издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Перешли границы

В Иркутской области Рослесхоз оспаривает законность генпланов муниципалитетов

В Иркутской области начались проблемы с генпланами населённых пунктов. На их разработку регион за несколько лет потратил более полумиллиарда рублей. А год назад областные чиновники объявили, что работа полностью завершена. Но заявление оказалось поспешным. Как стало известно «ВСП», претензии к документам появились у Рослесхоза. Он успешно оспаривает через суд границы городов и посёлков. Среди них – Саянск, Усолье-Сибирское, Байкальск и Ангарск.

Зашли в лес

Границы целого ряда населённых пунктов Иркутской области утверждены незаконно, считает Рослесхоз. Федеральное ведомство массово подаёт заявления в суд, оспаривая эти границы, которые обозначены в генпланах муниципальных образований.

Так, по информации регионального минлеса (в суде выступает вместе с Рослесхозом. – Авт.), в  производстве Иркутского облсуда сегодня находится девять дел об оспаривании генпланов. Среди них – Усолье-Сибирское, получившее, кстати, недавно федеральный статус ТОР (территория опережающего развития. – Авт.). Такой статус подразумевает, что в границах моногорода создаётся экономическая зона для потенциальных инвесторов, им будут предоставляться льготы и земельные участки под создание новых  производств. Правда, в федеральном постановлении о создании ТОР в Усолье-Сибирском (№135 от 26 февраля 2016 года) предусмотрено, что описание местоположения границ этой территории опережающего развития «соответствует описанию границ самого муниципалитета».  Они же теперь под сомнением.

В списке тех, с кем разбираются сейчас лесники, оказался также третий по населённости город области – Ангарск. В Иркутском районе Рослесхоз судится с такими развивающимися в части строительства населёнными пунктами, как Молодёжное МО (включает посёлки Молодёжный и Новая Разводная), Мамонское МО (Малая Еланка, Мамоны). Территории считаются пригородом Иркутска. Заявления поданы и по населённым пунктам Тулунского района.

Между тем уже как минимум по 22 заявлениям Рослесхоза суд вынес решения. Причём судебная практика пока складывается не в пользу муниципалитетов – их генпланы признаны недействительными, рассказывают «ВСП» в минлесе. В частности, суд посчитал, что земли лесного фонда незаконно включены в границы города Байкальска (тоже получившего статус ТОР), как и ряда муниципалитетов Усольского, Иркутского (Бурдугуз, Московщина, Грановщина, Урик), Осинского районов, Жигалова и пока ещё претендующего на создание ТОР Саянска.

«Жить и развиваться» без генплана

Во всех регионах страны работа над генпланами должна была завершиться до 2013 года. Согласовывал окончательно эти документы Минрегион РФ (сегодня ведомство не существует). По Градостроительному кодексу РФ при отсутствии генпланов органы власти не могут принимать решения о резервировании и изъятии земель для государственных и муниципальных нужд, переводить земли из одной категории в другую. Логично предположить, что и инвестиционная деятельность в рамках федеральных проектов  (ТОР, ОЭЗ) в таких условиях будет затрудена.

В Приангарье подготовить требовалось более 400 генпланов. Но разработка документов, по которым предстояло «жить и развиваться» муниципалитетам (как отзывались о генпланах местные чиновники), изначально затягивалась. Связывалось это в первую очередь с отсутствием денег у муниципалитетов – они не могли нанять профильные организации для разработки генпланов. Поэтому из регионального бюджета решено было выделить для софинансирования в течение нескольких лет более 500 млн рублей. Массовая разработка документов в Иркутской области пришлась на 2013 год. А весной 2015 года правительство Иркутской области объявило, что регион справился с задачей на 99%.

Но эта весьма затратная для областной казны работа оказалась, увы, далёкой от совершенства. Рослесхоз пошёл в суд, настаивая, что документы от муниципалитетов Иркутской области с ним не были согласованы. Именно из-за этого часть территорий лесного фонда попала в состав границ населённых пунктов, уверяет в своих исковых требованиях Рослесхоз.

Например, в случае с Саянском, уже проигравшим суд, Рослесхоз настаивал, что город присоединил (и, соответственно, утвердил в генплане) зелёные зоны незаконно. Из-за этого площадь зоны вокруг населённого пункта сократилась, что не разрешается законодательством, рассказывают в минлесе.

– Саянск оказался среди тех городов, которые одними из первых подготовили свой генплан – ещё в 2008 году. И только в 2009 году начал отправлять его в федеральные министерства для согласования. То есть вся схема согласования генплана получилась выполненной наоборот. Понятно, что Саянск хочет развиваться, расширять свои границы, строить новые объекты. Для этого нужно перевести зелёные зоны, компенсировав их площадь за счёт лесов другой категории, – объясняют «ВСП» юристы.

«Позиция Рослесхоза однозначна во всех случаях – идти в суд»

Далеко не во всех муниципалитетах картина складывается именно так. Во многих случаях претензии от Рослесхоза к территориям не совсем объективны, говорят в региональном минлесхозе и Службе архитектуры. В областных ведомствах обращают внимание на Градостроительный кодекс РФ. В нём говорится, что в случае, если через три месяца после направления генплана в Москву в согласующие структуры ответ от них не получен, то документ автоматически считается согласованным. В МО Иркутской области так и посчитали.

– Согласование генпланов было массовым – со всей России поступали документы, так как поджимали сроки их утверждения. И муниципалитеты Иркутской области формально выдержали требование по согласованию: документы отправлялись в Москву, а по истечении трёх месяцев генпланы принимались, – рассказывает «ВСП» замминистра лесного комплекса Алексей Ступин.

Другой аспект – земли лесного фонда на момент создания и утверждения генпланов ещё не стояли на кадастровом учёте. Именно на это, как на аргумент в свою пользу, обращают внимание и сами муниципалитеты. Так получилось и с Усольем-Сибирским. В исковом требовании к городу Рослесхоз оспаривал границы по 10 участкам. Как рассказали «ВСП» в правовом отделе администрации, больше всего они волновались за квартал, на котором уже имелись распределённые и оформленные в собственность гражданами земли. Причём они были изъяты и отведены под садоводство ещё в 1993 году.

– Мы настаивали в суде, что, когда утверждался генплан Усолья, у администрации не было информации о землях лесного фонда, так как Рослесхоз ещё не поставил их на кадастр, – прокомментировали «ВСП» юристы администрации Усолья-Сибирского.

Несмотря на такие доводы, суд не принял в Иркутской области ещё ни одного положительного решения в пользу территорий. В региональном минлесе уверяют, что помочь муниципалитетам они в этой ситуации не могут.

– Позиция Рослесхоза однозначна во всех случаях – идти в суд. А мы являемся представителями Рослесхоза (в плане переданных полномочий по лесным отношениям), так что против него пойти не можем, – признают в министерстве.

Муниципалитеты должны отстаивать свою позицию сами. Так же считает и областная Служба архитектуры, которая ранее сопровождала работу МО по подготовке генпланов.

– Некоторые муниципалитеты действительно имеют шансы в суде во второй инстанции. Насколько мне известно, есть такие территории,  где весьма скрупулёзно подходили к документообороту: сохранились даты уведомления о том, когда материалы поступили в Минрегион и когда истёк трёхмесячный срок ответа на них, – добавляет главный архитектор Приангарья Екатерина Протасова.

Особый случай

Среди случаев, где требуется вмешательство области, собеседница издания называет только северные посёлки Иркутской области, изначально созданные как лесхозы. Что делать таким муниципалитетам с документами терпланирования – тоже вопрос.

– Никому даже в голову не приходило выводить эти населённые пункты из существующей категории в другую. Здесь к работе нужно подключаться губернатору, – говорят эксперты.

В правительстве даже создана рабочая группа под председательством Виктора Кондрашова.

Большинству муниципальных образований, в том числе первого уровня, заниматься проблемами придётся самостоятельно. Подавать апелляции и ввязываться в судебные тяжбы они, судя по всему, не собираются. Во всяком случае, пока подобных прецедентов в Иркутской области нет, говорят в минлесе.

В Саянске в городском комитете по архитектуре сообщили, что начали подготовку заявки для расширения границ города и только потом уже начнут вносить изменения в генплан. В Усолье-Сибирском решили идти тем же путём. Но насколько процесс будет затратным и длительным, усольские юристы сказать не могут.

– Суд частично нас всё-таки поддержал. Он признал генплан Усолья  недействительным в части утверждённых спорных границ. Но Рослесхоз просил отменить границы с момента утверждения генплана – с 2009 года. А суд постановил отменить их с момента вступления своего решения в законную силу – с января 2017 года. Таким образом, на садоводство, где у нас есть распределённые земли, это решение не распространяется. Граждане не пострадают, – комментируют в правовом отделе.

Между тем Рослесхоз продолжает формировать новые претензии по генпланам муниципалитетов и направляет их  суды. По прогнозам специалистов минлеса, разбирательства эти в Иркутской области грозят затянуться как минимум на год. Сколько же времени потребуется населённым пунктам Приангарья на то, чтобы самостоятельно доработать генпланы и заново согласовать их во всех ведомствах, никто из региональных чиновников предположить не берётся. Потребуются ли  дополнительные средства на софинансирование для доработки генпланов  – на этот вопрос в архитектуре и минлесе тоже пока ответить не могут.

Зато теперь изменилась позиция региональных чиновников относительно важности генпланов. Так, по мнению собеседницы ВСП Екатерины Протасовой, отмена границ населённых пунктов в суде на деятельность муниципалитетов, в том числе и инвестиционную работу, не повлияет. «ВСП» продолжит следить за тем, как будут развиваться события дальше.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры