издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В классике можно и поплавать

Корейские артисты на иркутской сцене

  • Автор: Андрей МУКИН

Ким Вон Сок, режиссёр и директор корейской театральной компании «Myung Pum», встретил меня практически на чемоданах – коллектив завершил участие в Вампиловском фестивале, и через пару часов их труппа вылетала из Иркутска в Сеул. Корейские артисты представили иркутянам постановку «BOM BOM» по прозе классического писателя Ким Ю Дена. Для Вон Сока и его молодых актёров этот международный театральный фестиваль современной драматургии имени Вампилова стал третьим, но он уверен, что не последним. На хорошем русском, изредка запинаясь на забытых за год на родине словах, режиссёр рассказал о своей учёбе в России, работе в Корее, о родстве двух народов и планах на будущее.

– Как получилось, что вы жили и учились в России 12 лет?

– В молодости я хотел изучать театр. Когда готовился поступать, в 1990 году, отношения между Россией и Кореей только-только наладились. Я выбирал между Америкой, Европой и Россией. Но в Америке и Европе к тому времени  успело выучиться много корейцев, которые потом вернулись работать домой. А в Россию я поехал пионером. Мне очень хотелось познакомиться с русской школой, ведь Станиславский – основатель режиссёрской профессии. Когда я окончил ГИТИС и вернулся домой, поставил пьесу так, как меня учили. Но вы­яснилось… что так не надо ставить! И я поступил ещё раз, в аспирантуру. Вот и получилось – 12 лет учёбы.

– А в итоге не просто остались в профессии, но и основали собственный театр…

– Да, в 2005, после окончания аспирантуры, уже в Корее. В этом году у нас юбилей, за 10 лет мы поставили 10 спектаклей. Важная часть репертуара – русская классика: «Записки сумасшедшего», «Вий», «Старосветские помещики». Ключевым событием в моей жизни и карьере стала постановка «Преступления и наказания» – с ним мы впервые стали лауреатами театральной премии в Корее. Сейчас в нашем репертуаре четыре спектакля.

– Как часто обновляется репертуар?

– Спектакли появляются по мере получения нами грантов, ведь постановка стоит дорого. Но мы открыты для новых проектов, недавно, например, сняли свою постановку «Вия» на 3D-камеры и разослали по кинофестивалям. Но отбор очень жёсткий – из тысячи заявок на фестиваль отбирают только десять.

– Чем вас так привлекает русская классика?

– Классика сама по себе даёт возможность «копать». Есть современные авторы и пьесы, но там всё слишком прямо, нет глубины. А когда берёшь классику – в ней можно «плавать», и это интересно. Сейчас у нас на стадии разработки «Война и мир».

– Как удаётся совмещать русский психологический театр, корейскую традицию и пластику? 

– Из корейской традиции мы берём тему, из русского психологического театра – глубину. То, что я делаю, можно назвать модным, потому что театр во всём мире сегодня – это смесь.

– Важная часть ваших спектаклей – пластика. Вы её сами ставите?

-Нет, у нас есть хореограф, она же и актриса О Джи Сук. Я придумываю образ, потом начинается общая работа – размышляем, как это можно реализовать, О Джи Сук ставит. По сути, вся труппа – авторы, я выступаю лишь организатором.

– Ваша труппа – вы познакомились в России или уже в Корее?

– С первыми актёрами мы вместе учились в России, вместе составили гоголевский репертуар. Когда вернулись в Корею, организовали труппу. Но через два года разошлись – не выдержали финансовых сложностей. Команда актёров с того момента полностью обновилась.

– А финансовые сложности остались?

– Да, поэтому все актёры совмещают несколько профессий – кто-то работает учителем йоги и так далее. Я пошёл подрабатывать профессором в университет в провинции. Работа в театре почти не приносит денег – мы делаем это для себя и зрителей. Наши спектакли получаются фактически некоммерческими – мы арендуем площадку, но не можем окупить её за счёт билетов. Залы пустуют. Специалистам и критикам спектакли нравятся, но простой народ их не всегда воспринимает. У меня есть мечта – создать театр-храм, сделать театр некоммерческим. Но пока это только мечта.

– Вы почти половину жизни провели в России. Находите общее между народами?

– Общего много. Ребята, которые приезжают сюда с театром первый раз, сразу адаптируются, принимают нас здесь уже как своих. В Сибири я чувствую Азию. Да и в Москве тоже Азия – только немного европеизированная. Но сибиряки как будто душевнее, спокойнее. В Москве суета, движение, а здесь есть и масштаб, и люди добрые – это чувствуется. Наверное, влияет природа. В России есть театральный дух, я его чувствую. Люди здесь по-особому относятся к театру – с уважением, бережно. Здесь это традиция и культура. Поэтому я пропагандирую в Корее российскую культуру – хочу, чтобы и у нас было так.

– А о Вампиловском фестивале что можете сказать?

– Я очень благодарен организаторам и зрителям за то, что нас всех так хорошо принимают. Люди вокруг очень много работают для нас. Потому нам хочется приезжать на каждый фестиваль. Собираемся догнать Камчатку, их рекорд – девять раз, у нас пока только три. Но мы их ещё догоним.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер