издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Физик и лирик Вадим Самойлов

В пятницу в Иркутске прошёл концерт Вадима Самойлова, основателя группы «Агата Кристи». Но мало кто знает, что в этот же день музыкант встретился с воспитанниками Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Встреча проходила в формате «вопрос-ответ». В прошлом году Вадим Самойлов поддержал проект «Подари детям семью». Несколько видеоанкет иркутских сирот он разместил в своих соцсетях, и у детей появились родители. Символично, что один из детей, мальчик Арсентий, нашёл маму в Екатеринбурге, родном городе лидера «Агаты Кристи». Музыкант уделяет большое внимание благотворительности, на этот раз он поддержал проект «Наставник» иркутского благотворительного фонда «Дети Байкала». И в следующем году Вадим Самойлов обещал дать в Иркутске благотворительный концерт в пользу детей-сирот.

Почему «Агата Кристи»?

– Когда мы начинали музицировать, никак не назывались. Я учился на радиотехническом факультете Уральского политехнического института. Поэтому мы назывались ВИА «РТФ УПИ». В основном выступали на студенческих вечеринках, где название не особо нужно было. В 1986 году в Свердловске был организован официальный свердловский рок-клуб, большое общественное объединение, куда вошли уральские музыканты, группы «Наутилус Помпилиус», «Чайф», «Смысловые галлюцинации». Все мы друг друга знали, дружили. И тогда уже надо было придумать какое-то название. Я в ту пору был большим поклонником известного мореплавателя Жака-Ива Кусто, и у меня была идея назвать группу именем этого человека. Но я понимал, что это звучит слишком сложно. Тогда мой товарищ Саша Козлов предложил называться «Агатой Кристи». Без всякой связи с писательницей. Просто потому, что это звучит броско. 

О первой песне

– Первую песню я сочинил, когда учился в пятом классе. Мы росли в Асбесте, маленьком городке на 100 тысяч населения. Местную рок-группу все знали, я начал захаживать к ним на репетиции, подыгрывать на разных инструментах. Мы выступали в школе, играли известные эстрадные песни, но уже тогда пытались сочинять свои первые композиции. Они были, конечно, по-детски наивные, но это были авторские песни, чем-то напоминавшие творчество «Машины времени». Я тогда был поклонником британской музыки, мне нравилось то, что сейчас называют арт-роком или прогрессивным роком, – Pink Floyd, Queen. Я экспериментировал в этом направлении тоже. И моя первая песня называлась «Зелёный свет». Смысл её был в том, что мы по жизни идём, думаем, что впереди всё легко, но зелёный свет горит не всегда, и мы вынуждены с этим мириться и справляться. Такое подростковое философское переосмысление жизни, по-детски корявое, как это и должно быть в детских стихах. Иногда песни приходят во сне, как это случилось с Viva Kalman, вошедшей в альбом «Коварство и любовь». Песни пишутся по-разному. Я у себя на странице в ВК выложил черновики песен, большая часть которых вошла в прощальный альбом «Агаты Кристи» «Эпилог». И можно проследить, какие существенные изменения претерпели некоторые композиции. 

О физиках, лириках и музыке

– Меня часто спрашивают: «Как вы решили стать музыкантом?» Во мне это решение не созревало, я с юных лет увлекался музыкой. И по внутреннему содержанию изначально был музыкантом. Я всегда обращал внимание на музыку из кинофильмов, что заметили родители. Дома было много пластинок, потому что родители тоже любили музыку, слушали в основном знаменитых эстрадных советских певцов – Утёсова, Шульженко, Окуджаву, танцевальную музыку 1930-х годов. Если у кого-то в гостях было фортепиано, я подходил и изучал его, пытался играть. Родители поняли, что имеет смысл отдать меня в музыкальную школу. Дома любимым занятием было импровизировать на фортепиано, я мог часами это делать. Так я восемь лет отучился в обычной средней музыкальной школе по специальностям «фортепиано» и «дирижёрско-хоровое». Учился петь, дирижировать и играть на пианино. После музыкальной школы меня звали в музыкальное училище, но я не видел себя в профессии академического музыканта. Мне уже тогда хотелось играть рок, и из музыкальной школы я сбегал на репетиции ансамбля. Но кроме музыки у меня была вторая страсть: мне очень нравилась наука – физика, естествознание. Одной из настольных книг была «Занимательная физика», я экспериментировал дома и в своих экспериментах выходил далеко за рамки школьной программы. Светомузыку паял, объёмный театр теней (то, что мы сейчас называем 3D-кино) пытался сделать. И поступил я учиться в Екатеринбургский политехнический институт на радиотехнический факультет, поскольку очень увлекался радиоэлектроникой. В институте я научился управляться с радиоэлектронными устройствами, что мне в дальнейшей моей работе помогло. Ведь мало просто сочинить песню. Современная музыка подразумевает, что эту песню нужно записать, придумать партии, то, как они будут звучать. Запись альбомов в студии – хлопотный, трудоёмкий процесс, и мне, как радиоинженеру, образование помогло. В ту пору говорили, что в каждом человеке соседствуют физик и лирик. Во мне они точно уживаются вполне удачно. 

Без звезды во лбу

– Как стать музыкантом? Нужно постоянно заниматься музыкой и критически к себе относиться. Сейчас звукозапись намного проще сделать, существует масса компьютерных программ, простых, удобных, в которых можно создавать музыку. И так можно познакомить людей со своими идеями. Нужно постоянно музицировать, сочинять, всё остальное постепенно будет приходить. Когда мы свои первые концерты в других городах играли, то жили по друзьям, играли бесплатно. Самая большая ошибка современных молодых ребят –   они сочиняют и ждут, что придёт продюсер, который их заметит и начнёт двигать. Но каждый человек должен точно представлять себе, что он хочет в жизни. Потому что если ты сам свой путь не представляешь, то кто-то его представит за тебя. Ты попадаешь в зависимость от этого человека и от этих обстоятельств. Особенно в рок-музыке, в авторской песне, когда ты сам сочиняешь и сам представляешь себя, это чрезвычайно важно. Нужно быть личностью, понимать, чего ты хочешь, куда двигаешься, быть верным себе. Но, когда успех начинается, быстро начинает кружиться голова от этого. 

О провокации и тёмном

– Если говорить про начало «Агаты Кристи», то уже по тем временам тексты и музыка у нас были достаточно провокационные. Но мы именно такую реакцию и вызывали: либо сильно нравиться, либо сильно не нравиться. В любом случае это будоражило. С возрастом пришло понимание: люди все разные, со своими вкусами, ценностями, темпераментами и психотипами. Мне кажется, успех группы «Агата Кристи» как раз заключался в том, что мы пели о человеческих эмоциях и переживаниях. А они разнообразны – от любви до ненависти, от доброты до гнева. Это то, что каждый человек в себе в любом случае проживает. Есть две крайности – плохое и хорошее, но именно между ними и происходит жизнь. С возрастом я понял, что не нужно бояться исследовать тёмные стороны своей натуры. Если мы хотим с этим бороться, это невозможно, как ширмой, закрывать в себе.  Это нужно воспитывать, как детей воспитывают. А ребёнка можно воспитывать только любовью, невозможно его бесконечно шпынять, ругать и бить. Всё искусство – о тёмных сторонах человеческой личности, о тех самых страстях, неровностях человеческой натуры. И раскрыть, почему человек приходит к тем или иным поступкам, – главная задача искусства. Это вопрос личный, философский и духовный одновременно. И это то, что всегда интересно. 

Об известности и фанатах

– Первые узнавания начались, когда мы стали появляться на телевидении. Впервые на Центральное телевидение нас пригласили в 1988 году. Была такая знаменитая передача «Взгляд», первое журналистское ток-шоу, где люди рассказывали о проблемах сегодняшнего дня. Всё это перемежалось музыкальными номерами. Музыкальным редактором передачи «Взгляд» была Марина Лозовая, она ездила по стране и искала интересных артистов. Марина нас заметила и содействовала тому, что нас пригласили на ТВ. С того времени и начались узнавания. Пик известности пришёлся на середину 1990-х годов, когда «Агата Кристи» стала бешено популярной. Иногда это доставляло и дискомфорт. В середине 1990-х наше общество было нервозным, люди жили на эмоциональном надрыве. Это проявлялось и в том, что поступки фанатов могли носить экстравагантный, запредельный характер. Например, когда фанаты узнали, где у нас находится студия, могли машину облепить, а девушки мыли её своими шубами. Бегали за нами, звонили по всем телефонам, преследовали. Для меня это было непонятно. Современное поколение молодых людей, которые слушают музыку, более умиротворённое, что ли. И я связываю это с тем, что сейчас в принципе молодёжь более здраво живёт, несмотря на текущие проблемы. Мы всё равно находимся на волне подъёма и развития общества. Сейчас такой истеричности нет, у нас другие отношения с фанатами, более содержательные. Кстати, бывает, что на наши концерты приезжают люди из других городов. Сегодня, когда я вышел из поезда в Иркутске, увидел, что за мной бегут девчонки. Оказалось, что они приехали из небольшого городка на наш концерт, ехали с нами в одном поезде. Я с ними сфотографировался, в «Инстаграм» выложил. Сейчас с поклонниками проще общаться, чем в 1990-х. 

Рок-н-ролл жив?

– Конечно, жив. Я понимаю под рок-н-роллом вектор чего-то настоящего в человеке, его мировоззрении, поступках, мотивации. Может быть, само название «рок-н-ролл» к сегодняшнему времени устарело, не совсем точно. Но до сих все мы состояние открытия, образа жизни наотмашь в нормальном понимании этого слова называем рок-н-роллом. И, наверное, это самое значимое, что рок-н-ролл привнёс в мир. Не только манеру игры на гитаре, но и возможность показывать весь спектр эмоций и чувств, присущих человеку. Рок-н-ролл в своё время этим и отличался – на сцену вышло то, что касается человеческих взаимоотношений, отношений между мужчиной и женщиной, что было не принято обсуждать в пуританской Америке. А на самом деле жизнь всегда была разнообразной. С появлением рок-н-ролла правда о человеческой природе стала доступной. И я считаю, что это позитивно и полезно. 

Про соцсети

– Да, я пользуюсь социальными сетями для общения с поклонниками, рассказываю о гастрольной жизни, показываю кадры внутренней жизни. Соцсети – удобное для артиста средство донести информацию о себе без искажения. Ну и соцсети помогают лучше понимать жизнь, её разнообразие. Главное – не впасть от них в сильную зависимость.

О дружбе 

– Отсутствие дружбы в какой-то степени ускорило завершение «Агата Кристи». И не только этой группы. Многие талантливые коллективы в момент, когда начинаются разногласия, перестают вспоминать, какие открытия совместно сделали, начинают разделять вклады, что сразу ведёт к разрушительным последствиям. Люди живут в социуме, и нужно этот коллективизм прежде всего воспитывать в себе. Как и сотрудничество, взаимоуважение, взаимопонимание.  Я с гордостью могу сказать, что тот коллектив, с которым мы сейчас играем музыку, ездим на гастроли, – дружный. 

О благотворительных концертах

– Иногда сами дети, подростки просят нас помочь. Такая история как-то случилась в Екатеринбурге. Мне написал мальчик Тигран: «У меня есть друг, который болен ДЦП. Мы для него организуем концерт и собираем средства. Можете ли вы принять участие в концерте?» У меня была такая возможность, и я прилетел. Это был импровизированный концерт, выступили мои друзья из Екатеринбурга, я им подпел, дети поплясали. И в этот момент собирались пожертвования. Мальчику купили корсет, который держит позвоночник, чтобы он мог не на дому учиться, а приезжать в гимназию. 

О сострадании и отдаче 

– Я за инклюзивное образование, потому что, когда дети с разными возможностями могут учиться вместе, это воспитывает сострадание. И понимание того, что жизнь разная. Когда ребёнок с детских лет помогает другим, видит, что у кого-то жизнь сложнее, чем у него, то и ценность жизни возрастает. И хочется с ней обходиться более содержательно.

У меня нет конкретной истории, которая послужила бы толчком к благотворительности.

Просто я обращал внимание на людей с проблемами здоровья и задумывался о том, что у них жизнь сложная. И однажды люди начали обращаться за помощью. Если я могу чем-то помочь, я всегда это делаю. Я для себя не делю жизнь на «жизнь» и «благотворительность». Люди просто должны быть добрее друг к другу. Если кому-то нужна помощь, нужно стараться помочь. Можно назвать это благотворительностью, я называю это нормальным человеческим существованием. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер