издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«У нас тут камни позеленели. Как-то тревожно»

Проект «Байкальская экспедиция – 2016», организованный при поддержке En+, обнародовал первые результаты анализа и переработки байкальской спирогиры

Неконтролируемый рост водорослей спирогиры в прибрежной зоне Байкала фиксируется уже не первый год. Основная причина – попадание в воду фосфатов, содержащихся в бытовой химии, утверждают учёные. При этом лишь недавно общественность начала разделять их озабоченность. Первый проект, направленный на борьбу с эвтриофикацией байкальских вод, был запущен в этом году. Его авторы, молодёжный благотворительный фонд «Возрождение земли сибирской» совместно с компанией En+, взяли на себя работу не только по анализу токсичности собранных на Байкале нитчатых водорослей, но и по поиску возможных способов их переработки для очистки озёрных берегов.

Байкал, долгое время считавшийся чистейшим озером планеты, всё же столкнулся с проблемой загрязнения под влиянием человека. Первые очаги разрастания спирогиры учёные фиксировали ещё полтора десятка лет назад. «Мировая практика говорит, что эти водоросли просто так не начинают расти, а, как любое растение, появляются в благоприятных условиях. Это значит, что экология Байкала изменилась, – говорит президент молодёжного благотворительного фонда «Возрождение земли сибирской» Елена Творогова. – Мы отслеживаем информацию по побережью, наблюдаем, что процесс идёт по нарастающей. Если раньше люди в Байкальске говорили, что там нет спирогиры, хотя на самом деле она была, просто  в небольших количествах, то теперь её можно уже пойти и набрать. То же самое в Малом Голоустном, оттуда нам звонят и говорят: «А у нас камни позеленели, как-то тревожно».  

Ещё в минувшем апреле авторы проекта «Байкальская экспедиция», который занимается изучением Байкала в течение уже четырёх лет, анонсировали свои планы на нынешнее лето. «Условно мы разделили их на три блока, – отмечает Творогова. – Речь идёт не только о проведении исследований и анализа того, что Байкал выбрасывает на берег во время осенних штормов, а также просветительской работе с населением, но и о поиске решений сложившийся проблемы».

Основные исследования коснулись зоны Баргузинского залива в районе Максимихи. «Там мы собрали биомассу смеси водорослей в количестве нескольких сотен килограммов и заложили над ней ряд экспериментов, – рассказывает руководитель «Байкальской экспедиции – 2016» Марина Рихванова. – Мы не только организовали исследования с двумя школами – в посёлках Турка и Малом Голоустном – о выращивании картофеля, но и передали смеси со спирогирой фермерам».

Но самое главное – в рамках этой работы был проведён химический анализ  собранных в прибрежной зоне водорослей. «Нам нужны были данные из сертифицированных лабораторий, – продолжает Рихванова. – Оказалось, что проще всего сделать анализ почв, для этого мы обратились в Иркутский филиал Россельхозцентра».

 Самым большим опасением было найти в собранных образцах сине-зелёные водоросли, которые могут быть смертельно опасны из-за выделения токсических веществ. Это могло поставить крест на планах по переработке собранной биомассы. «Оказалось, что у местных лабораторий существуют проблемы с определением токсичности, – отмечает Рихванова. –  Одних не устроили объёмы предоставленного материала, другие вообще не проводят такой анализ с формулировкой, что в природе Байкальской территории нет водоросли, которую нужно исследовать на токсичность. Всё дело в том, что полтора десятка лет назад государственные методики на проверку азот- и фосфоросодержащих элементов исключили из арсенала местных лабораторий. Но нам по силам заказать и утвердить эти методики для Иркутской области, что мы и сделали. В будущем может официально проводиться анализ органического вещества».

Впрочем, токсикологические пробы всё же были взяты: в их смеси с почвой Малого Голоустного опасных соединений найдено не было. «Контрольный опыт показал, что почва обладает слабым стимулирующим действием. Анализировались причины гибели дафний, микроскопических ракообразных, и хлорелл, одноклеточных водорослей. Первые в почве не погибают, а вторые даже немного размножаются  в питательной среде», – подводит итог Марина Рихванова.

Учитывая, что почвы вокруг Байкала бедны и плохо удерживают питательные вещества, смесь спирогиры можно использовать в качестве органических удобрений взамен минеральных, которые как раз способны привести к избытку фосфора и, соответственно, к усилению роста биологической продуктивности.

«Если отладить производство удобрений из водорослевой биомассы, это только плюс и для местных жителей, и для качества сельхозпродукции, и для Байкала», – считает Елена Творогова.

Уже сейчас разрабатываются проекты по использованию спирогиры в качестве органического удобрения. Так, специалисты ботанического сада ИГУ предлагают с помощью калифорнийских червей делать из водорослей биогумус. «Такая продукция будет цениться, – отмечает заместитель директора ботансада госуниверситета Сергей Солдатов. – Поскольку речь идёт об отходах, производить её можно будет силами частного хозяйства, затраты совсем небольшие – нужно лишь купить ящики для сбора органического мусора и спирогиры».

Пока без страха собирать водоросли для удобрений авторы «Байкальской экспедиции» советуют только в районе Баргузинского залива – пробы на токсичность прибитых к берегу водорослей рядом с Северобайкальском сделают до конца лета.

– Это довольно удобный материал, – отмечает дизайнер ландшафтов Елена Якимова. – Я использовала спирогиру в качестве мульчи – органического укрывного материала для грядок. Она сохраняет влагу, довольно рыхлая, её не нужно измельчать. Материал не слёживается, пробивается мало сорняков, а растения не угнетаются.

Есть предложения использовать спирогиру не только для нужд садоводства –  житель Байкальска Дмитрий Хлыбов предложил изготавливать из неё подарочную бумагу. Первые образцы, где можно разглядеть маленьких рачков и остатки водорослей, уже можно подержать в руках. «Это дизайнерская бумага, – говорит Елена Творогова. – Мы не говорим о промышленном производстве, это ручная работа. Мы хотим отработать также технологию производства упаковки для байкальских сувениров, которые туристы везут с отдыха».

– Важно начать с малого, – говорит директор по связям с общественностью En+ Елена Вишнякова. – Когда наша компания приняла решение поддерживать участие в программе по борьбе с разрастанием спирогиры, то самым важным для нас была схема действий. Она понятно структурирована и даже в какой-то степени изящна, поскольку включает не только исследования и уборку, но и поиск бизнес-решений, которые запускают рыночный механизм. Это пример для проектов, направленных на комплексную работу с существующими проблемами. 

В скором времени список возможных способов использования спирогиры пополнится – 18 июля в Байкальске стартует школа экологического предпринимательства, где свои проекты представят жители Северобайкальска. «Конечно, проблему загрязнения Байкала это не решит, – соглашаются специалисты. – На озере нужно строить нормальные очистные сооружения и использовать бесфосфатную бытовую химию. Но у нас есть возможность влиять на ситуацию соразмерно человеческим возможностям. Если биомассу будут утилизировать с минимальными затратами, а люди будут понимать, зачем это им необходимо – например для хозяйственных нужд, то тогда мы получим устойчивый эффект».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector