издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Театр – колоссальное пространство, а не маленький домик»

В Иркутске в рамках фестиваля «Культурная столица» прошли гастроли Школы-студии МХАТ

Акция «Молодой МХАТ – Сибири» стала возможна благодаря поддержке Фонда Олега Дерипаска «Вольное Дело» и компании En+ Group. Перед одним из спектаклей мы встретились с Виктором Рыжаковым, художественным руководителем курса, чтобы поговорить об особенностях именно этой театральной школы, о том, что дают такие гастроли молодым актёрам, и получили ответ на вопрос, почему же слава и известность – не абсолютная самоцель актёрской профессии.

«Продвигаясь по разным городам страны, мы обретаем для себя новый смысл»

– В вашей биографии очень впечатляет камчатская история, вылившаяся в участие Театра драмы и комедии в Эдинбургском театральном фестивале. Как удалось театр практически с края земли вывезти на самую престижную мировую театральную площадку? 

– Я убеждён, что смысл театра – в передвижении и познании мира. Естественно, я делал всё для того, чтобы артисты Камчатского театра драмы и комедии осознали, что театр – это искусство, принадлежащее миру. А художник – это человек мира. Все мои усилия и контакты были направлены на то, чтобы театр увидели и услышали. И когда мы поставили новую пьесу, которая нигде до этого не ставилась, – «Караул № 8» московского драматурга  Дмитрия Глаза, – нас заметили. Было большое количество контактов с российскими фестивалями, нас пригласили в Эдинбург. Немаловажно и то, что меня услышала местная бизнес-элита, которая могла позволить театру выезжать на такие гастроли. Был создан попечительский совет, члены которого поверили в то, что это может стать важным событием для региона. Ведь во многом лицо края – это и его культурные достижения, в частности, театр.

– Но большая часть вашей творческой жизни всё же отдана Москве, столичным театрам?

– После окончания Дальневосточного института искусств я попал в Саратов, откуда ушёл в армию. После поступил в Щукинское театральное училище, затем была аспирантура в ГИТИСе. У меня есть знание театра изнутри, причём в разных его формах  – от театра-студии до классического театра. Я работал в московском «Театре на досках», когда он создавался. И сегодня это профессиональный коллектив, который много ездит по миру. А тогда это был театр, который всё время находился в поиске новых средств выразительности. Когда в 1986 году произошла трагедия в Чернобыле, мы первыми поехали туда, собирали вербатимы (техника создания театрального спектакля, предполагающая отказ от привлекаемой извне литературной пьесы. – Прим. авт.), записывали интервью с людьми. И был создан спектакль о Чернобыле. И так получилось, что весь мой опыт в двадцать первом веке – это то, что было собрано в веке двадцатом. И мне хватило смелости и знаний  реализовать это с артистами. Со временем появился в моей жизни компаньон и серьёзный коллега – Иван Вырыпаев. Сначала как артист, потом как драматург, а затем и как сорежиссёр. Конечно, весь XXI век – это новейшая история. Но, тем не менее, это всё знание России, мира. Со спектаклем «Кислород» мы объездили половину земного шара. Но до этого у нас уже был большой круг общения в Европе и Америке. Мне кажется, без этого невозможно. Потому что театр не имеет национальности. Он имеет свой стиль, свою аутентичность, но национальности не имеет. Мы можем смотреть спектакли японского театра Кабуки и понимать, что он принадлежит миру, а не японцам. И его уникальность в том, что он доступен любому человеку, а средства выразительности основаны на национальной  традиции. 

– 15 лет вы преподаёте в Школе-студии МХАТ. В Москве много театральных заведений, есть «Щепка», «Щука», ГИТИС. В чём отличие вашей школы от прочих? 

– Традиционно это актёрская мхатовская школа. И её уникальность в том, что она очень маленькая и не разрастается. Всегда учится не более 100 человек, в среднем по 25 на каждом курсе, и на каждого студента приходится много педагогов. И, конечно, главное таинство и сакральность школы – сохранение традиций Станиславского и Немировича-Данченко. Сегодня мы воспринимаем МХАТ как театр старых традиций. А более 100 лет назад он создавался как театр ХХ века, как нечто новое для своего времени. Тогда было понятно, что нужен другой театр, и прогрессивность МХАТа была в том, что он был построен на новой драме. МХАТу принадлежит открытие Чехова, Горького, Булгакова, Леонида Андреева. Можно сказать, что это был театр новой драмы для ХХ века. 

– А эта почти столетняя традиция поддерживается?

– Да. И она актуальна, безусловно. Продолжаются и великие меценатские традиции. В своё время за счёт Саввы Морозова было переделано здание в Камергерском переулке. Союз бизнеса и искусства был мощный, он лежит в основе и сегодняшних традиций театра. Мне кажется, по-другому не может театр существовать. Например, истоки нашей акции «Молодой МХАТ – Сибири» идут из десятилетней дружбы фонда «Вольное дело» и Школы-студии МХАТ. Каждую весну дипломный курс выезжал в Краснодарский край, в прошлом году мы традицию развили и углубили. Когда я узнал, что Олегу Дерипаска принадлежат бизнесы в Сибири, я спросил: «Почему мы не едем в Сибирь?». И вот уже во второй раз мы приезжаем со спектаклями в Иркутскую область, Красноярский край и Республику Хакасия. Думаю, эта уникальная традиция будет продолжаться. 24 июня ребята получили дипломы, в ближайшие три года мы будем работать как новая театральная компания «Июль-ансамбль». И в этом году мы осмелились привезти в Иркутск уже три спектакля. И для меня этот город тоже не случайный. Это крупный театральный центр, где лежат серьёзные корни моего театрального образования и общения. Это и режиссёр Вячеслав Кокорин со своей театральной школой, и драматург и режиссёр Иван Вырыпаев, и актриса Светлана Иванова. Это всё для меня знаковые люди, с которыми мы много лет вместе. 

– Конечно, для любых артистов важен контакт с новой публикой, с незнакомым зрителем. На ваш взгляд, поездка в Сибирь, по России что даёт вашим актёрам?

– Чтобы понять, что художник принадлежит миру, необязательно ездить за рубеж. Нет Москвы и Петербурга, это всё география, а духовное пространство едино. Как его осознать? Россия громадна и многообразна. И это многообразие не только социальное, но и культурное, этим можно только прирасти. Наши исследования России – главная задача. В этом году мы проехали страну от Калининграда до Владивостока. Наши студенты – из разных городов России. И мы договорились, что поедем на малую родину каждого студента. Чтобы знакомиться с городом через близкий контакт с родными наших студентов. Например, в городе Шелехове живёт семья Серёжи Новосада. И мы второй год выступаем в этом городе, продолжая традицию концертов памяти нашего студента Ефима Ращупкина. И общаемся с семьёй Сергея Новосада. Это люди с руками, головой, обаянием, с большим человеческим сердцем, они крепко стоят на этой земле. И то же самое происходит в Калининграде, откуда родом трое наших студентов. Мы встречаемся  с родителями, бабушками, дедушками, накрывается большой стол, поются песни. И мы прирастаем какими-то новыми вещами и открытиями, а по большому счёту – человеческим теплом и любовью. В этих поездках можно не просто ощутить широкую душу России, но и впустить её в себя, и жить вместе с этим дальше. А когда мы приезжаем в Нижний Новгород, то идём на Горьковский автомобильный завод, который тоже входит в бизнес Олега Дерипаска. Общаемся с людьми, наблюдаем, как они трудятся, а вечером эти люди приходят к нам и смотрят, что делаем мы. А потом мы можем вместе сесть за один стол и понять, что мы друг другу просто необходимы. И так, продвигаясь по разным городам страны, мы обретаем для себя новый смысл. И у ребят случается понимание, что на самом деле театр – это колоссальное пространство, а не маленький домик, в котором мы оттачиваем своё мастерство. Это физическое пространство России, которое мы объехали, позволяет нам соединить все эти полученные энергии и на другом уровне общаться со зрительным залом. С другим знанием, если хотите, с другим объёмом человеческого тепла и энергии.

– В советское время была целая система гастролей по стране. Сегодня она почти утеряна, чаще в регионы приезжают антрепризные спектакли не всегда хорошего качества. На ваш взгляд, можно традицию больших гастролей вернуть, возродить?

– Сегодня существует государственная  программа гастролей. Но она, конечно, локальная по сравнению с той, что была в советское время. Но, тем не менее,  большие столичные театры ездят по городам России. Например, не так давно Театр им. Маяковского гастролировал во Владивостоке. Кроме государства, одной из форм поддержки развития театрального искусства, гастролей может быть серьёзный бизнес. Что и продемонстрировал проект «Молодой МХАТ – Сибири».  Сегодня у нас много приглашений на фестивали и гастроли. Будем познавать мир дальше. 

Не суетиться, не стараться устроить свою жизнь, а просто любить эту профессию

 

– Каждый  год Москва выпускает сотни актёров. Куда они идут работать? Кто-то возвращается в провинцию?

– Безусловно, кто-то уезжает, кто-то остаётся работать в Москве и Петербурге. Только в Москве более 500 театров, сколько их в Петербурге? Вот и считайте. Кто-то говорит: «Да куда их столько?». На самом деле, всем работы хватает. Да и не каждый студент, закончив театральный вуз, идёт в эту профессию, понимая, насколько она сложная. Выпускник театрального училища или вуза может начать заниматься чем-то другим. Но годы, проведённые в театральной школе, позволяют ему иначе смотреть на жизнь, по-другому жить. И я знаю большее количество людей, которые занимаются другими профессиями, но всю жизнь благодарят театральный вуз, который даёт какие-то другие возможности в  познании себя, раскрывает способности к творчеству. 

– Практически всем актёрам хочется стать богатыми и знаменитыми. Самый простой и самый сложный путь к этому – кинематограф. Что должно произойти в жизни молодого артиста, чтобы его заметили? Или это вопрос исключительно удачи?

– Работать надо. Не суетиться, не стараться устроить свою жизнь, а просто любить эту профессию. Быть честным. Момент удачи, конечно, присутствует. Но чем больше человек суетится и хлопочет по поводу своей карьеры, тем меньше он реализует свой талант, рискует задёшево разменяться. И так может потерять главное – то, чему он долгие годы служил. Надо делать своё дело, надеяться на Бога, а дальше всё будет, как он распорядится. Кто-то говорит: вот этому сильно повезло. Но это не значит, что судьба этого человека будет счастливой. Поверьте, счастье не в том, какое количество людей тебя знает, а в том, какое количество людей тебя любит. 

– Но молодые же, наверное, этого не понимают?

– Со временем всё приходит. «Быть знаменитым некрасиво», – писал Пастернак. И это великие слова, которые нужно просто понять. И дело не в славе, а в твоих возможностях, в том, что ты можешь реально изменить в этом мире. Можно одного человека сделать счастливым, и это большое достижение и труд. Можно суетиться и всё потерять. Я знаю большое количество людей талантливых и даже известных, так и не обретших в этой известности своего счастья и радости. И, наоборот, знаю людей совершенно бессуетных, гармоничных, которые честно выполняют свой труд и в этом обретают смысл жизни.

– Во время учёбы вы подчёркиваете, что не стоит стремиться к славе? Что не известность – конечная цель профессии? 

– Словами же бесполезно об этом говорить. Они сами до этого дойдут. Когда придёт время. 

– Но ведь есть вдохновляющие примеры, которые ребята не могут не замечать. Ваша выпускница Паулина Андреева снялась в фильме «Метод» и проснулась известной. И таких примеров много – Сергей Безруков, Константин Хабенский.  

В этом году выпускники Школы-студии МХАТ привезли в Иркутск три спектакля

– Все примеры, которые вы приводите,  – это разные биографии и судьбы. Константин Хабенский – блестящий театральный артист, только в зрелые годы ставший серьёзным артистом в кинематографе. А до этого были годы служения театру. И сегодня это уже другой масштаб личности, человек, осознавший, как сегодня распорядиться своей известностью. Он создал благотворительный фонд, помогающий детям с онкологическими и другими тяжёлыми заболеваниями головного мозга. Пример Чулпан Хаматовой тоже вдохновляет, то, как она свою известность использовала во благо детей. Я надеюсь, и наша выпускница Паулина Андреева, пока ещё она юная, сумеет своей известностью грамотно распорядиться. Она кинематографична, красива. Я надеюсь, у неё не только в кино, но и в театре сложится серьёзная биография.  

– И поймать удачу, приручить фортуну нельзя?

– Это нам не принадлежит, мы не можем этим управлять. Сетовать на то, что тебе не повезло, смешно. Куда важнее удачи другое – искренне любить свою работу.

Личное дело

Виктор Рыжаков, российский актёр, театральный режиссёр, театральный педагог, художественный руководитель центра имени Вс. Мейерхольда, лауреат премии Станиславского «За вклад в театральную педагогику». Окончил Дальневосточный институт искусств (ДВИИ), Театральное училище им. Б.В. Щукина, аспирантуру Российской академии театрального искусства (РАТИ – ГИТИС). С 1995 по 2001 г. – художественный руководитель Театра драмы и комедии на Камчатке. В 2000 г. с актерами Камчатского театра осуществил международный театральный проект «Караул № 8», представленный на многочисленных международных фестивалях. С 2001 г.  режиссёр-педагог Школы-студии им. В.И. Немировича-Данченко при МХАТе им. А.П. Чехова. Многие годы работает в творческом содружестве с Иваном Вырыпаевым; режиссёр спектаклей по его пьесам «Кислород», «Бытие № 2», «Валентинов день», «Город, где Я», «Июль», «Пьяные» и т.д. Ставит спектакли в России и за рубежом.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector