издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Должники с большой дороги

Прямо на обочинах крупных дорог сотрудники службы судебных приставов совместно с инспекторами ГИБДД с помощью современных компьютерных технологий выявляют алиментщиков, должников по кредитам и ЖКХ и прочих несознательных граждан, имеющих задолженности различной природы перед государством. Больше восстановления законности, которым уже занимаются судебные приставы и полиция, журналисты в таких случаях интересуются тем, как ведут себя разные люди в столь конфликтной ситуации. Отправляясь в рейд «Злостный неплательщик», «Иркутский репортёр» поставил перед собой цель ответить на вопрос: кто они, представители этого огромного племени должников?

От «алиментщиков» до «неимучки»

На четвёртом километре тракта в Мельничную Падь, прямо на обочине, на высокой треноге стояла обычная видеокамера. Проезжающие мимо водители могли подумать, что какой-то из местных телеканалов снимает очередной сюжет, но, присмотревшись, вместо оператора видели рядом инспектора ГИБДД, глядящего на поток машин усталым философским взглядом. Не успев решить, что это было, проехав всего двести метров, водитель видел на полянке у дороги несколько патрульных машин ГИБДД, фургончик с опознавательной раскраской службы судебных приставов и целый автопарк различных машин, испуганной стайкой сбившихся в тени берёзовой рощи. Взмах полосатой палочки – и приходится выбрасывать посторонние, так и не оконченные мысли из головы, тормозить и готовить документы.

Так со стороны выглядело проведение областного рейда «Злостный неплательщик». Несколько последних лет он проходит ежемесячно в течение недели. Солирует в этой акции хитрый прибор с кодовым наименованием «Дорожный пристав», принадлежащий службе судебных приставов. Видеокамера на обочине на самом деле не ведёт съёмку, а только производит сканирование и фиксацию номеров проезжающих машин. Данные передаются на ноутбук судебным приставам, сидящим в фургончике, и номера проверяются по базе данных должников. Если у владельца автомобиля есть задолженности – звучит сигнал, и приставы по рации передают номер машины, которую следует остановить, инспекторам спецроты ДПС. Дальше следует приглашение в фургончик, где милые девушки, но строгие судебные приставы-исполнители Свердловского отдела судебных приставов напоминают участнику дорожного движения о его невыплаченных долгах и приступают к оформлению протокола. 

Алексей Кондратьев, судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела судебных приставов по розыску должников, их имущества и розыску детей, объясняет: производится выявление должников всех категорий – это и неплательщики штрафов, и «административка», и злостные алиментщики. Очень много неплательщиков по ЖКХ – долги за свет, тепло- и электроэнергию. 

– Например, алиментщики попадаются каждый день, причём за годы они накапливают серьёзные суммы. Вчера была машина с изъятием – мужчина умудрился за пять лет накопить сумму в полмиллиона рублей. Где он работал – нам не было известно, и взыскание реальными деньгами было наложить невозможно. Поэтому у него изъяли машину, по-моему, это была праворукая «Камри» чёрного цвета.

По ЖКХ на месте выявляются задолженности в размере 27–35 тысяч. При этом людям предлагают оплатить задолженность немедленно, иначе будет наложен арест на имущество. Но большинство успевают в течение рабочего дня патруля сгонять за деньгами, заплатить долги, вернуться с квитанцией, забрать машину и дальше жить спокойно. Машина это время стоит на обочине. 

– В теории люди могут оплатить долги прямо здесь, на месте. Но дело в том, что обычно такие суммы с собой не возят. А вот три-пять тысяч оплачивают сразу – но это в основном административные штрафы, – комментирует Алексей. 

Много попадается водителей с неоплаченными штрафами ГИБДД, а в последнее время появилось очень много штрафов. Как объясняют инспектора, суды сейчас предпочитают не сажать людей за незначительные преступления или за покушение на преступления. Например, попытался некий гражданин сумочку у женщины вырвать. Его задерживают на месте совершения преступления. Суд назначает ему не реальное наказание, связанное с отбытием срока, а выписывает уголовный штраф в размере 30–50 тысяч. И он бегает дальше. Как правило, забывая про штраф, потому что это обычно  многократно судимые люди, и на закон им откровенно плевать. 

Каждый день попадаются люди, уже лишённые водительских прав за пьяное вождение, что совершенно не мешает им продолжать сидеть за рулём. Они платят административный штраф в размере пяти тысяч рублей и забирают машину со штрафстоянки. И снова садятся за руль. 

– Сотрудники ГИБДД вторично арестовывают их машины, мы также пытаемся с ними бороться, но пока это неэффективно.

– Почему?

– Потому что им всё равно. Они тридцать тысяч найдут, чтобы машину забрать, и будут продолжать ездить без прав. Мы вчера стояли постом на Сергеева, остановили машину, старенький «Краун». За рулём был водитель, лишённый водительских прав за пьянку. При этом он снова был в состоянии алкогольного опьянения. Терять-то ему уже нечего…

– И что ему грозит?

– Как обычно. Штраф пять тысяч за вождение без прав. Тридцать тысяч – по решению суда о взыскании за правонарушение, вождение без прав в состоянии алкогольного опьянения. Плюс две с половиной тысячи – за содержание машины на штрафстоянке. Заберёт машину и снова будет ездить… Причём тот пьяный «лишенец» на старом «Крауне», как оказалось, штраф в тридцать тысяч так и не оплатил. За это, собственно, мы его и остановили.

– Подождите, а что ему сейчас-то будет? 

– Как что? Погасит штраф – заберёт машину… 

– По крайней мере, это с новым штрафом в пять тысяч?

– Да. Но если он и его не оплатит, то снова к нам попадёт не скоро – нужно, чтобы прошло два месяца, и если он не оплатит, то система ГИБДД передаст документы на него в службу судебных приставов для принудительного взыскания. 

Редкий вид должников – «по неимучке», как называют приставы случаи земельных тяжб. Например, отрежет себе некий гражданин у соседа лишний кус земли на дачном участке, суд выносит постановление о незаконности этих действий и освобождении или возврате земли соседу. А найти человека, чтобы вручить ему это судебное решение, не могут – некоторые нигде не работают, по месту прописки не живут, обитают круглогодично на даче. Они также заносятся в базу данных «Дорожного пристава», останавливаются, к ним вызывают судебного пристава со всем пакетом документов, и прямо на обочине дороге принудительно знакомят их с решением суда. Довольно часто они отказываются подписывать бумаги. Тогда двое понятых свидетельствуют о том, что должника с документами ознакомили. После этого некий гражданин может спокойно ехать дальше. Но если в течение месяца он забор не уберёт, приедут приставы с рабочими и незаконные постройки просто снесут. 

«Машина не моя. И телефон – не мой…»

Парк арестованных машин может достигать тридцати штук, поэтому их помаленьку увозят на штрафстоянку в течении рейда

Инспектора ГИБДД отмечают, что водители 90% остановленных ими машин реагируют адекватно. Было несколько случаев, когда, увидев, что работает «Дорожный пристав», автомобилисты сами останавливались, узнавали, что происходит, и просили пробить их по базе, чтобы узнать, есть ли у них задолженности. Судебные приставы не столь оптимистично смотрят на терпимость людей. 

– Узнав, что грозит арест машины, скандалит каждый второй, особенно буйные – алиментщики, – тяжело вздыхает Надежда Казакова, судебный пристав-исполнитель Свердловского отдела судебных приставов. – Что обычно говорят? Кричат: «Это не мой штраф, это не мои задолженности, я ни в чём не виноват. Я не буду ничего оплачивать, это не я!» Правда, по кредитам свою задолженность люди обычно признают. А вот по штрафам ГИБДД часто скандалят.

На этом месте в фургончик судебных приставов заводят очередного «опознанного» «Дорожным приставом», и слова Надежды начинают сбываться.  

– Здравствуйте, у вас очень много штрафов, – сообщает ему пристав-исполнитель Зоя Комиссарова, глядя в электронный планшет с базой данных.

– У меня нет штрафов, – с тяжёлым вздохом отзывается кряжистый, крестьянского вида мужчина средних лет.

– Точнее – много задолженностей, – поправляется Зоя.

– Да, задолженностей у меня много, – вдруг охотно признаётся мужик, но объясняет, что это страховые взносы, из-за которых он  сейчас судится «с пенсионниками и налоговой», поэтому пока и не оплачивает. На предупреждение, что у него по факту неоплаты этих задолженностей сейчас будет производиться арест имущества, он реагирует слишком легко. Объясняет, что у него с собой ничего личного нет – доверенность на машину выписана на брата, сотовый телефон принадлежит жене, с которой у него заключён брачный контракт. Машина также принадлежит жене, у которой, в свою очередь, оказывается множество неоплаченных штрафов ГИБДД. Оплачивать долги, которые показывает система, мужчина решительно отказывается. На предупреждение об аресте машины или телефона отвечает: «Пожалуйста, если закон позволяет». Его заверяют, что позволяет, и он идёт в наступление: 

– Но это не мой телефон!

– Сначала привезите документы, что он принадлежит другому лицу. В суде доказывать будете, – непреклонны судебные приставы. 

– Ничего я доказывать не буду! Вы не имеете права!!!

– Освобождайте телефон от «симки», – настаивают служители закона.

База данных показывает задолженность почти в 23000 рублей. 

– У меня по предыдущим выплатам переплата почти в 128 тысяч, и этого вполне хватает, чтобы эту задолженность закрыть. И я сейчас сужусь с налоговой в арбитражном суде с привлечением пенсионного фонда, – снова пускается в путаные объяснения мужик.

– Факт того, что вы подали иск, не является основанием для приостановления, надо было одновременно с этим подавать заявление о приостановлении исполнительного производства, – объясняют ему в ответ. 

«Узнав, что грозит арест машины, скандалит каждый второй, а особенно буйные – алиментщики», – рассказывают судебные приставы-исполнители Свердловского отдела судебных приставов

В это время база данных находит ещё один долг в сорок тысяч. Инспектора настаивают на изъятии телефона. Мужчина начинает кричать о беззаконии и собственной невиновности. Инспектора кроют чеканной формулировкой: «Меры принудительного исполнения производятся по месту фактического нахождения должника». 

– Вы не имеете права наложить арест на имущество, вы должны вынести постановление.

– Постановление об аресте будет выписано. 

– Я в протоколе напишу, что это не мой телефон. Иголочку дайте пожалуйста, я «симку» выну, – сдаётся он. За время долгого оформления протокола он вымотал девушкам всю душу, описывая, как они могут воспользоваться его изъятым телефоном –  обвинял в краже данных, пользовании Интернетом и прочих грехах…

С драгоценностями предпочитают не связываться

– Меры воздействия. Чего должники могут здесь лишиться? – снова пристаёт с расспросами к Алексею Кондратьеву «Иркутский репортёр». 

– Любого имущества…

– Одежды?

– Нет, одежду отбирать, конечно, нельзя. Изымаются обычно телефоны, планшеты, навигаторы-регистраторы – в зависимости от суммы задолженности. Понятно, что за долг в пять тысяч арестовывать машину не будут. Но телефоны люди отдают неохотно. Мы объясняем: из рук вырывать, конечно, не станем, но тогда арестуем машину. 

Телефоны арестовывают каждый день. Говорят, когда рейды проходят на оживлённых трассах вроде Байкальского тракта, к концу смены телефонов набирается целая коробка. Автопарк на таких загруженных дорогах может достигать тридцати арестованных машин. За день нашей смены арестовали всего четыре машины – поток в Мельничную Падь был небольшой. 

– Многие недовольны, но соглашаются с нашей законной властью. Бывают, конечно, и клоуны. На днях один закрылся в машине и говорит: «Я не выйду отсюда». Просидел два часа. Мы машину ему блокировали, чтобы не уехал, а пока решали, что делать, ему, видимо, надоело сидеть, сам вышел. Отдал машину, – вспоминает недавний казус Алексей. – У него была задолженность перед различными банками на небольшие суммы – кажется, семь банков по сто тысяч. Арестовали его «Нисан Минроут» 2001 года стоимостью около трёхсот тысяч, хотя долги это не покрывает. 

Применять силу пока не случалось – дальше угроз люди не заходили. Изымать драгоценности, что законом разрешено, приставы не любят. Были прецеденты, когда после возвращения колец люди устраивали скандалы: «у меня было высококачественное золото, а вы подменили на дешёвое». А в протоколе ведь не описывается проба – только «кольцо металла жёлтого цвета». 

У арестованного имущества своя судьба. На выплату штрафа после ареста даётся десять суток. Дальше – реализация. 

– Вообще зайти в квартиру приставу довольно тяжело. Как показывают по ТВ, что болгарками двери спиливают – на это же должно быть решение суда. За всю историю нашей службы в Иркутской области такого ни разу не было. Так что арест имущества в квартирах производится крайне редко, – подытоживает сложности работы пристав Кондратьев. 

Сезонные обострения

Камера передаёт скан номера машины на компьютер с базой данных, и при совпадении сведений с информацией
о должниках машину останавливает инспектор ДПС

Тем временем на посту ДПС разгорается яростный конфликт. Видимо, инспектора сглазили свою статистику – попался тип, явно выбивающийся из 90%, реагирующих на их работу адекватно. Из со свистом припарковавшейся старенькой иномарки выскакивает ещё не старый мужик и стремительно несётся к инспекторам, по пути изрыгая невнятную брань.

– Почему меня снимают? По какому праву? – наскакивает он на сотрудников ДПС разъярённым деревенским гусем. Выясняется, что его взбесила камера «Дорожного пристава». 

– В городе стоят тысячи камер. Десятки спутников вас снимают постоянно. Это вас тоже беспокоит? – резонно возражает ему инспектор спрецроты ДПС оперативного реагирования лейтенант Валентин Рябов.

– Да. Я нормальный человек, меня это беспокоит! – перевозбуждённо кричит мужчина.

– Так обратитесь в соответствующие инстанции…

– Я обращался – меня никто не слушает! Что я нарушаю? – взвивается пионерским костром мужик. – На каком основании он меня снимает? Мы, говорит, фискальные органы, фиксируем должников. Я что, похож на должника?! Почему он решил меня снимать?

– Там видео- и фотофиксация не производится. И давайте не будем голос повышать…

– Что значит – не будем?! Я свободный человек! И давай тогда со слова «пожалуйста» начинать. Тебя учили хорошему тону? – совсем сваливается в откровенное хамство мужик.

– Я к вам на «вы» вообще-то обращаюсь, культурно…

– Это такая культура в вашем понимании? Снимать меня без спроса?

– Снимают ваш номер…

– А номер что, тебе принадлежит? Ему или ему? – и он по очереди тычет пальцем в каждого из сотрудников полиции, мимоходом попадая и в «Иркутского репортёра».

– Номер государственный, – хором говорят постовые. – Это государственный регистрационный знак, а не ваша собственность. Вам государство дало его на вашу машину. 

– Это, по-вашему, вежливо вы обращаетесь? Научитесь разговаривать! С быдлами только и умеете! – и он в негодовании покинул место схватки, попутно выкрикивая нечленораздельные ругательства, рваными обрывками слов долетающие сквозь ровный шум проезжающих по тракту машин.

– Что это было? – недоумевает «Иркутский репортёр». 

– Сезонное обострение… Крайне возмущён тем фактом, что стоит «Дорожный пристав». А ведь этому человеку выдали права. Он прошёл медицинскую комиссию, и, в частности, психиатр и нарколог его пропустили…

В этом месяце операция «Злостный неплательщик» проходила с 18 по 21 июля. Её итоги только подводятся, а вот в предшествующем
июне было совершено 72 рейда по всей области. Выявлено 535 должников, выписано 38 арестов на имущество. В казну вернулось более двух миллионов рублей задолженностей. В пресс-службе ГИБДД комментируют, что рейды и сейчас ежемесячные, но в будущем станут проводиться ещё чаще. Если вы не спешите возвращать свои долги, то «Дорожный пристав» будет терпеливо вас ждать на обочине одной из оживлённых дорог. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector