издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Кто нам светлый дал Дворец? Сталин – радости творец…»

Новое об истории Дворца пионеров

Передо мной пригласительный билет, вышел он из типографии 55 лет назад. «Иркутский дворец пионеров имени А.С. Щербакова приглашает тебя на утренник, посвящённый празднику «Недели детской книги»…». Малышам, которые по этим билетикам когда-то попали во Дворец на «Утро сказок», сегодня уже идёт седьмой десяток лет. Удивительно, как этот билет вообще сохранился. История Дворца, казалось бы, общеизвестна. Однако знаете ли вы, что открыт он был не в 1938 году, как свидетельствуют официальные его хроники, а годом раньше – в 1937-м? Что при Дворце был собственный настоящий корабль, а поделки иркутских школьников хранились в Москве, в музее подарков Сталину?

Перебираю небольшую коллекцию пригласительных билетов, доставшуюся мне от школьной учительницы. Яркая картинка на плохой бумаге – пропуск  на новогоднюю ёлку во Дворце пионеров, похоже – середина 1970-х годов. А вот ещё один билет во Дворец, с Чебурашкой и крокодилом Геной, а рядом – приглашение на празднование 40-летия Дворца. Такое можно сейчас найти только, наверное, в частных архивах… За этим – детство сегодня уже совсем взрослых людей. Разглядывая эти листочки, я решила почитать историю Дворца пионеров. И вот что значилось на официальном сайте Дворца: «Президиум Восточно-Сибирского крайисполкома 2.12.1936 года принял постановление по переоборудованию бывшего особняка Второвых под Дворец пионеров. В 1938 году в Иркутске состоялся праздник открытия Дворца пионеров и октябрят (тогда он назывался так). Открыл торжественное заседание участник драматического кружка Юра Порохницкий». Тот же текст, немного изменённый, цитировался и на «Иркипедии». Однако оказалось, что всё совсем не так. 

Куда пропал целый год?

Благодаря проекту «Хроники Приангарья» Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеки им. И.И. Молчанова-Сибирского и летописи Иркут­ска, составленной Юрием Колмаковым, удалось выяснить, что Дворец был открыт вовсе не в 1938 году. Впервые о полноценном «Дворце юного ленинца» в Иркутске заговорили в 1934 году, после того как по инициативе Павла Постышева политбюро ЦК ВКП(б) Украины отвело лучшее здание в Харькове под такой дворец. «Город, имеющий почти 30 000 детского населения, вправе рассчитывать на детскую баню, детскую парикмахерскую (хотя бы в системе Красного креста), минимум внешкольных учреждений, где ребёнок мог найти применение своим способностям», – писали газеты. Похоже, что Дворец в каком-то виде существовал и в 1934 году. Но вот в каком здании? Вопрос. Газеты не дают адреса, но указывают: «…на сегодня Дворец пока представляет двух­этажное здание, второй этаж которого, кстати, занимают посторонние жильцы» (особняк Второва, надо сказать – двухэтажный, однако там размещалось, если верить газетам, другое учреждение). При этом Дворце пионеров существовал свой ТЮЗ, созданный на базе театра рабочей молодёжи. Было указание «товарища Разумова» (первый секретарь крайкома ВКП(б). – Авт.) об освобождении второго этажа, но «работу тормозил горсовет».   

В октябре-ноябре 1935 года крайком ВКП(б) принял постановление о передаче дома, занимаемого крайпотребсоюзом (особняк Второва), под Дворец пионеров. В декабре 1936 года президиум крайисполкома ­утвердил технический проект и схему строительных работ по оборудованию здания под Дворец пионеров. Стоимость проекта – 142 тысячи рублей. 7 декабря 1936 года строительный сектор облисполкома приступил к работе. Шесть раз сроки строительных работ по переоборудованию особняка Второва переносились, планировалось сдать его к 28 апреля 1937 года, потом – к 1 мая, но и в эти сроки строители не уложились – были перебои в поставке материалов. 

Дом пионеров (а именно так он тогда был назван) был открыт 8 ноября 1937 года, к 20-летию Великого Октября. Позже, в ноябре 1937 года, началась кампания по выборам в депутаты Совета Союза, вы­двигался  «крепкий большевик, верный сын народа» Александр Щербаков, занимавшийся «выкорчёвыванием троцкистско-бухаринских бандитов». Одной из его «заслуг» в предвыборных материалах газет стал тот самый Дворец пионеров. Депутат горсовета Рязанов, рассказывая о Щербакове, тут же накляузничал на комиссию содействия строительству Дворца, которая, по его мнению, в течение двух лет «не делала ничего». «Да это и понятно. Кроме вреда от ныне разоблачённых врагов народа, которые входили в комиссию, нечего было и ожидать. Только с приездом в Иркутск Щербакова дело начало двигаться вперёд», – писал депутат. Щербаков, уничтожив прошлую комиссию, создал новый комитет, и Дворец был готов к ноябрю 1937 года. Стоит ли говорить, что если сроки его сдачи были объявлены ещё в апреле 1937 года, то готовность здания была уже высокой и заслуга Щербакова в этом была минимальной? Однако именно Щербаков обеспечил себе славу «создателя» иркутского Дворца пионеров. Его имя закрепили на долгие годы в названии Дворца. 

Что же это за дата – 1938 год? Ведь упоминаются какие-то конкретные личности – к примеру, участник драмкружка Юра Порохницкий. Это мальчик из статьи «Восточки» от 26 ноября 1938 года под названием «На празднике во Дворце пионеров», к этому моменту Дворец посещали уже целых 12 месяцев больше 2 тысяч пионеров. Вот он, Юра Порохницкий: «Торжественное заседание по случаю первой годовщины Дворца пионеров открывает член драматического кружка пионер Юра Порохницкий». В газете от 24 ноября событию была посвящена целая статья под названием «Год работы Дворца пионеров и школьников». Таким образом, именно в 2017 году, а не в 2018-м, Дворец пионеров должен праздновать своё 80-летие.  

«Кто нам светлый дал Дворец? Сталин – радости творец…»

Как же проходило открытие 8 ноября 1937 года? Дворец был украшен цветными лампочками и напоминал «сказочный терем», золотыми буквами на красном фоне сияла надпись «Дом пионеров». Задолго до открытия у здания собралась большая толпа. В нижнем этаже помещался отдел техники, который оборудовали рабочие завода имени Куйбышева, много дней над электролабораторией работал техник ЦЭС Агеев, здесь же – лаборатория связи. Выступления руководителей обкома партии завершило тысячеголосое: «Спасибо родному Сталину!». Отсюда, из Дворца, пионеры и отбили собственную телеграмму товарищу Сталину.  

«Во Дворце своём большом мы играем и поём, клеим, пилим и строгаем и модели запускаем…»  – такие стихи читали дети год спустя, на первой годовщине. В почётном президиуме заседали Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович, Калинин, Жданов, Ежов, Микоян, Андреев, Хрущёв. Естественно, удалённо. Просто пионеры их заочно избрали, а портреты были развешаны по стенам – картины и вышивки. Если бы вы попали в зрительный зал, то увидели бы огромные строчки Маяковского на красном полотнище: «Хороший дом, большущий дом, на все четыре стороны…». А на самом входе стены круглого вестибюля были расписаны кострами, в центре – скульптура детей-физкультурников с шаром. В комнате массовых игр были огромные смеющиеся Луна и Солнце. Работал аттракцион «Хочу всё знать». «Нажмёшь одну кнопку, и на экране появляется или кадр из кинофильма, или очень занимательный вопрос». Удивительным был «чудесный столик» (транс­форматор Томсона): когда к нему подносили лампочку, она вспыхивала на расстоянии; а кружковцы делали робота, который мог бы «вставать, ходить, стрелять»; была и собственная электрическая пушка для «обороны страны».  Во Дворце были собственные действующие аппараты Бодо, Морзе, Тремиль, телеграфный и телефонный коммутаторы, действующий макет телефонной станции. Отсюда и шли теле­граммы Сталину. 

Судя по заметкам, уже в январе 1938 года рядом с Дворцом был залит каток. Ледяное поле было празднично украшено, центральное место занял большой портрет «лучшего друга детей и физкультурников Иосифа Виссарионовича Сталина». С наступлением темноты из Дворца пионеров лилась музыка, а небо над Дворцом было цветным из-за фейерверков. Не все «забавы» детей были столь приятны. В январе 1939 года в память о Ленине Дворец пионеров загорелся траурный пионерский костёр. Дети возле него исполняли песню «На смерть Ленина», а оркестр народных инструментов играл похоронный марш. То, что детей готовили для странного будущего, свидетельствует заметка 1938 года: «Нынче в Иркутском Дворце пионеров начал работать кружок по изучению пулемёта».  

«Голубеграммы»

Зима 1941 года, гора Еловая, что у Каи, вся в глубоком снегу, и вдруг из-за косогора появляется «танк», бегут лыжники в маскхалатах, вперёд с криком «Урааа!» кидается пехота с винтовками. А в небо взмывают голуби: там, далеко, в центре города, во Дворце пионеров ждут этих пернатых посланников. «Голубеграммы», прикреплённые к лапкам учёных птиц, несут в Главный штаб Дворца весть – кто победил в военной игре… Безусловно, первые десятилетия жизни Дворца были бе­зумно интересным. В 40-е при Дворце пионеров существовал оборонный лагерь, где детей учили обращаться с оружием, основам сигнализации. Во Дворце в те годы занимались юные железнодорожники, которые позже стали машинистами Иркутской детской железной дороги. А во Дворце была смонтирована собственная миниатюрная «Малая Кругобайкальская железная дорога», дети носили форму, всё по-настоящему. 

В 1940 году 300 юных моряков Дворца пионеров попросили найти для них «настоящий боевой корабль». ТЮЗ решил сделать в выходные одну постановку, сборы от которой отдать во Дворец пионеров для постройки корабля. В августе 1940 года корабль  «Сталинец» был спущен на воду. На нём были установлены модели торпедных пушек, настоящие шлюпки, капитанский мостик, корабль был с настоящим трюмом и кают-компанией, где моряки Дворца пионеров проводили занятия. А вечером на шлюпках отплывали на берег в палаточный лагерь. 

Дети со взрослыми творили волшебство в театральной студии – в 1940 году во «Дворце пионеров» был поставлен спектакль «Баба Яга», в котором при помощи всяческих технических трюков были показаны сказочные чудеса – Баба Яга летела в ступе над сценой, из брошенного гребня вырастал лес, по сцене ездила печь. 

В 1940 году, спустя три года после открытия, прошла реконструкция Дворца пионеров. Художники Бойко, Развозжаев, Семёнов, Гвоздев и Юшков разработали эскизы. Сейчас мы можем примерно представить, как выглядел зрительный зал Дворца накануне Великой Отечественной. В четырёх его нишах по углам были размещены композиции с фигурами Ленина, Сталина, Ворошилова и Молотова с детьми.  В библиотеке дети были написаны уже вместе с Горьким, а в театральной комнате – Горький и Сталин. Остальные стены были расписаны батальными сценами, иллюстрирующими подвиги Гражданской войны, у озера Хасан, в Финляндии. 30 с лишним тысяч рублей было потрачено на скульптуры Ленина и Сталина, а также «Бой Руслана с Черномором». Во Дворце вплоть до смерти Сталина была отдельная «комната Ленина – Сталина», где дети изучали их био­графии и встречались «со старыми большевиками». К 70-летию Сталина в кружке вышивания был вышит огромный портрет вождя и отправлен в Москву, где он хранился в Музее подарков И.В. Сталину.    

«Вот на трибуну выходит ученица 4 класса 11 школы Клара Белобородова (конферансье Дворца). «Товарищи депутаты! – раздаётся её звонкий детский голосок. – А мы прямо с новогодней ёлки из Дворца пионеров, вместе с Дедом Морозом и его свитой пришли приветствовать вас!» Для постороннего взгляда всё отлично: радостная девочка, улыбающиеся ребята. Сталинские функционеры любили обняться во время конференции с детьми, получить от них цветы… Оказалось, дети из балетного и драмкружка дневали и ночевали на всяческих комсомольско-партийных мероприятиях, иногда задерживаясь до 12 часов ночи. Доходило до того, что талантливые ребята получали сильное переутомление, как это было с Толей Бабкиным, членом литературного кружка, которому врачи запретили ходить на учёбу после бесконечной его эксплуатации Дворцом пионеров. 

Сам же Дворец долгое время использовался для проведения массовых мероприятий областного совета депутатов, комсомольских, проф­союзных организаций. И, естественно, дети «оформляли» своим присут­ствием эти заседания. Однажды в газету написали организаторы конкурса «Юных математиков», которые обнаружили, что в кабинете Дворца, где они собирались вручать награды детям, расставлены столы с закусками, вином, пивом. Оказалось, здесь должен был состояться вечер исполкома горсовета. 

«Сорок минут, товарищ Мао Цзедун»

В 40-е годы при Дворце пионеров существовал свой собственный корабль

Иркутский Дворец пионеров видел на своём веку много известных личностей. В декабре 1939 года Дворец пионеров встречал брата Павлика Морозова, Алексея Морозова, курсанта Иркутского авиатехнического училища. Брат героически погибшего пионера рассказал, как Павлик учился, работал на селе, «и почему озверевшее кулачьё его убило». Алексей Трофимович Морозов недолго был героем иркутских пионерских слётов. Закончив училище, он покинул Иркутск, поселился в Ашхабаде, служил младшим воентехником 116 истребительного авиаполка, в 1 эскадрилье. В 1942 году та же власть, что вознесла его убитого брата на пьедестал, арестовала Алексея Морозова. Он был осуждён на 10 лет исправительно-трудовых лагерей и, как все, позже реабилитирован.  

В феврале 1950 года Дворец посетил Мао Цзедун. Ничего, кроме сухого правительственного сообще­-

н­ия о том, что Мао пробыл «несколько часов» в Иркутске и посетил чае­прессовочную фабрику и Дворец, нет. Уже в 1951-м увидели свет стихи Юрия Левитанского. «Семафоры Иркутска над рекою встают. Город в зелени мая удивительно юн. – Сколько длится стоянка? Сорок минут, товарищ Мао Цзедун. Ему бы успеть и туда, и сюда, все улицы эти шагами промерив. Да времени, жаль, маловато. – Тогда, прошу, если можно, – в Дворец пионеров…». Мао встретили иркутские пионеры, и одного из них он, как писал поэт, погладил по голове: «И на вихры пионера вдруг ласково так легла ладонь, сохранившая часть тепла сталинских добрых рук…». Сталинские руки тут – такая метафора: уезжая из Москвы, Мао получил рукопожатие Сталина и той же рукой провёл по голове иркутского пионера. 

В 1951 году Иркутский дворец пионеров посетил писатель Сергей Михалков, который прочёл «Дядю Стёпу» и побывал на пионерском костре. Известный боксёр, семикратный чемпион России Закарья Мигеров начинал в кружке юных боксёров иркутского Дворца пионеров. Лето 1974 года, короткая заметочка в «Восточке» под названием «Петрушка у пионеров». Она рассказывает о том, как кружок театра кукол Дворца пионеров поедет с гастролями по детским лагерям. В ней нет ничего особенного, кроме того, что в числе детей, которые «берут с собой в поездку любимых кукол», упоминается Андрей Калиниченко, нынешний директор театра кукол «Аистенок». Это то немногое, что удалось разыскать об истории Дворца пионеров. Безусловно, этот «сказочный дом» ещё ждёт своего историографа. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер