издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Идиот» на иркутской сцене

  • Автор: Арнольд БЕРКОВИЧ

Роман Достоевского «Идиот» относится к числу сложнейших в творчестве писателя, хотя и наиболее востребованных в кино- и театральном воспроизведении. Сложность этого романа заключается, во-первых, уже в самом названии, который как бы предопределяет медицинскую образную интерпретацию болезненного и умственно ограниченного (идиот!) человека – героя романа и совершенно противоположное авторское предназначение его.

Достоевский своим романом и образом князя Мышкина попытался войти в число писателей, для которых создание героя, нестандартно мыслящего и чувствующего, совершающего поступки, не вписывающиеся в систему взаимоотношений окружающего его общества, ищущего и не обретающего (и потому, быть может, могущего стать отнесённым к популярным в ХVIII веке «лишним людям»), стало настоятельной потребностью. Достоевский связал князя Мышкина и со своей болезнью, и с мученическими попытками найти справедливость в божественных исканиях, и с метаниями в поисках пути божественного и человеческого прозрения. Нестандартная монументальность писателя, его многоликость в характеристиках человеческого страдания и вневременная палитра изображаемого всегда делали притягательным творчество Достоевского для сценического воплощения, и каждый в театре понимал эту неохватную монументальность и старался определить своё сотворчество каким-либо одним или двумя идеологическими параметрами романа писателя.

Иркутский академический драматический театр имени Охлопкова своё обращение к роману Достоевского «Идиот» скромно обозначил «сцены из романа». Скажу сразу, что это более чем скромно, потому что театр представил совершенное, более чем трёхчасовое философское зрелище, которое, на мой взгляд,  даёт достаточно полное сюжетно-драматическое изложение романа. Режиссёр Геннадий Шапошников выбрал и сконцентрировал отдельные эпизоды и тексты романа так уважительно и аккуратно по отношению к автору, что спектакль становится не иллюстрацией к роману, а полноправным художественным произведением, и это дорогого стоит. Геннадий Шапошников нигде не употребляет медицинского обозначения состояния князя Мышкина, вынесенного в заглавие романа и спектакля, дабы не подвергать сомнению его положительные человеческие качества. Ведь писатель соотносил князя с образом Иисуса Христа и в одном из своих писем писал, что его давно занимала идея изобразить в романе прекрасного человека, и однажды своего героя он даже назвал «князь Христос». Шапошников к этой идее писателя отнёсся более чем целомудренно: все отобранные им сцены как бы оформляют, дополняют и художественно воспроизводят желание писателя. В этом смысле показателен монолог Ипполита Терентьева, который выделен режиссёром из романических диалогических текстов, перемещён в другое сценическое место, выведен на авансцену  на прямое зрительское общение.  Эта исповедь молодого человека, во многом созвучная князю Мышкину, обостряет и расширяет палитру человеческих страданий и требует от постановщика талантливого актёра, могущего в обширном монологе передать боль юношеского сердца, «захватить» и держать в заинтересованном напряжении зрительный зал. К счастью, такой артист есть – это Николай Стрельченко. Мне лишь не хватило голосового разнообразия, более выраженной текстовой нюансировки и свободы текстового изложения. Словом, нужно предельное обострение эмоционального нерва!

Сцены из спектакля «Идиот»

Спектакль обозначен как сцены из романа, и надо было найти такое режиссёрское и сценографическое решение, которое бы создавало единое, логическое и непрерывное действие. Такое решение заслуженный деятель искусств России Александр Плинт и Геннадий Шапошников нашли в «офисных» перемещающихся креслах, которые удачно воспроизводят намёк постановщиков спектакля на возможную связь происходящего с современностью, быстро и неназойливо обозначают смену выбранных эпизодов романа и не стесняют, а в определённой степени обостряют взаимоотношения персонажей. Очень эффектно используется задник, на котором проецируются и дом Достоевского в Петербурге, и движущийся поезд, и снятый с распятия Христос, и, наконец, убитая Настасья Филипповна. Хорошо продумана музыка (Дмитрий Хамкалов) и в лирической её части, и в неожиданных драматических раскатах, предвосхищающих экстремальные ситуации романа и спектакля.

Мы уже отмечали, что Достоевский значительную роль в этом романе придавал православию. Все качественные характеристики князя Мышкина, Настасьи Филипповны и Рогожина рассматривались писателем с этих позиций, и авторы спектакля постарались  ярко и зримо это подчеркнуть: на чёрном заднике воспроизводится икона Троицы. Аллегория иконы понятна, убедительна и трагична, возникает лишь один,  на мой взгляд, важный вопрос: её «растворение» в бесформенном круговороте означает падение веры в божественную справедливость и иллюзорную божественную всесильность?!  И быть может, божественная реабилитация в финале спектакля смягчила и исключила сошествие с ума и Рогожина и князя Мышкина?

Очень хорош князь Мышкин в исполнении артиста Сергея Дубянского. Во всём, начиная с внешности и заканчивая поведением, веришь в такого именно князя Мышкина. Ему 26 лет, и он удивительно сохранил «детскость» характера, восхитительное человеколюбие, благородство и всепрощение. Он искренен, порядочен и честен. Любую подлость человеческую рассматривает как временное отклонение от истинного пути и верит, верит и верит в праведность любого человека. И любовные метания он рассматривает как возможность доставить радость человеку, облекая их в красоту человеческую и предельное самопожертвование.

И рядом антипод Мышкина  – Рогожин. Артист Дмитрий Акимов, исполняющий эту роль, убедительно играет и страстную любовь (хотя мне казалось, что страсть эта несколько задавлена и ещё не вырвалась в актёрском исполнении наружу), и ревность, и страдания от нереализованного чувства. Я думаю, что премьера – это только начало актёрского совершенствования и последующие спектакли дополнят и раскроют актёрский потенциал.

Настасья Филипповна – актриса Екатерина Константинова. Яркая, красивая, статная актриса со всеми данными для создания образа женщины-вамп, но сегодня в Настасье Филипповне нет трагедии изломанной судьбы: сегодня этой красавице более близки аффектация, самомнение, невозможность самопожертвования и выраженная эгоистичность. Именно эти качества и приводят её к гибели.

Из «второстепенных» образов несомненно нужно отметить мастерское исполнение роли генерала Иволгина заслуженным артистом России Игорем Чирвой и артиста Алексея Орлова в роли Фердыщенко. 

Несмотря на это выделение, хочется сказать, что весь актёрский состав представляет ровный и сыгранный ансамбль и это является безусловной заслугой режиссёра Геннадия Шапошникова. Спектакль по роману Достоевского «Идиот» свидетельствует о необыкновенных потенциальных возможностях актёрского состава, которые, будучи помноженными на возрастающую режиссёрскую мудрость, способны на любые театральные достижения.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector