издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трёхколёсная экспедиция

Проехать Байкал с юга на север на велосипеде путешественнику-экстремалу помешало землетрясение

  • Записала : Алёна Махнёва

«Это похоже на медитацию. У тебя всего три проблемы: где спать, когда поесть и как выбрать наилучший путь», – путешественник из Чехии Ян Ждянский говорит, что ему просто необходимо пару раз в год покидать привычный ритм жизни и комфорт цивилизации. В марте он попытался проехать на специальном трёхколёсном велосипеде – рекумбенте – по льду Байкала с юга на север. О своей страсти к путешествиям и о том, какие выводы о жизни делает человек на льду самого глубокого озера в мире, когда под ним происходит землетрясение, Ян рассказал нашему изданию.

Мысль пройти, вернее, про­ехать по льду Байкала от Култука до Нижнеангарска пришла в голову Яну Ждянскому два года назад. 

– На пути в Японию я остановился на пару дней на Байкале. Глядя с берега, как над зеркалом озера заходит солнце, подумал, что хорошо было бы вернуться сюда зимой. Начал искать информацию в Интернете, нашёл несколько человек, пересекавших Байкал, и решил, что это возможно, – говорит путешественник. 

Итогом этих изысканий стала его экспедиция «Azub Winter Baikal». Azub – компания, которая выпускает так называемые лежачие велосипеды. Это своеобразный транспорт, ездок которого полулежит в седле, как в кресле. Иначе такая машина называется «рекумбент» (от англ. recumbent) или «лигерад» (от нем. liegerad), они популярны у европейских туристов и не вызывают удивления, но велосипед Ждянского отличается от классической модели – он трехколёсный.

– Azub – мои друзья, спонсировали все мои путешествия. Специальный байк, точнее, трайк, который они создали для этой экспедиции, – первый в своём роде, прототип, который я на Байкале тестировал, проверял, на что он способен. 

Для суровых сибирских условий была сделана особая рама, использовались морозостойкие смазочные материалы, на колёса поставили шипованую резину. Технических трудностей не возникло, всё работало как надо, говорит Ян. Правда, прокатиться с ветерком по льду не особенно получилось: в южной части озера оказалось много снега, и транс­портное средство, нагруженное зимним снаряжением, пришлось по большей части толкать. 

Ждянский рассчитывал проехать по льду без малого 700 км и уложиться в три недели. Но Байкал и тёплая зима решили иначе. 

– Через неделю похода я понял, что прошёл всего сто километров. Тогда я изменил свой план и решил пойти в сторону Ольхона, купить там еды, а оттуда продолжить свой путь. 

Но на девятый день путешественника остановило землетрясение. 

– Я был на расстоянии семи километров от берега, – вспоминает Ян. – Было ощущение, что под ногами идёт поезд. Лёд вокруг меня начал с грохотом ломаться. В пятидесяти-ста метрах появилась открытая вода. Я понял, что дело плохо. Минут пять просто стоял и смотрел, что будет дальше. Когда всё немного успокоилось,  двинулся в сторону земли. Где-то через час случилось второе землетрясение. Следующие два часа лёд трещал не переставая. Добежав до берега, я решил на этом закончить своё путешествие. Мой знакомый из местных жителей, с которым я был на связи, звонил в МЧС в Усть-Баргузине, где ему подтвердили, что ледовая обстановка плохая. В общем, из Бабушкина я доехал до Слюдянки на трайке, а оттуда на электричке вернулся  в Иркутск. 

Мы разговариваем в кофейне (хороший крепкий кофе – единственное, чего не хватает в походных условиях, говорит Ян), и представить, как твёрдая основа, которая казалась такой надёжной, уходит из-под ног, сложно. Но Ждянский помнит эти ощущения слишком хорошо и не скрывает: это было самое страшное, что произошло с ним в жизни. 

– Ты стоишь на льду вдали от берега, под тобой километр воды, и всё вокруг начинает ломаться, крошиться. Думал: мне конец, вот прямо сейчас. 

– Жизнь пронеслась перед глазами?

– Нет, я просто стоял и не мог выдохнуть. Три секунды как три часа. Потом я выдохнул и понял: вау, я жив! Вообще я знал, что эта часть озера сейсмически активна, но, возможно, эта активность оказалась несколько больше, чем я ожидал. Меня предупреждали и о том, что нынешняя зима теплее, чем обычно, что лёд на юге Байкала нестабилен. Но я прочёл об этом в Интернете за две недели до поездки, у меня уже была виза, билет на самолёт, трайк – в общем, всё было готово. Я сказал своей девушке: «Извини, я должен поехать и увидеть всё сам, может быть, ситуация не настолько плоха». Но она оказалась именно такой. Сейчас я очень счастлив, и моя семья тоже. Вообще родные всегда меня поддерживали, говорили: путешествуй, пока молодой. Но на этот раз впервые они написали мне: возвращайся. Они тоже испугались.

– Как вы определяли, что до берега семь километров?

– Я каждый день сверялся по картам Google.Maps и GPS на смарт­фоне, купил местную сим-карту и каждый день публиковал пост на «Фейсбуке», там отмечалось моё местоположение. Очень просто.

– А батарейки как заряжали?

– У меня с собой солнечная панель, заряжал девайсы в течение дня. На холоде все аккумуляторы разряжаются быстро: фонарик, камера, смартфон.

– Сколько весит ваше снаряжение?

– Сам байк – 27 кг плюс около 75 кг снаряжения и еды. 

– Без чего не обойтись в путешествии? 

– Без хорошего спальника, фотокамеры и походной плитки. Талисмана у меня нет.

– Что больше всего понравилось в этом путешествии?

– Закаты. Просто потрясающие. Отражение красного, оранжевого в глади озера, цвета, переходящие друг в друга. Равнина льда и большие горы со снежными вершинами… Очень красиво. Это природа. 

– А что удивило?

– Звуки, которые издаёт лёд ночью. Спать невозможно. Днём его не так слышно, но когда солнце садится, температура начинает опускаться, лёд начинает двигаться, трещать, ломаться. Заползаешь в палатку и спальник, а вокруг каждые 20 секунд что-то ухает и гудит. Первые три ночи я вообще не спал.

– Не было ли вам одиноко?

Мысль пройти, вернее, проехать по льду Байкала от Култука до Нижнеангарска пришла в голову Яну Ждянскому два года назад

– Я всегда путешествую один. У меня нет друга, который был бы готов провести на морозе две недели, да и велосипед тоже один. 

На велосипеде чех путешествует всего три года, но уже успел объехать чуть ли не полмира: сначала это была Япония, потом Словакия, Украина, трижды Россия, Казахстан, Киргизстан, Монголия, Южная Корея. В прошлом году к ним добавились Соединённые Штаты и Западная Европа – Ирландия, Англия, Бельгия, Германия, Франция. 

– Как люди в разных странах реагируют на вас с велосипедом?

– Везде доброжелательно. Думаю, это самый лучший способ путешествовать и знакомиться с людьми. Каждый, кто тебя видит, спрашивает, куда ты направляешься, откуда ты и что это за зверь такой. Что может быть лучше для путешественника? Единственная небольшая трудность – нужно много времени.

– Что дают такие путешествия?

– Не знаю. Хотя нет, теперь знаю, что очень боюсь потерять свою жизнь и насколько люблю свою семью. Первый раз я отправился в путь в 21 год, автостопом в Италию. С тех пор путешествую каждый год и не знаю, чем всё это кончится. Мне нравится бывать в таких местах, где нет или совсем мало людей. Люблю природу – горы, озёра, реки… Жить в городе неплохо: вкусная еда, бары, люди – всё здорово. Но хотя бы два раза в год мне нужно побыть вдали от моей работы, от автомобильных пробок, просто поспать под открытым небом, а не под крышей, посмотреть на звёзды. 

– Это побег?

– Да, пожалуй, бегство от цивилизации. Это как медитация. Ты как бы выходишь из своего привычного мира, и у тебя всего три проблемы: где ты сегодня спишь, когда ешь и как выбрать наилучший путь. Сознание становится очень чистым. Дома, на работе тебе постоянно нужно думать о времени, о деньгах, телефон звонит и звонит. Мне нравится простая жизнь. 

– Постоянно жить так невозможно? Есть же не только города…

– Я приехал из маленького городка Млада-Болеслава – знаете, где находится завод «Шкода». Живу в деревне, но каждое утро должен сесть в машину и ехать в город, а оттуда на служебной машине – в столицу, где я работаю. Вечером я возвращаюсь домой, ем, смотрю телевизор и ложусь спать. 

– Куда поедете в следующий раз?

– Не знаю пока. Байкальская экспедиция была моей программой-максимум на этот год. 

Теперь буду думать, куда можно поехать летом, может, в Исландию или Норвегию. Хочу когда-нибудь приехать на Байкал летом, но уже походить пешком. Думаю об Алтае, Камчатке. В Россию точно ещё вернусь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер