издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы живём в мире вещей, но и его можно сделать лучше»

  • Автор: Анна Данилова

Под конец прошлого года в Иркутске открылся благотворительный магазин «Вторник». Суть проекта – помочь одним людям избавиться от ненужной одежды, а другим – купить необходимую по самой доступной цене. Идею наладить вещевой «кругооборот», запущенный активисткой Светланой Первенецкой, в конце января поддержал местный бизнес: в нескольких супермаркетах крупной торгово-продуктовой сети установили контейнеры для сбора одежды. «СЭ» побывал во «Вторнике» и поговорил с его владелицей о целях, планах и сомнениях при запуске благотворительного экологического бизнеса.

В последнее воскресенье января на страницах, посвящённых «Вторнику» в соцсетях, появились сообщения, что волонтёры и благотворители отсортировали в рамках проекта более 300 кг одежды. Эти вещи были собраны в контейнерах в четырёх супермаркетах города всего спустя неделю после их установки. «Большая часть будет отдана нуждающимся в благотворительный фонд «Оберег», вещи плохого качества передадут в приюты для животных, – говорят авторы постов. – Ещё часть одежды будет реализована через благотворительный магазин «Вторник», а вырученные от продажи средства пойдут на экологические проекты». 

То, что вещей, собранных иркутянами, будет много, было понятно ещё в начале предыдущей недели, когда точки для сбора только открылись. Именно тогда «СЭ» встретился со Светланой Первенецкой. «Я в ужасе. В хорошем смысле, – делилась она впечатлениями. – Только вчера выгружали вещи, а сегодня я зашла в «Слату» в гостинице «Ангара», где установлен один из контейнеров, – там уже не закрывается крышка, а рядом стоит пара пакетов». Всего  за две недели было собрано около двух с половиной тонн одежды.

Лёгкое расставание

– В какой-то момент мне понадобилась какая-то ерунда, я начала её искать и увидела гору неоткрытых коробок, – рассказывает Первенецкая. – Стала открывать, обнаружила очень много одежды – вещи, которыми я вообще никогда не пользовалась. Решила часть раздать. Когда написала об этом в соцсетях, поняла, что не одна такая – таких людей много. И, естественно, я знала про благотворительные магазины в Питере, в Москве, в других городах. В итоге решила, что и у нас нужно попробовать.  

В Иркутске подобные проекты уже были: некоторые магазины успели закрыться, а другие по разным причинам не пользуются популярностью. «Я сразу решила, что наш магазин не будет выглядеть как вещевой развал, – вспоминает Светлана Первенецкая. – Среди вещей, которые мы собираем от иркутян, только 10–15% снова попадают на прилавок. Перед этим я их стираю, отпариваю. Но иногда бывает так, что принесёшь вещь и становится понятно: она «не висит». Тогда она тоже исчезает из магазинного ассортимента». Придирчивый отбор в итоге привёл к тому, что одежда, которая продаётся во «Вторнике», выглядит совершенно новой. «Подобные вещи, – доставая из большого комода пару джинсов, на которых еле видны притёртые швы, говорит Первенецкая, – уже не продаём – они остаются для рукодельниц и мастер-классов, которые мы проводим на базе «Вторника». Таких было уже два: по изготовлению открыток и ёлочных игрушек». Любители хэнд-мейда могут прийти в магазин за материалом, а потом принести свои творения на реализацию и забрать часть средств за их продажу.

Выручку, полученную магазином за вещи, владельцы обещают потратить на новые экологические проекты. «Во-первых, при первой финансовой возможности мы будем увеличивать число контейнеров для сбора одежды, – рассказывает собеседница «СЭ» (первые четыре были изготовлены на грантовые деньги, полученные от организации-спонсора экологических инициатив. – Авт.). – Мы также хотели бы организовать со временем собственный пункт выдачи одежды нуждающимся по примеру того, как это делает в Петербурге Юлия Кулешова. Она стала одной из первых, кто запустил в России бизнес благотворительных магазинов – сеть «Спасибо». Вещи должны попадать к тем, кому действительно необходимы. В основном это матери-одиночки, инвалиды, малоимущие. Но и они получают определённое количество вещей в год, а не просто набирают их про запас, как это сейчас у нас происходит. Я считаю, что это не совсем правильный подход». Кроме этого деньги от выручки «Вторника» при условии успеха проекта планируется направлять на поддержку экопроектов, в том числе по сортировке и переработке вторсырья, а также для помощи талантливым детям.

«Пока магазин работает по принципу секонд-хэнда, – отмечает Светлана Первенецкая. – Но я мечтаю когда-нибудь открыть и свою линию переработки, как та же Юлия из Петербурга. Они делают утеплитель, который прекрасно подходит как для курток, так и для строительной индустрии». 

Всё же бизнес

Удастся ли реализовать все планы, зависит только от того, найдёт ли «Вторник» своих клиентов. Основной аудиторией пока считаются студенты, которые хотят обновить гардероб за доступные деньги. Большинство вещей, которые попадают на прилавок,– женская одежда 40–44 размеров.

– Когда только планировали открыться, считали, что нашими главными покупателями станут девушки от 18 до 25 лет, но пока это женщины в возрасте 25–35, хотя им сложнее найти у нас одежду, – говорит владелица магазина. Мужской одежды немного. Скорее всего, смеются во «Вторнике», причина кроется в том, что представители сильного пола в основном занашивают свои вещи «до дыр». При этом в углу магазина висит совершенно новая тёплая мужская куртка за 700 рублей. Выше этого ценника вещей на прилавках почти нет. «Ценообразование идёт из ощущений, – говорит Светлана Первенецкая. – Мы стараемся устанавливать невысокие цены: максимальная сумма – тысяча рублей. Люди заходят и покупают, причём даже вещи в не очень хорошем состоянии. Почему бы и не купить ребёнку куртку для войнушек во дворе?»

Тем не менее во «Вторнике», расположенном на 25 квадратах второго этажа ТЦ «Меркурий Де Люкс», есть и новая одежда, взятая владельцами на реализацию. «На ходу учимся особенностям работы в торговле, – отмечает владелица магазина. – Всё же «Вторник» – это бизнес-проект, относиться к нему по-другому я не имею права, иначе он просто не выживет».

Чтобы открыть благотворительный магазин, Светлане Первенецкой, которую поддерживает семья, пришлось зарегистрировать на своё имя ИП. Никаких послаблений в части налога или получения льгот для экологических бизнес-проектов в России не предусмотрено. «Именно поэтому у нас так сложно наладить переработку вторсырья», –  отмечает собеседница «СЭ», одна из инициаторов самых успешных городских экопроектов, включая акции «Вторичный бум» и «Батарейка, сдавайся!». Запуск «Вторника» требует уплаты единого налога на вменённый доход, который, по подсчётам женщины, ежемесячно обойдётся в 7–9 тыс. рублей. Прибавив к этому зарплату двум сотрудникам, которые помогают Первенецкой и её мужу, а также стоимость аренды в 17 тыс. рублей, несложно понять, что выжить начинающему бизнесу, который ещё не успел наработать клиентскую базу, будет нелегко.

– Продаж пока действительно немного, – подтверждает женщина. – И мне довольно тревожно. Очевидно, не последнюю роль в этом играет место, где открыт «Вторник» – здесь мало покупателей, поэтому половина площадей пустует, а нам место досталось почти по льготной аренде. Как решить эту проблему, мы сейчас думаем.

Переговоры с крупными ТЦ и ТРЦ для «Вторника» закончились безуспешно. Помешала не только запредельная аренда – более трёх тысяч рублей за квадратный метр, но и то, что арендодатели не видели место благотворительному магазину среди сетевых отделов. «Они не верили, что это может выглядеть прилично, – вспоминает Светлана Первенецкая. – Но, в общем-то, нам удалось реализовать проект так, как я себе его представляла».

Денег владельцам «Вторник» пока не приносит, а вот затрат довольно много: сортировка и стирка вещей, бензин для сбора вещей из контейнеров, личное время и силы. Возникает только один вопрос:  «Зачем вам это нужно?» На это Первенецкая отвечает: «Не знаю. Возможно, мне нужно, чтобы об этом говорили. Как всё бросить? Мне будет скучно, да и люди чего-то ждут. Нельзя останавливаться на полпути».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector