвывать. Мы не можем дорогу расширить, потому что натыкаемся то на один киоск, то на другой, то на участки, которые кто-то успел оформить и их надо почему-то выкупить за 30 миллионов рублей. Для нас эта работа важна, мы считаем, что город должен развиваться в эту сторону (разворачивая проспект, губернатор указывает в направлении от Солнечного к Листвянке. – Авт.). Логично туда развиваться хотя бы потому, что в этой стороне комфортнее проживать.

Макет аэропорта в кабинете главы области обращает на себя внимание любого

– Вы подобные темы дома обсуждаете?

– Нет. Мы с женой договорились: дома у нас разговоры на тему работы под запретом. Также мне не хотелось бы касаться некоторых личных тем в публичной сфере.  

Это не значит, что в кабинете Сергей Ерощенко не оставил места для личных вещей. Если быть внимательным, можно увидеть пару икон. На столе – фото дочери и старшего сына. Любительский снимок старшего брата Николая Ерощенко, ушедшего из жизни несколько лет назад. Портреты двух младенцев – старшего внука и младшего сына, которые родились с разницей в два дня. Правда, сейчас мальчишкам уже по шесть лет. Вероятно, в скором времени здесь появится снимок младшего внука, появившегося на свет месяц назад. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector