издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы должны постоянно двигаться, создавать задел»

Председатель совета директоров ОАО «Саянскхимпласт» Виктор Круглов рассказал, за счёт чего компания удерживает лидерство на рынке ПВХ

Саянскому химкомбинату на протяжении уже многих лет принадлежит лидерство на отечественном рынке поливинилхлорида (ПВХ). На долю компании приходится 40%. «Саянскхимпласт» планомерно модернизирует производство, ежегодно вводя новые узлы и агрегаты, а в этом году на 20% увеличил мощности, установленные проектировщиками. «Кризис, вероятно, перегруппирует силы», – говорит Виктор Круглов, объясняя, почему компания не откажется от программы модернизации несмотря на очевидные проблемы в экономике страны. 2014 год наш собеседник относит к безусловно удачному для саянского предприятия. О том, как оставаться конкурентоспособным, есть ли у компании амбиции экспортёра, Виктор Круглов рассказал, отвечая на вопросы издания.

– Подводя итоги года, вы можете обозначить место «Саянскхимпласта» на рынке ПВХ России? 

– На сегодняшний момент мы, несомненно, занимаем первое место, удерживая 40 процентов рынка. Мы не уступаем никому ни по объёму, ни по качеству поливинилхлорида. По качеству «Саянскхимпласт» сегодня конкурирует с лучшими марками из США и Европы. Это ещё раз признано профессиональным сообществом на прошедшей в декабре конференции «ПВХ: итоги 2014 года». 

В этом году мы достигли мощности 300 тысяч тонн ПВХ в год при проектной в 250 тысяч. Всё это сделано благодаря скрупулёзно проводимой многолетней модернизации завода. Мы долго и последовательно шли в этом направлении. В ноябре последними действиями успешно завершён этап реконструкции винилхлорида. Закончены работы по пуску установки рециклового дихлорэтана, которая нам необходима для удаления примесей. Второе: пущена установка горячей закалки реакционных газов. С её помощью существенно изменено качество сырья, которое поступает на пиролиз. Мы провели испытание этих установок с участием немецких специалистов. Сейчас подтверждаем снижение расходных норм по сырью и энергетике. Вы спросите, что это нам дает? Отвечаю: укрепление конкурентных позиций. 

За последние восемь лет наши инвестиции в реконструкцию составили 8,5 миллиардов рублей, – и это только на капитальные затраты, не считая текущих инвестпроектов. Наи­более крупным было строительство установки крекинга дихлор-этана большой мощности. Запущен комплекс по хранению и подготовке топливного газа. Мы провели техническое перевооружение производства хлора и каустика, при этом увеличили мощности до 215 тысяч тонн по каустической соде и до 190 тысяч тонн по хлору, полностью обеспечив себя производством этого сырья, и отказавшись от его закупок у сторонних поставщиков. 

Занимая лидирующее положение, завод ежедневно должен подтверждать свои позиции на рынке, поэтому очень много работает с потребителями. Это касается не только ПВХ. Качество и объёмы производимого в Саянске каустика дают возможность использовать его в разных отраслях. Мы удовлетворяем самые высокие требования к его чистоте, поскольку компания с 2006 года производит данный продукт мембранным способом. Это позволяет исключить все проблемы, связанные с присутствием ртути или каких-либо примесей, что было допустимо при использовании других способов производства. 

Квалификация наших специалистов и оборудование позволяют подстраиваться под любые требования и пожелания потребителей, с которыми мы работаем в очень тесном контакте. Порой они сами подсказывают, что надо сделать, чтобы у них шли процессы лучше. Всё это даёт нам конкурентные преимущества, работает на репутацию предприятия. 

Хочу также отметить, что наше предприятие на всех этапах производства учитывает экологические аспекты и активно внедряет самые передовые технологии в этой области. По уровню экологической безопасности производства «Саянскхимпласт» является одним из лидеров среди химических предприятий России. Это подтверждают по-настоящему независимые эксперты. Мы сегодня в уведомительном порядке получаем сообщения о том, что по результатам мониторингов оказываемся среди лучших. А реализация проекта строительства печи крекинга винилхлорида вывела нас на  новый этап развития. Мы можем называть себя энергохимической компанией. За счёт этой печи мы теперь производим полную утилизацию вторичных энергоресурсов и на 30% снизили выделение в атмосферу диоксида углерода (парникового газа). 

– Какую долю рынка вам пришлось уступить заводу в Кстове (запущенное в октябре предприятие с заявленной мощностью 330 тыс. тонн ПВХ принадлежит российско-бельгийскому ООО «РусВинил». – «ВСП»)?

– Пока рано  что-то говорить об изменениях на рынке. «РусВинил» только начинает и работает на небольших нагрузках, поэтому появление продукции завода на российском рынке (а мы работаем исключительно на российского потребителя, расположенного в основном в европейской части России), не отразилось на раскладе сил. Пока тревожных сигналов рынок не подаёт. 

– Как выглядят итоги года в цифрах?

– Итогами года я доволен: можем сказать, что «Саянскхимпласт» достиг значительных успехов в этом году, обеспечив хороший задел на будущее. Планируем до конца нынешнего года произвести 283 тысячи тонн ПВХ и 205 тысяч тонн каустической соды, 5,4 млн флаконов моющих средств. Ожидаем, что выручка на 7% превысит плановую. Возникает вопрос: могли бы мы сделать больше? Могли. И решили бы при этом задачу импортозамещения для страны. Но мы ограничены по основному сырью – этилену при том, что наш регион богат углеводородами. Недостаток сырья играет не только против нас, но и против Российской Федерации. Конкуренция очень жёсткая, но мы в этой борьбе уверенно завершаем год. 

Наши налоговые платежи остались на уровне 2013 года. Они практически не изменились. Саянскхимпласт заплатил в целом 1,7 млрд­ рублей. Из них 445 млн рублей – в областной и местный бюджеты.

– Вы говорите о наличии импорта, разве рост курса валют автоматически не закрыл рынок для иностранных компаний?

– Если применить ситуацию последних недель, то импорт стал дороже, но если брать в среднем по году, то объём ввоза ПВХ в страну снизился незначительно. В целом в пределах 200 тысяч тонн ввезено и продолжает поступать: кто-то закупает  специальные марки; ПВХ, произведённый в Китае, продолжает валиться на российский рынок и сейчас. Для России даже такие объёмы, как, например, 50 тысяч тонн, – ­огромны. Мы относимся к числу стран с низким потреблением ПВХ в пересчёте на душу населения. В США этот показатель составляет 24 килограмма на человека, в Германии – 18 килограммов, в КНР – 11,5. А у нас, для сравнения, приблизительно 7 килограммов. Потребление ПВХ в России по понятным причинам, в числе которых сужение рынка строительства, сокращается, импорт нас сильно подпирает. 

Поэтому в условиях, когда против нас объявлены экономические санкции, действия правительства и регуляторов по защите рынка и собственных производителей должны быть более внятными и активными.

– Не думает ли «Саянскхимпласт» воспользоваться образовавшейся курсовой разницей и вернуть себе часть китайского рынка, с которого компания ушла в середине нулевых?

– Здесь необходимо напомнить, что китайцы в 2001 году начали антидемпинговое расследование в отношени поставщиков ПВХ. Ввели практически заградительные пошлины и закрыли рынок для экспортёров. И за этот период проводили мощную программу развития нефтехимии. Создали всё – от науки до производства. 

Саянский комбинат, наверно, единственный тогда не затронули китайские санкции. Вскоре в процессе формирования внутреннего рынка мы сориентировались на отечественного переработчика. Хотя в данный момент экспортное направление выглядит соблазнительным. Но, насколько мне известно, китайский рынок будет закрыт и дальше. Наш, напротив, доступен китайским производителям. Более того, после вхождения России в ВТО снижаются ввозные пошлины. Непонятно, это при том, что нам фактически объявлена экономическая война. Может, нашим властям взять на вооружение линию поведения китайцев?

– Кроме Китая других возможностей экспорта нет?

– При таких железнодорожных тарифах – нет. Более того, премьер уже заявил о повышении тарифов естественных монополий ещё на 10%. Любопытный факт: сейчас около четверти объёмов продукции СХП наши потребители предпочитают везти фурами, таким образом, существенно экономя на транспорт­ных затратах. Несколько лет назад это казалось немыслимым. 

Сегодня экспортные возможности появились у производителей в европейской части страны, и то не у всех. Везти ПВХ в Европу уже невыгодно, даже при нынешнем курсе. 

Я считаю, надо наполнять собственный рынок.

– Будет ли на заводе продолжена оптимизация персонала?

– Что вы имеете в виду под оптимизацией?

– Сокращения.

– Под оптимизацией мы понимаем несколько другие вопросы, решение которых требует современных подходов. Прежде всего, это упорядочение структуры управления с целью избежать функций дублирования. Мы несколько лет работаем над тем, чтобы чётко определить ответственность каждого сотрудника, завязанного в цепочке производства, и мне приятно сознавать, что и люди, сначала воспринимавшие в штыки наши шаги в этом направлении, теперь понимают их важность. Вы не забывайте, что мы ежегодно обновляем производство, а модернизация и автоматизация неизбежно ведут к сокращению численности работающих.

В этой части будут проводиться мероприятия в интересах производства, компании и большинства коллектива.  Сокращения, конечно, будут, но того персонала, который не задействован в производстве добавленной стоимости. Процессом можно эффективно управлять, если увеличить заработную плату, что актуально в нынешней ситуации. Поверьте, это не кампанейщина, завя­занная на проявления кризиса в экономике, а программа, которая на протяжении более семи лет работает на «Саянскхимпласте».

Наконец, даже президент сказал, что нужно избавляться от архаичных рабочих мест. 

– Будет ли продолжена программа реконструкции в будущем году, или вы намерены взять паузу, чтобы осмотреться в связи с кризисом?

– Естественно, бизнес-план мы готовим. Он пока в работе, потому что ситуация меняется очень динамично, вводные поступают каждую неделю, его надо корректировать. Поэтому подробностей рассказать не могу. Тем не менее, в программе у нас предусмотрены капитальные вложения. Но всё будет зависеть от поражающего фактора удара, нанесенного нашей экономике. Если говорить о реконструкции, её остановить невозможно. Это процесс непрекращающийся. Мы должны по­стоянно двигаться, создавать задел на каждый год.  Но с учетом реальной экономической ситуации возможно сокращение запланированных мероприятий.

Сейчас нами пересматривается всё, что связано с импортом. Мы понимаем, что мы были переувлечены Европой. Переувлечены Германией. Сегодня происходит замещение в структуре импортного сырья. Некоторые компоненты мы намерены брать, например, в Бразилии, Китае, Тайване, других странах Юго-Восточной Азии. Всё это делается для того, чтобы снизить давление евро, давление европейских безумных цен (нашим поставщиком в Европе является ещё и Великобритания). По крайней мере, когда мы заявили некоторым американским компаниям о планах отказаться от закупок, это вызвало заметное волнение.

– Вы продолжаете отношения со старыми партнёрами?

Занимая лидирующее положение, завод ежедневно должен подтверждать свои позиции на рынке,
поэтому очень много работает с потребителями

– С партнёрами – да. Это те компании, с которыми мы проводим масштабную реконструкцию. Это стратегическое партнёрство – у нас закуплены технологии и документация, и здесь менять что-либо мы не планируем.

А вот что касается закупок сырья и комплектующих, то мы работаем над заменой дорогой европейской продукции на азиатскую. Мы проводим испытания сырья. То же самое касается оборудования. Мы провели переговоры с китайскими машиностроителями. Планируем, что в январе наши специалисты отправятся на заводы в КНР, чтобы рассмотреть возможность размещения заказов, которые раньше выполняли заводы в Германии. Во-первых, выигрываем с точки зрения логистики. Во-вторых, выигрываем по цене, которая в Китае на подавляющее большинство продукции ниже. Ну и третье – они очень сильно подняли свою машиностроительную базу.  

В данном случае речь идёт в  основном о комплектующих к уже имеющемуся оборудованию: торцевые уплотнители реакторов, насосов, арматура. Мы уже заказывали и сравнивали сложное оборудование для высококоррозионной среды. Скажу, что качество их никеле-

вой трубы превышает европейские стандарты. Это оборудование у нас работает, и всё говорит о том, что мы будем продолжать такие закупки дальше.

– Есть идеи по работе с отечественными компаниями?

– Не так уж много в России сохранивших свой потенциал машиностроителей, тем более химического машиностроения. С соотечественниками работать сложнее всего. Они, как правило, проповедуют странную идеологию в вопросах ценообразования: часто предлагают продукцию, прибавляя к европейской цене процентов двадцать. Из последних наблюдений: при обсуждении цены контракта потенциальные партнёры исходят не из показателей рынка, а кивая на нашу прибыль, которую мы получаем, постоянно оптимизируя производственные процессы, персонал, вкладывая огромные деньги в модернизацию.  

У нас вообще отрасль специфическая, и мало кто может выполнять какие-то заказы. Из российских компаний мы сегодня работаем по большей части с атомщиками. Были парт­нёры в Одессе, мы от них отказываемся. Будем по максимуму использовать собственные возможности. Ведь у нас и самих имеется машиностроительная база. Мы делали и делаем аппараты, теплообменники, реакторы, используя старую рабочую немецкую документацию. 

Мы не торопимся с принятим решений в этой сфере, так как пока не считаем нынешнюю ситуацию критичной. Но, тем не менее, приятно удивляясь, начинаем находить новые возможности. Тут как в пословице: не было бы счастья, да несчастье помогло.

– «Саянскхимпласт» до последнего времени относили к числу предприятий, перегуженных социальными обязательствами. Наверняка в нынешней ситуации социальные программы вы будете вынуждены сократить?

– Мы, пожалуй, одно из последних предприятий области, которые до сих пор несут социальную нагрузку, освобождая тем самым от дополнительных расходов городской и областной бюджеты. И мы, конечно, намерены снижать эту нагрузку. При этом мы понимаем, что появляется возможность больше заниматься своим персоналом, сосредоточиться на мерах поддержки людей, работающих на заводе, на вопросах повышения заработной платы (при первой возможности мы будем это  делать). 

– Означает ли это, что вы закрываете благотворительные проекты? А что будет, например, с фондом «Меценат»?

– Мы сосредоточимся на нескольких конкретных проектах, в том числе продолжим участие в фонде «Меценат», а значит, будем и дальше поддерживать  Областной художественный музей. Кроме того, есть мои личные проекты, связанные с обязательствами перед избирателями.   

– Каковы ваши ожидания от наступающего года?

– Так, как было раньше, уже не будет. Мы отчётливо понимаем, что в 2015 году мы будем жить в другой России, страна будет другая. Не хотелось бы во время этих перемен растерять важные человеческие ценности, отношения. И очень важно при любом развитии ситуации сохранить основополагающий фундамент региональной экономки и организовать всё так, чтобы он работал без сбоев, принося блага жителям Прианагарья. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector