издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Цикл владения

В Иркутске эксперты фиксируют увеличение предложения на рынке жилья в деревянных памятниках

  • Автор: Алина ГОРОДНИЧЕНКО, Наталья ГАВРИЛОВА

Особняк Гейриша, усадьба Томских – это далеко не все объекты недвижимости, где можно приобрести квартиру в деревянных зданиях, отнесённых к числу памятников. Специалисты фиксируют рост числа предложений о продаже жилья в охраняемом деревянном центре Иркутска. Риелторы, как правило, за этим процессом лишь наблюдают. Организаторами подавляющего большинства сделок являются собственники квадратных метров, стремящиеся улучшить свои жилищные условия. Эксперты полагают, что движение на рынке подстёгивает подход властей к вопросу расселения из ветхого и аварийного жилья.

Уезжают

Всё заметнее становятся объявления о продаже жилья в деревянных жилых зданиях, находящихся в центре Иркутска. На улице Декабрьских Событий, например, выставлены три квартиры, расположенные в домах по соседству. В доме № 54 предлагают купить квартиру площадью 95 кв. метров за 1,9 млн рублей. Это особняк Гейриша, построенный ещё во второй половине XIX века, а впоследствии ставший жилым многоквартирным домом. 

В разговоре с корреспондентом «Конкурента» продавец сообщил, что собственником помещения является его мать, проживающая там уже более сорока лет. По его словам, звонят по объявлению совершенно разные люди и в основном интересуются, благоустроен ли дом.

А по адресу: ул. Декабрьских Событий, 56, двухкомнатная квартира площадью 40 кв. метров выставлена за 1,4 млн. Чтобы капитализировать своё жильё, владельцы собираются провести воду. А в доме № 48 двухкомнатную квартиру (35 кв. метров) предлагают за 1,1 млн. По телефону, указанному в объявлении, ответила женщина – владелица квартиры, прожившая там более 35 лет, и уже купившая новое благоустроенное жильё. 

Корреспондент «Конкурента» изучил ресурсы с объявлениями о продаже недвижимости и нашёл десятки объявлений о продаже жилья в деревянных зданиях, расположенных в охранных зонах. Все продавцы – на Степана Разина, Киевской, Марата или Богдана Хмельницкого – мечтают переехать из деревянного дома в благоустроенный. Цена на предлагаемое ими жильё колеблется в среднем от 20 тыс. до 50 тыс. рублей за квадратный метр. Во многом она зависит от того, какими коммуникациями обеспечено здание: есть ли вода, отопление, канализация. 

Существуют и дорогие варианты. За 3,35 млн рублей помещение площадью 39 кв. метров продаётся на улице Марата. Это как раз тот редкий случай, когда сделку обеспечивает агентство недвижимости. «Собственник уже давно здесь не живёт, – рассказывает риелтор. – Они сами сделали ремонт под офис и хотят продать свою бывшую квартиру какой-нибудь фирме».

Остаются

Улица Бабушкина тоже пестрит растяжками о продаже квадратных метров. В 2011 году этот тихий центр Иркутска привлёк внимание СМИ проектом реставрации усадьбы Винтовкина. Купивший остов старинного здания экс-вице-мэр Иркутска Дмитрий Разумов тогда не называл размер инвестиций на восстановление комплекса зданий, составлявших усадьбу, но эксперты оценивали работы в сумму более 20 млн рублей. 

На Бабушкина большая часть зданий построена в конце XIX века. Это один из редких районов центра, практически полностью сохранивший свой исторический вид. Несмотря на расположение, улица тихая и зелёная. Тут практически нет машин, во дворах домов играют дети, не спеша прогуливаются жители с собаками, а пожилые женщины поливают цветочные клумбы возле домов.

Не все обитатели стремятся поменять прописку с Бабушкина. «Я живу здесь уже 22 года, – рассказывает свою историю одна из жительниц. – Мой брат тоже продал благоустроенную квартиру, купил себе деревянный дом неподалёку и живёт в нём уже несколько лет. Объявления о продажах иногда появляются, но они, бывает, подолгу висят просто так, и в итоге хозяева не продают, а сдают свои дома. Теперь очень много квартир заняты лицами кавказской национальности и гастарбайтерами, к сожалению. А властям на улицу, если честно, плевать. Тут даже дворники-то не всегда убираются, а о реставрации и благоустройстве домов за счёт государства и речи быть не может. Поэтому, конечно, многим проще просто съехать отсюда». 

– У нас на улице всё спокойно, сносить ничего не собираются, да и дом горел в последний раз довольно давно – около года назад, – подхватывает её соседка. – Знаю семью, которая живёт на этой улице уже много лет, и им всё нравится. У них и дети тут живут, постоянно на велосипедах катаются. Я тоже съезжать не планирую. Съезжает в основном молодёжь, которой хочется лучшей жизни, а пожилым людям и тут хорошо.

В начале улицы, в контраст отреставрированной усадьбе Винтовкина, стоит сгоревший и заброшенный двухэтажный дом.

– Это скорее единичный случай. Много поджогов на Франк-Каменецкого и в Радищева, там и объявлений о продаже домов одно время много было, а здесь всё спокойно, – рассказал житель дома, расположенного недалеко от сгоревшей постройки. – На этой же улице у меня живет товарищ. Ему сейчас 75 лет, и половину жизни он провёл здесь. И никуда съезжать не собирается. Раньше тут все друг друга знали и смотрели за домами соседей на всякий случай. Теперь же люди живут более обособленно, и каждый смотрит только за своим домом.

Прогуливаясь вдоль Бабушкина и заглядывая в небольшие дворы, окружённые со всех сторон деревянными домами, можно увидеть и самодельные качели, и детские рисунки на заборах, и домашних животных, выглядывающих из окон с резными наличниками. 

– Я живу не здесь, но родилась на этой улице в 11-м доме. Раньше эта улица называлась Зверьевской, и наша квартира была коммунальной, – рассказывает случайная прохожая. – С большим сожалением смотрю на то, что здесь мало что реставрируется, ведь если подумать, то каждый дом здесь имеет свою историю. Очень многие мои знакомые съехали ещё во времена Советского Союза в собственные квартиры, так как в коммуналках жить никому не хотелось. Сейчас все коммуналки уже давно разделились и стали квартирами. А от новых хозяев обычно ни слуху ни духу, да они и не следят особо за сохранностью домов и палисадников вокруг, поэтому я, конечно, против, чтобы дома продавались и сдавались кому попало. Но, к сожалению, это зависит уже не от нас. 

Продавцы и покупатели

Не все обитатели стремятся поменять прописку с Бабушкина

Пример Дмитрия Разумова не был оценён другими иркутянами, владеющими достаточными средствами для реставрации зданий с более чем вековой историей. Квартиры в деревянных домах-памятниках продаются плохо. Но всё же продаются. И покупателями обычно становятся люди, ограниченные в средствах: ведь, по большому счёту, это жильё стоит гораздо дешевле квартир в хрущёвках, говорит менеджер агентства недвижимости «Слобода» Дмитрий Щербаков.

– Люди не видят перспективы расселения из неблагоустроенного, а порой очень ветхого жилья, вот и пытаются улучшить свои жилищные условия, – отмечает он. – Рассчитывают, к примеру, на тех, кто живёт в районе, а работает в Иркутске. 

Вероятность того, что подобными объектами могут заинтересоваться коммерческие структуры, достаточно низка, поскольку речь идёт о помещениях в многоквартирных домах, коммуналках. И чтобы перевести здание из жилой в коммерческую недвижимость, необходимо вести переговоры с большим количеством людей. А на выкуп здания у всех собственников могут уйти годы. 

Директор Агентства развития памятников Иркутска Ирина Кравец признаёт, что количество предложений на рынке жилья в деревянных памятниках растёт. По её мнению, «люди поняли, что проживание в памятниках налагает обязательства, это ответственность». Она напомнила о сносе на прошлой неделе пристроя к памятнику, который являлся жилым домом. 

У физических лиц мало возможностей для благоустройства этих зданий. «А все эти дома надо благоустраивать, – считает Кравец. – Здесь без государственной помощи обойтись сложно. Деревянные памятники необходимо расселять». 

Пока же процесс смены собственников в этих домах имеет вполне определённую цикличность: одних не имеющих средств на реконструкцию и сохранение памятников людей сменяют точно такие же. «Это хаотичное движение не может повлиять на ситуацию сохранения зданий», – подчёркивает Ирина Кравец. И если федеральная программа расселения из ветхого и аварийного жилья допускает возможность расселения памятников и их реставрацию, то региональные нормативные акты такой возможности не дают. Хотя, по мнению Кравец, подобные программы должны отдавать приоритет памятникам.

Источник: http://mirotto.ru/

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector