издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тёмная тайга

Посёлок Мото-Бодары почти полтора века живёт без света

Жители посёлка Мото-Бодары Черемховского района с тоской вспоминают семидесятые годы прошлого века. В эти времена в селе было электричество, рядом работали три предприятия, магазины и деревенские клубы были открыты. Сейчас из 28 сельских домов заняты немногим больше половины, остальные пустуют. Электричества нет, «скорая помощь», аптека и магазины находятся за 17 км – в Тунгуске.

«Про нашу деревню там даже не слышали»

В этом году селу Мото-Бодары исполняется 145 лет. Названо оно в честь речки Мотинки и горы Бодары, которые расположены недалеко от посёлка. Со всех сторон дома окружены высокими горами. Одну из них – Медвежку – нужно переезжать, чтобы добраться до «Мотов», как называют село местные жители. Асфальтированная дорога к посёлку из областного центра идёт только до Черемхова. Дальше нужно ехать 70 км на юго-запад извилистой и неровной дорогой. Последние 35 км от деревни Тальники можно проехать лишь на внедорожнике. Этот путь занимает полтора часа. Есть и другая дорога – от Иркутска через Мишелёвку по тайге, но эту дорогу одолеет не всякий «УАЗик». 

– Раньше ездить было сложнее. Через реку Белую мы перебирались на Ниве вброд, весь салон был в воде. Но лет десять назад здесь построили мост, теперь добраться до Мотов легче, – рассказал Виктор Ткач.

Его предки поселились в этих краях ещё в конце XIX века – прадед приехал сюда из Молдавии при массовом переселении и обосновался в недалёкой отсюда деревне Камыжи, которая сейчас называется Белыми Ключами, там уже давно никто не живёт. Прадед Виктора прожил в здешних местах недолго – он умер от укуса змеи, а потомки живут и сейчас. Кстати, змеи водятся в Мото-Бодарах и окружающей местности до сих пор, поэтому, отправляясь с коромыслом за водой на источник, деревенские надевают резиновые сапоги.

У некоторых обитателей посёлка есть жильё в Иркутске, на Моты они приезжают, чтобы отдохнуть от цивилизации и поправить хозяйство в деревенском доме. Но для большинства местных жителей Мото-Бодары – единственный дом, откуда они не хотят уезжать. Здесь, при укладе, который не меняется полтора века, прожило несколько поколений семей.

За все 145 лет существования посёлка в нем никогда надолго не включали электричество. Виктор Ткач рассказал, что при его отце, 50 лет назад, неподалёку работали  три предприятия: Химдым, госпромхоз и леспромхоз. В это время здесь было две электростанции и горел свет, в посёлке работали магазины, два клуба, а в соседней деревне, за 4 км отсюда, Широкой Пади, которая тоже теперь опустела, была школа.

Другого времени, когда в деревне исправно горел свет, старожилы вспомнить не могут. 

– Года три назад нам поставили электрические столбы. Мы понадеялись, что свет пришёл в наше село. Его включили на Новый год, потом он горел по два часа, а затем и вовсе исчез. Зато летом к нам всегда прилетают ласточки и сидят на проводах. Видимо, для них эти столбы установили, – смеётся житель посёлка Николай Богданов. Он родился в соседней Широкой Пади, всю жизнь прожил «на Мотах», сейчас у него многодетная семья. Николай всегда пытался бороться за свет: разговаривал с председателем сельсовета, придумал написать письма губернатору и в прокуратуру.

– Я даже звонил в иркутскую энергосеть, чтобы договориться об установке электричества, но мне сказали, что про нашу деревню там даже не слышали, – сожалеет Николай Богданов.

«Захваченный» свет

В октябре прошлого года казалось, что свет в деревню пришёл навсегда – мэр Черемховского района Виктор Побойкин передал Тунгусскому сельскому поселению генератор стоимость 800 тыс. рублей. Председатель  сельсовета Николай Булых предложил отдать его местному предпринимателю – некому Тимошенко, который содержит в посёлке ферму и лесопилку. По договорённости хозяин лесопилки должен был снабжать электричеством всё село.

Поначалу так и было. В Мото-Бодары даже приехало телевидение, что стало большим событием для народа. Вскоре вышел сюжет, который местные жители могли посмотреть по телевизору. В нём председатель сельсовета рассказывал, что свет в деревне горит 7 часов, а потом будет и больше.

– Предприниматель должен был освещать деревню, но работники лесопилки включали свет для себя. Захотят, включают на 1,5 часа, захотят – не включат совсем, – рассказывает Виктор Ткач. – Бывало, что люди на лесопилке пили и забывали выключить движок. Тогда свет горел всю ночь. В июне, когда дети перестали ходить в школу, свет у нас отключили совсем. Этим летом электричество давали только на похоронах.

Жители пытались договориться с Тимошенко, но все разговоры заканчивались конфликтами.

– Моя жена вечером устроила стирку. Не успела она постирать, как свет выключили. Она позвонила хозяину лесопилки и попросила ненадолго вернуть электричество, но он отказал. На следующий день он пришёл к нам домой и заявил, что его лесопилка, его солярка, его топливо, и свет он будет давать, когда захочет, – вспоминает житель Мотов Сергей Решетский. Он родился и вырос в Мото-Бодарах, затем переехал в Иркутск. Сергей окончил профессиональное училище по специальности «фрезеровщик», работал на авиационном заводе, отслужил в армии, а потом решил вернуться в родные Моты. Здесь он воспитывает четверых детей, на жизнь зарабатывает продажей яблок, орехов, картошки. В Мото-Бодарах его устраивает всё, кроме отсутствия электричества.

Глава Тунгусского сельского поселения Черемховского района Николай Булых, ответственный за генератор, поставленный на баланс его сельского поселения, не объясняет, почему генератор был «захвачен». Зато на каждый вопрос о сроках возвращения света в Мото-Бодары он отвечает рассказами о достоинствах Тунгуски – центра поселения: тротуары заасфальтированы, есть школа, библиотека и больница работают, даже сотовая связь имеется.

В Мотах же, чтобы позвонить кому-то,  приходится идти в поле – там ловит бельская вышка. Попытки поймать связь в доме не всегда имеют успех. Из-за отсутствия связи вызвать «скорую помощь» или пожарную машину очень проблематично. И если жителю Мотов всё же удастся дозвониться до служб, не факт, что они приедут.

– Пожарная машина из Тунгуски практически никогда не приезжает – то не заводится, то закончился бензин. Аптека и «скорая помощь» выезжают в деревню раз в неделю. «Карета» просто проезжает по улице, но врачи не заглядывают в дома к больным бабушкам и дедушкам, за здоровьем которых нужно следить, – говорит Сергей Решетников. – А магазины нас посещают только в те дни, когда старики получают пенсию.

Но жители таёжной деревни не требует улучшения качества социальных услуг или установки вышки для связи. Единственное, что их волнует, – отсутствие электричества. 

– Это же двадцать первый век! Свет есть везде, но только не у нас – мы отсоединены от цивилизации, – возмущается Виктор Ткач. – Мы готовы платить деньги за свет, но нам не дают этого сделать. Мы хотим, чтобы свет горел зимой хотя бы с 6 до 11 вечера, больше нам ничего не нужно.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector