погода: -13°
Иркутск
19 Фев 02:02
-13.12°
ветер
2.59 м/с
давление
724 мм.
влага
62%
валюта:  $ 57.63  € 61.45

издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бас из Сибири

К 95-летию со дня рождения Ивана Петрова

  • Автор: Иван КОЛОКОЛЬНИКОВ

Имя нашего земляка Ивана Ивановича Петрова (Краузе) хорошо знают не только в нашей стране, но и за её пределами. Петров обладал сильнейшим басом запоминающегося тембра. Более четверти века выступал он на сцене Большого театра, за эти годы побывал с гастролями во многих странах мира. Без преувеличения можно сказать, что своими триумфальными выступлениями он утверждал славу русского искусства. 23 февраля исполнилось 95 лет со дня рождения этого легендарного человека.

Будущий певец, впоследствии получивший известность под именем Ивана Петрова, появился на свет в Иркутске в немецком семействе Краузе, снимавшем домик вблизи Ангары. Поэтому всё раннее детство Ваня проводил на берегу реки, в то время полноводной, изобиловавшей рыбой. Неудивительно, что рыбалка осталась одним из главных его увлечений на всю жизнь. Впоследствии, когда после сооружения Иркутской ГЭС бурная Ангара обмелела, певец с ностальгией вспоминал о том магическом впечатлении, которое производила на него эта река в детстве: «Ангара несла свои воды так стремительно, что даже в жаркие летние дни не прогревалась выше восьми-девяти градусов. Всё же мы, мальчишки и девчонки, целый день проводили в реке, и как мы не простужались – просто удивительно».

Увлечение музыкой также появилось у будущего артиста в самые ранние годы. И это не случайно, ведь он был прямым потомком знаменитого иркутского антрепренёра Краузе. Так что театр в семье очень любили. Став известным артистом, Иван Петров продолжал с большой теплотой рассказывать о своих первых музыкальных впечатлениях, связанных с Иркутском. Состояли они в знакомстве с двумя крупными вокалистами, хорошо знавшими его родителей и навещавшими дом Краузе.

Первым из них был Василий Луканин. В годы гражданской войны в составе крупного объединения оперных артистов он оказался в Иркутске. Здесь это объединение было слито с симфоническим оркестром. Возникло интересное формирование, именовавшееся симфоперой. Но просуществовало оно недолго, поскольку государство быстро перестало финансировать его деятельность. Через некоторое время Луканин, в те годы один из ведущих певцов харбинской оперы, приезжал в Иркутск на гастроли. Затем этот вокалист стал солистом Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова, как назывался в советское время Мариинский театр. 

Вторым певцом, приходившим в гости к Краузе, был Андрей Лабинский, обладатель красивого тенора. Он неоднократно приезжал в Иркутск с гастрольными концертами. Об этих посещениях можно прочитать в книге «Музыкальная культура Иркутска» Ирины Харкеевич. А старые граммофонные пластинки сохранили голос этого певца, известного до революции. Вот что через много лет вспоминал Иван Петров об этом ярком исполнителе: «В те годы он пел в Мариинском театре в Ленинграде, в Большом в Москве и наряду с Собиновым исполнял ведущие роли. Огромного роста, красивый, всегда весёлый и улыбающийся, он, когда входил, произносил одну и ту же фразу: «К вам пожаловал тенор исполинский Андрей Маркович Лабинский». Когда спустя много лет мы переехали в Москву, дружба с ним не прервалась. Андрей Маркович бывал у нас в гостях, а родители бывали у него». 

В 1930 году семейство Краузе переехало в Москву. Начался новый этап в жизни юного Ивана. Жизнь в столице была связана с абсолютно новыми реалиями. Например, Ваню Краузе очень удивил климат. Он потом вспоминал: «Когда я приехал в Москву и увидел, что ребята-москвичи в девять-десять градусов мороза надевают валенки и меховые шапки, кутаются в тёплые пальто, я над ними смеялся. Я ходил в школу в ботиночках, в вельветовой курточке, без всякой шапки, рукавиц, без пальто, и все говорили: «Приехал сумасшедший –  посмотрите, как он ходит». Так я ходил всю зиму. Но потом, видимо, акклиматизировался, стал болеть, как все эти ребята, и тоже стал тепло одеваться. Я понял, что зря к ним так относился и смеялся над ними». 

В 1935 году семью, где подрастал будущий артист, постигло несчастье. Был арестован её глава – Иван Краузе-старший. Он сгинул где-то в Сибири. Что же касается его сына, то в 1938 году он поступил в Театрально-музыкальное училище имени Глазунова, поскольку чувствовал тягу к серьёзным занятиям вокалом. Конкурс в это учебное заведение был огромный. Члены жюри подходили к вопросу отбора очень строго. Поэтому другие абитуриенты посоветовали юноше не смотреть на комиссию во время проб. Вот он и пел, обратив взгляд к небольшому окошечку у сцены. После того как Краузе успешно выдержал испытания, один из членов жюри, Наум Гладштейн, поинтересовался, почему взгляд абитуриента был направлен куда-то в сторону. Молодой человек сознался в причине, чем очень насмешил членов жюри. Только потом выяснилось, что именно Гладштейну будущий вокалист был обязан тем, что его взяли в училище: комиссия долго не хотела принимать сына «врага народа». Для занятий по специальности Краузе был определён в класс Анатолия Константиновича Минеева, который не только преподавал, но и был солистом Большого театра. 

Перед войной Иван Краузе попал в оперный ансамбль, организованный Иваном Козловским при Московской филармонии. А в 1943 году молодой вокалист стал солистом Большого театра. Но в таком учреждении о больших партиях начинающий артист думать не может. Однако как-то заболели все исполнители партии Гремина (в «Евгении Онегине» Чайковского), находившиеся в тот момент в Москве. Дело в том, что их число было не так уж велико: многие артисты Большого театра ещё находились в эвакуации. В связи с такой ситуацией Краузе доверили исполнение партии, особо значимой для всех басов. Но на спектакле он вдруг растерялся и забыл подойти к Онегину. Певцу подумалось, что больших партий ему теперь не доверят. Но вдруг опять заболели все артисты, в репертуаре которых была партия Гремина, и Краузе вновь позвали спасти спектакль. Вот на этот раз молодой певец уже хорошо справился с ролью. Это был его первый значимый успех во время работы в главном оперном театре страны.

Разумеется, тех читателей, которые не знают подробностей биографии артиста, занимает вопрос, когда же Краузе стал Петровым. Стоит заметить, что первые годы работы в Большом театре артист выступал как Иван Краузе. Но однажды он пел Ерёмку в опере «Вражья сила». Был уже 1946 год. В зале сидел Сталин, очень любивший оперу и часто посещавший Большой театр. Талантливый исполнитель был замечен. Иосиф Виссарионович вызвал к себе директора Большого театра. Отметил, что молодой человек поёт хорошо. Но вместе с тем добавил, что не так давно кончилась тяжелейшая война, советские люди много претерпели от немцев и будет лучше, если исполнитель подумает о перемене фамилии. Однако Иван Краузе, которому директор передал содержание разговора со Сталиным, подумал, что всё скоро забудется. Но руководитель государства вскоре опять посетил один из оперных спектаклей с участием молодого вокалиста. После того вновь вызвал к себе директора и спросил, довёл ли тот его пожелание до сведения певца. Надо было либо менять фамилию, либо бросать сцену. Незадолго до этого Иван Краузе женился на балерине Петровой, поэтому и принял решение взять её фамилию. Так на оперной сцене появился Иван Петров. 

За годы работы в Большом театре Иван Иванович перепел все ведущие басовые партии. Вот лишь некоторые из них: Иван Сусанин, Руслан, Мельник, Досифей, Борис Годунов, Король Рене, Дон Базилио… Всё это подлинные жемчужины басового репертуара. В «Князе Игоре» Бородина певец обыкновенно исполнял Галицкого или хана Кончака. Однако есть традиция: лучшие басы страны позволяют себе исполнять баритональную партию Игоря. Например, её пел Шаляпин. Попробовал и Иван Петров. Сохранилась полная запись оперы «Князь Игорь» с его участием, где артист поёт именно Игоря, причём делает это мастерски. Иначе он и не мог. 

Удивляет то, с какой тщательностью работал Иван Петров над каждой своей ролью, много размышляя над интонациями, мимикой и деталями грима. Например, осваивая роль Бориса Годунова в одноимённой опере Мусоргского, Петров читал историческую литературу, ходил в Третьяковскую галерею, где внимательно смотрел на портреты царей. И вот режиссёр Леонид Баратов дал ему изображение Годунова, выполненное Константином Коровиным. Этот небольшой рисунок был настолько выразителен, что Петров понял: именно на коровинский образ стоит ориентироваться, продолжая работу над ролью…

Помимо оперы Петрову были подвластны классический русский романс, произведения зарубежных композиторов, русские народные песни, песни советских авторов. Широкий диапазон голоса позволял ему включать в свой репертуар даже те произведения, которые обыкновенно басы не поют. Например, знаменитый русский романс «Колокольчик» Гурилева на стихи Макарова. Сергей Лемешев, который с блеском исполнял это произведение и трижды записал его на пластинку, не мог скрыть своего величайшего изумления, когда услышал Петрова. Иван Иванович вспоминал, что легендарный тенор сказал ему следующее: «Когда вы спели первый куплет и взяли верхнюю ноту на форте, я решил, что так и должно быть. И вам это легко. Но тогда я подумал: «А как же вы справитесь со вторым куплетом, когда эту ноту нужно будет взять на пианиссимо?» И вы меня покорили. Такого пианиссимо не всякий тенор может достичь!»

Иван Петров проработал в Большом театре до 1970 года. За это время певец побывал с гастролями во Франции, Швеции, ГДР, ФРГ, США, Италии, Японии и других государствах. А летом 1965 года он посетил родной Иркутск. На родную землю артист ступил с волнением. Правда, началось всё с досадного казуса: певца забыли встретить в аэропорту, и он был крайне обижен. Не сбылась и его мечта о рыбалке. Он привык, что в двадцатые годы можно было ловить крупную рыбу прямо в городской черте. Теперь такая возможность отсутствовала. Артист вспоминал о своей поездке в родные места: «Гуляя по городу и его окрестностям, я испытывал чувство огромной горечи! К сожалению, ангарская плотина сделала своё двоякое дело. Конечно, хорошо, что она стала давать большую энергию, но вода в реке теперь почти стоячая и тёплая. Поэтому чуть ли не вся высокосортная рыба исчезла, появились лещ, окунь, плотва и много другой сорной рыбёшки. Любимая моя Ангара сегодня неузнаваема: менее полноводная и не такая чистая, как раньше. Я привёз с собой спиннинги и удочки и мечтал половить рыбу, но решил сначала сходить на разведку. Вышел к реке, посмотрел –  вдоль берега стояло человек двадцать рыбаков. Я их всех обошёл, но ни у одного ничего не увидел».

И всё же концерты Ивана Петрова прошли, как и надо было ожидать, в праздничной атмосфере. Иркутяне тепло встречали своего земляка. Ведущий музыкальный критик города Владимир Сухиненко, побывавший на концерте Петрова, писал в «Восточно-Сибирской правде»: «Иван Петров поразил нас незабываемыми переживаниями. С мощным драматизмом передал он произведение скромного композитора Лишина «Она хохотала», заставил задуматься над превратностями судьбы человеческой («Нищая» Алябьева), красиво и гордо спел шумановский романс «Я не сержусь». Высокоталантливо прозвучала хренниковская «Песня пьяных» из шекспировского спектакля «Много шума из ничего». Но коньком артиста, как и следовало ожидать, явились оперные арии, особенно «Серенада Мефистофеля» из «Фауста» и знаменитая «Клевета» Россини». 

Покинув сцену Большого театра, Иван Петров время от времени выступал в концертах и вёл активную общественную деятельность. А в 1973 году он неожиданно зарекомендовал себя как прекрасный артист кино. Совершенно случайно Петров встретил на Ленинградском вокзале режиссёра Владимира Вайнштока, мужа своей одноклассницы, с которым ранее даже не был знаком. В этот период Вайншток снимал на Ленфильме кинокартину «Всадник без головы» по роману Майна Рида. Нужен был исполнитель роли Зеба Стампа. И вдруг появилась идея пригласить сниматься Петрова, обладавшего высоким ростом, благородной статью и мужественной внешностью. Иван Иванович удачно прошёл пробы и создал яркий, незабываемый образ. 

Иван Иванович Петров ушёл из жизни в конце 2003 года. Однако он оставил богатейшее наследие. В разных странах выпускались грампластинки с голосом артиста. Часто Петрова снимало телевидение. Записи выдающегося исполнителя можно сегодня без труда найти в Интернете и на современных носителях. А тем, кто хочет подробнее ознакомиться с его жизненным путём, можно посоветовать прочесть книгу воспоминаний артиста. Она называется «Четверть века в Большом». В ней Петров подробно описал всю свою жизнь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер