издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Это зеркало моей бабушки»

Иркутяне подарили музею личные вещи театральной актрисы, игравшей вместе с Леонидом Гайдаем

«Зеркало в деревянной раме. XX век (I пол.). Дерево, стекло. Сколы, многочисленные утраты на раме, расслоение фанеры, повреждения на стекле…» – ничего особенного нет в этом старом экспонате. Помутневшее зеркало, в верхней части рамы отверстия, как будто рамочки для фотографий, но они слепы – фотографий нет. В августе 2015 года этот раритет в Музей истории Иркутска имени А.М. Сибирякова принёс молодой человек, звали его Дмитрий Лактионов. «Можно вот это зеркало сдать в музей?» – спросил Дмитрий. Оказалось, это зеркало когда-то принадлежало его родственнице, актрисе Иркутского областного драматического театра Любови Кирилловой, начинавшей в одной театральной студии с Леонидом Гайдаем.

«Оно у нас во дворе лежит»

– В августе 2015 года к нам в музей пришёл Дмитрий Лактионов и спросил: «Можно вот это зеркало сдать в музей? Оно у нас во дворе лежит», – рассказали сотрудники Музея истории Иркутска. – Мы начали выяснять, кому раньше принадлежало это зеркало. Молодой человек сказал, что это зеркало его бабушки. Более подробную информацию Дима дать не смог, но пообещал, что спросит  у мамы. Он ушёл, через некоторое время вернулся с мамой, и та пояснила, что это была не родная бабушка, а родственница! Как оказалось, зеркало принадлежало актрисе Иркутского областного драматического театра Любови Иосифовне Кирилловой. 

Как рассказала «Иркутскому репортёру» мама Димы Оксана Лактионова, Любовь Иосифовна была двоюродной сестрой её свекрови. Поскольку детей у актрисы не было, после ухода Любови Иосифовны дом достался её двоюродной сестре, а затем – её сыну, супругу Оксаны Лактионовой Евгению Савченко. В этом доме и хранилось то самое зеркало, что принёс в музей Дима Лактионов. Любовь Иосифовна, согласно сохранившимся документам, родилась 16 сентября 1925 года в Иркутске, всю жизнь прожила в нашем городе и ушла из жизни 13 января 2001 года. В семье сохранились фотографии Любови Иосифовны – в быту и в сценическом образе; документы, программки, свидетельства. Как вспоминают родные, Любовь Иосифовна личностью была творческой, а посему имела непростой характер. 

В архиве Любови Кирилловой несколько программок
с автографами

В музей были передана часть фотографий и документов из семейного архива. В основном это те фотографии, на которых актриса запечатлена в сценических образах. А ещё – программки с автографами режиссёров, репертуарные листки Любови Иосифовны. Мы обратились в Иркутский академический драматический театр им. Н.П. Охлопкова – вдруг там что-то знают о Любови Иосифовне. Заслуженный артист РФ Виталий Петрович Сидорченко сообщил, что, хотя историей театра занимается очень давно, такой фамилии, к сожалению, не слышал. Это неудивительно – Любовь Иосифовна, судя по афишам, хранящимся в Музее истории Иркутска, главных ролей не играла. А в военные и послевоенные годы люди в труппе часто сменялись, приезжали, покидали Иркутск. Трудно сейчас найти какие-то материалы по студентке, а потом – исполнительнице ролей второго плана. Разве что упоминание её в каких-то старых афишах. Виталий Сидорченко пообещал поискать, но надежды, как сказал, мало. Значит, поиск зашёл в тупик? 

«Злюке-Гортензии. Поздравляю с премьерой»

Однако я решила рассмотреть программки, что были переданы в музей, – они ведь тоже «говорят». Они-то и позволили добавить отдельные штрихи к биографии Любови Кирилловой. Самая старая программка  датирована 1944 годом – это спектакль «Великий государь» по трагедии 

В. Соловьёва в постановке режиссёра Николая Александровича Медведева и сорежиссёра Павла Григорьевича Маляревского. Если полистать летописи, то узнаешь, что премьера «Великого государя» состоялась 8 июня 1944 года. А уже 16 июня «Восточка» сообщила, что театр сразу же после премьеры выехал на гастроли в Хабаровск. На групповом фото в газете – руководство театра и ведущие актёры, но студийцев, а Кириллова тогда училась в студии при театре, среди них, естественно, нет. В «Великом государе» студентка Кириллова играла боярыню Годунову во втором составе. Студенты в афише помечены «звёздочкой». Если дальше читать список актёров, то увидишь среди тех, кто со «звёздочкой», Леонида Гайдая. Он в этом спектакле играл дьяка.

Репертуарный лист давно ушедшей из жизни актрисы

Вероятно, Любовь Кириллова училась в той же студии при театре, в которую в феврале 1944 года пришёл и Леонид Гайдай. Он окончил её в 1947 году и был зачислен в основную труппу театра. Видимо, в это же время в штат театра попала и Любовь Иосифовна. В сентябре 1947 года «Восточка» разместила фото с репетиции «Молодой гвардии», спектакля по роману Фадеева, поставленного режиссёром Дмитрием Алексеевичем Хадковым. Запечатлена в газете была сцена клятвы молодогвардейцев. В роли Олега Кошевого народный артист Таджикской АССР Сергей Якушев, Ульяна Громова – артистка Валентина Архангельская, за спиной Якушева стоит паренёк в очках, играющий Ваню Земнухова. Это студент театральной студии Леонид Гайдай. Любовь Кириллова играла в этом спектакле Клаву Кошелеву. Интересно, что одним из критиков этого спектакля выступал брат Леонида Гайдая, Александр. «Вполне справился с ролью Вани Земнухова артист Л. Гайдай, – писал он о брате. – В угловатом и мечтательном юноше из шахтёрского городка он сумел увидеть энергичного, жизнедеятельного, кристально-честного человека».  Любовь Кириллова, к сожалению, в этой рецензии не упоминается.  

Той же осенью, 5 ноября 1947 года, состоялась премьера спектакля «Великая любовь» («Мужество») Георгия Сергеевича Березко. «Спектакль посвящается 30-й годовщине Великой Октябрьской революции», значится в программке. Петровского, парторга батальона, в этом спектакле играл всё тот же Леонид Гайдай, а Любовь Кириллова исполняла роль старшей сестры Дуси Максимовой. «Выпускные спектакли театральной студии показали, что кадры его могут пополниться за счёт талантливой молодёжи», – писала «ВСП» о студийцах, заканчивавших учёбу в 1947 году. Это, безусловно, было сказано и о Любови Кирилловой. 26 июня 1948  Иркутский драматический завершил сезон премьерой спектакля К. Исаева и А. Галича «Вас вызывает Таймыр». «Этот новый спектакль подготовлен в рекордно короткий срок», – писала «Восточка». Леонид Гайдай в ней играл милиционера и был отмечен рецензентами в числе «удачных исполнителей эпизодических ролей». К сожалению, и на этот раз роль Любови Кирилловой рецензент «Восточки» не отметил. Интересно, что он критикует авторов комедии – Исаева и Галича – за «легковесность» характеров, зато хвалит артистов драмтеатра, которые сумели, по его мнению, придать весомости легковесным героям.

Самое интересное, что часть оставшихся от Любови Иосифовны программок – с автографами режиссёров, директора театра. «Уважаемой Любови Иосифовне, поздравляем с новым спектаклем. Директор театра 7 февраля 1953 года». Вероятно, речь идёт о спектакле «Егор Булычев и другие», где Кириллова играла горничную Глафиру. В прессе спектакль был раскритикован, и вот тут появляется в «Восточке» фамилия Кирилловой: «Однако горничная Глафира (артистка Л.И. Кириллова), интеллигент Тятин (артист И.Н. Конопацкий), старый Донат (артист Г.Г. Щербаков)… ещё не имеют в спектакле чёткого, яркого воплощения». Можно представить, каково это было читать Любови Иосифовне.  

Любовь Кириллова в сценическом образе

А вот другая программка с надписью: «Уважаемая Любовь Иосифовна! Поздравляем вас с новым спектаклем. 16 мая 1953 года». Этот спектакль для Любови Иосифовны был более счастливым. В этот день, как удалось выяснить, в Иркутском драматическом состоялась премьера  спектакля по пьесе Героя Советского Союза Дмитрия Медведева и соавтора Анатолия Гребнева «Сильные духом». Режиссёром спектакля выступил Э.В. Кондэ. В июньской «Восточке» 1953 года спектакль также был подвергнут критике. Отсутствие динамики в действии вменялось в вину режиссёру, критиковались и актёры. К примеру: «Одной краской рисует В.К. Венгер обер-ефрейтора Шмидта, к тому же чересчур оглупляя его». «Ошибкой театра, как нам кажется, является назначение на роль Коли Маленького М.В. Бойко, так как эта роль лежит за пределами внешних данных актрисы». Однако среди тех, чьей работой остался доволен автор рецензии, мы встречаем Любовь Кириллову: «Запоминаются в эпизодических ролях В.Г. Косов (граф Гаан) и Л.П. Кириллова (Софа)» (в статье искажены инициалы – вместо Л.И. Кирилловой стоит Л.П. Кириллова). 

Сохранились и репертуарные листки Любови Кирилловой 50-х годов. В листке 1955-1956 года – «Сельские вечера» Леканова, где Любовь Иосифовна выступала в ролях Груши и Наташи, «Без вины виноватые», где Кирилловой удалось сыграть и Таисию Ильинишну Шелавину, и актрису Коринкину, «Суд матери», где актриса играла Зою. В «Разоблачённом чудотворце» Филдинга Любовь Кириллова выступила в роли Беатрисы. В репертуарном списке 1956-1959 годов есть спектакли «Не всё коту Масленица» (роль Агнии), «Факир на час» (секретарша, стиляга, певица), «Почему улыбались звёзды» (Матильда), «Сын рыбака» (почтальон), «Не в свои сани не садись» (Арина Федотовна). Любовь Кириллова, судя по материалам, играла и в «Ревизоре». 

Вероятно, в начале 60-х Любовь Кириллова покинула драматический театр, поскольку среди её программок неожиданно появляется программка спектакля «Золушка» 1961 года, поставленного в Театре юного зрителя. На программке надпись: «Злюке-Гортензии. Поздравляю с премьерой». Значит, в этом спектакле Любовь Иосифовна играла сестру Золушки, Гортензию. Больше мне, журналисту, ничего интересного извлечь из программок не удалось. Возможно, историки театра узнают что-то большее, если поработают с этими пожелтевшими листочками. 

«В своём теплом кутушке спит щенок Каштан…»

Фото
на сцене, программки, репертуарные листы актриса хранила до конца жизни

«Вот так к нам пришёл молодой человек с зеркалом, а потом образовалась целая коллекция – к зеркалу прибавились фотографии и программки, и получилась маленькая история, – говорят сотрудники Музея истории Иркутска. – Однако пока это вся информация о Любови Иосифовне».  Казалось бы, на этом поиск можно было прекращать. Но была ещё одна возможность – обратиться к иркутским историкам и краеведам. Я разместила просьбу о помощи в группе «Иркипедия» в сети Фейсбук. Откликнулся заместитель директора библиотеки им. И.И. Молчанова-Сибирского Максим Куделя. Он нашёл заметку о некоей Любови Иосифовне Кирилловой в базе данных периодики «Хроники Приангарья». Заметка обнаружилась в газете «Восточно-Сибирский путь» за декабрь 1969 года: «К нам в редакцию часто приносит стихи для детей Любовь Иосифовна Кириллова. Она наш внештатный корреспондент. Недавно на слова её лирической песенки была написана музыка». Но та ли это Любовь Кириллова? Может быть, просто тёзка? Как оказалось, это была она. Оксана Лактионова подтвердила, что её родственница действительно сочиняла стихи, в основном – для детей.  

Поиск в газете «Восточно-Сибирский путь» за 1969-1970 годы дал результаты – нашлось около двух десятков стихотворений той самой Любови Кирилловой, актрисы. Очень много стихов она посвятила детям, которых у неё самой не было.  Она любила детей, и это видно из стихотворений. Вот одно из них: «Я волшебник! Я волшебник! Посчитаю – раз-два-три! И в моих руках – коробка! Сколько красок в ней – смотри!». «Уж очень хотелось бы Мишеньке, чтоб солнышко тучи осилило. В саду груши, яблочки, вишенки при солнышке очень красивые…». Часто героями этих пусть небезупречных, но искренних стихов становились животные: «В густой высокой травке, как хищник в страшных джунглях, крадется кот Царапка – глаза горят, как угли….». Оксана Лактионова рассказала, что Любовь Иосифовна очень любила животных, в её доме жили несколько кошек, собаки. Судя по всему, иногда Любовь Иосифовна сочиняла стихи, глядя на разыгрывавшиеся сценки между её питомцами, а потом эти рифмованные истории появлялись в газете. В них – кусочек почти утерянной для нас жизни, в которой были «своя ограда», дом, дворовые собаки и разгуливавшие по дому кошки: «В своём тёплом кутушке спит щенок Каштан. Захотел наш кот Пушок посмотреть, что там. Заглянул туда, и «Р-р-р-ы» раздалось из конуры…». А иногда стихи выходили совсем не детскими: «Прочла я объявление на столбике, написано простым карандашом: «Собачка продаётся вместе с ковриком. Собачка продаётся нипочём». В волнении, видно, автор был неслыханном: все буквы разбежались вкривь и вкось. И на листке, слезинками пропитанном, для адреса лишь места не нашлось». В заметке, которую отыскал Максим Куделя, идёт речь об иркутском композиторе, офицере советской армии Анатолии Гармаше. На стихи Любови Иосифовны он написал музыку. Значит, по крайней мере, один раз стихи Любови Иосифовны были переложены на музыку, и их слышали иркутяне. 

Пока это всё, что удалось найти о судьбе Любови Иосифовны Кирилловой, иркутской актрисы. Возможно, в самом театре обнаружатся ещё какие-то документы, может быть, старые афиши. Хорошо, что нашёлся такой интересующийся человек Дмитрий Лактионов, который решил, что старое зеркало не должно доживать свой век во дворе, а ему нужно найти место в музее. С этого поступка Дмитрия, в общем-то, и началась вся эта история, которая позволила пролить немного света на судьбу его двоюродной бабушки. 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector