издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дорога домой

«Восточка» продолжает следить за судьбой недееспособного Леонида Ромина

Леонид Ромин, за последние несколько лет ставший медийной фигурой, спешит поделиться хорошими новостями. После публикации статьи в нашей газете ему разрешили купить те вещи, о которых он просил – кожаную куртку и туфли. Многие наши читатели помнят Ромина по многочисленным публикациям в «Восточке» и знают, что сейчас парень находится в психоневрологическом диспансере. Он признан недееспособным, поэтому лишён многих вещей, о которых большинство людей даже не задумываются. Например, он не может пойти в магазин и купить себе джинсы или куртку. Сначала нужно получить разрешение от районного отдела опеки. Так, нынешней весной Леониду запретили тратить деньги с его счёта на одежду и обувь. Велели ходить в том, что выдают опекаемым интерната.

Никаких роскошных приобретений Леонид не планировал. Всего-навсего хотел купить к весне туфли, джинсы, ремень, серебряную цепь и прикроватный коврик. Всё вместе должно было уложиться в сумму около 15 тысяч рублей. Но из вещей в отделе опеки разрешили купить только коврик. Об этом наша газета рассказала в материале «Я хотел бы выглядеть нормальным человеком», опубликованном в номере за 5 апреля 2016 года. 

Газета вышла во вторник, а уже в пятницу главный герой публикации щеголял по деревне в обновах. Ромин обратился к опекунам с новой заявкой, попросил разрешения приобрести туфли и куртку и неожиданно получил положительный ответ. «Директор интерната специально повёз меня в Тайшет. Сам себе покупать вещи не имею права, по магазинам ходили вместе с сотрудницей учреждения. Обошли несколько бутиков, пока я нашёл то, что нужно. Покупками я доволен. Конечно, хотелось большего. Но хотя бы так», – рассказывает Леонид. Грустно сознавать, что только так – через публикацию в газете – человек может добиться разрешения купить элементарные вещи. 

Недавно стало известно, что Леонид Ромин не может дальше находиться в Пуляевском психо-неврологическом интернате. Директор учреждения и опекун Леонида Николай Пирогов уверяет, что новость никак не связана с неудобствами, которые его подопечный доставляет опекунам в последнее время. «Вышел приказ Министерства здравоохранения, по которому мы должны были проверить истории болезни опекаемых. Речь не только о Ромине. Из 330 человек шестеро имеют диагнозы, с которыми нельзя находиться у нас. Мы учреждение социальной защиты, а им надо в то, которое относится к системе здравоохранения». 

Если говорить по-простому, этих людей надо переводить в психбольницы. Неприятная перспектива для парня, и без того не избалованного жизнью. По психиатрическим больницам он намотался с самого детства. Был единственным собственником двухкомнатной квартиры в доме на улице Байкальской в Иркутске, имел психическое заболевание. Это во многом и определило его судьбу – кочевать из одного интерната в другой и из одной больницы в другую. Однажды сбежал из очередной психлечебницы к себе домой и узнал, что доверительный управитель его квартиры, юрист администрации Октябрьского района Екатерина Острожная, в свою пользу сдавала жильё Ромина. Леонид больше года тогда прожил в подъезде собственного дома. Когда всё-таки попал к себе в квартиру, опекун, назначенный той же администрацией, под видом обмена перевезла своего подопечного в нежилой барак в Черемхове, а квартиру в Иркутске продала. Давно известны все фамилии: кто сдавал его квартиру, кто подписывал разрешение на продажу, кто был опекуном. Но – какая досада – опять никого не нашли.

И снова Ромин пошёл по психбольницам и интернатам. Того дома в Черемхове, где «определили квартироваться» Ромину, давно уже нет. Барак снесли. Благодаря усилиям действующего тогда депутата Законодательного Собрания Андрея Швайкина и доброй воле мэра Черемхова Вадима Семёнова Леонид получил просторную квартиру в новостройке в городе угольщиков. Жильё три года находится в его собственности. Но Лёня за это время ни разу не видел свою квартиру. Он, опекаемый интерната в Тайшетском районе, недееспособный человек, и по закону не может жить самостоятельно. Если даже найдётся опекун, он должен забрать опекаемого к себе, попечитель не имеет права проживать в квартире своего подопечного. 

Зашла речь о переезде, и Леонид снова надеется вернуться домой. «Я могу жить один. У меня получится. Квартиру буду держать в чистоте, сам ходить аккуратно, работу какую-никакую найду. Я когда в побеге был, всё у меня хорошо выходило», – увещевает Леонид. О самостоятельной жизни он может судить лишь по тем промежутках времени, когда сбегал из больниц и интернатов. Пару месяцев назад мы беседовали с Николаем Пироговым. Тогда он категорично утверждал, что Леонид не сможет жить без присмотра. Сейчас он, кажется, готов отпустить своего подопечного. Николай Пирогов не исключает вариант, что он как опекун будет ходатайствовать перед судом о возвращении дееспособности Леониду Ромину. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector