издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Путаная схема

АО «Корпорация развития Иркутской области» (КРИО) регистрирует новое дочернее предприятие – «Фонд развития промышленности». Это как минимум пятая «дочка» КРИО. Чиновники областного правительства метафорично объясняют, для чего им это нужно: «Корпорация» – это руки, а её фонды и агентства – инструменты, необходимые для развития региона». Ответ на вопрос, удалось ли в этом преуспеть, вместе с депутатами Законодательного Собрания искала Анна Павлова, выслушав доклад аудиторов Контрольно-счётной палаты Иркутской области (КСП).

Корпорация развития Иркутской области, созданная на бюджетные деньги (получила из казны региона в качестве взноса в уставный капитал 1,9 млрд рублей) для поддержки инвестпроектов – создания промышленных, сельскохозяйственных предприятий, в 2016 году посвятила себя совсем другой работе. К такому выводу подводил отчёт аудиторов КСП, выступивших 7 февраля на площадке Заксобрания.

Как выяснили ревизоры при изучении документов КРИО, повестка заседаний совета директоров «Корпорации» была в прошлом году насыщенной. Компания активизировалась. Но не в том направлении, какое ей было задано. В 2016 году областная «Корпорация», не выделив ни копейки на поддержку какого-либо из инвестпроектов, предоставила заём АО «Автоколонна 1880». Сумма – 66,5 млн рублей – выдана на 5 лет под 15% годовых. Факт выдачи этого кредита стал открытием даже для многих присутствующих в зале членов бюджетного комитета Заксобрания.

Параллельно «Корпорация» начала обзаводиться новыми «родственниками»: в 2016-м учредила некоммерческую организацию «Агентство инвестиционного развития Иркутской области». Впоследствии при участии «Агентства» было создано представительство Иркутской области в Монголии. Вклад КРИО в этот проект – 2 млн рублей на создание и содержание «Агентства». Трудятся в нём сегодня четыре человека – руководитель, бухгалтер, глава представительства в Монголии и даже пресс-секретарь.

– Основные цели «Агентства» – привлечение инвесторов для реализации инвестпроектов в Иркутской области, формирование благоприятного имиджа региона как площадки для инвестиций на долгосрочную перспективу, – именно на такой мажорной трактовке настаивают чиновники.
Аудиторы КСП настроены иначе. Они резонно замечают: создавая новую структуру, «Корпорация» направляет средства отнюдь не в экономику и развитие. Траты идут главным образом на зарплаты новым сотрудникам и аренду офисов для них, отметила депутат Ольга Носенко.

Таких расходов легко можно было бы избежать, если бы «Корпорация» делала работу самостоятельно, резюмирует в своём заключении заместитель руководителя КСП Константин Янцер.

Но «Корпорация» не настроена экономить в этой части. В октябре–ноябре 2016 года, по данным КСП, она сделала очередной взнос на уставную деятельность «дочки» – 726,7 тыс. рублей. Из пояснительных документов, представленных КРИО, получается, что эти затраты были необходимы на поездку в Китай. Иркутским чиновникам хотелось достойно представить родной регион перед «соседом».

Фонды в помощь

Между тем в 2016 же году «Корпорация» благополучно покинула другой проект, в который инвестировала в 2015 году. Речь идёт об «ОЭЗ город Иркутск». Годом ранее КРИО вложила в него 500 тыс. рублей – 50% уставного капитала (ещё 50% – доля АО «ОЭЗ»). Свои акции (приобретённые на средства, которые так и не пошли на поддержку какого-либо из проектов) «Корпорация» подарила минимуществу Иркутской области. Не успев расстаться с долей в «ОЭЗ город Иркутск», «Корпорация» решила обзавес­тись сразу двумя новыми «дочками». Так, в 2016-м КРИО решает учредить «Фонд развития промышленности Иркутской области», а также принять финансовое участие в судьбе «Фонда поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства Ангарского городского округа». Естественно, для этих «дочек» потребовалось выделить дополнительные деньги. Те самые, которые изначально предполагалось направлять на инвестпроекты.

Чуть позже ангарский «Фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства» поменял название на «Фонд микрокредитования Иркутской бласти». Вместо ангарчан поддерживать он теперь должен, согласно названию, предпринимателей всего региона. Этой старой структуре с теперь уже новым именем «Корпорация» решила опять добавить средств для поддержания жизнедеятельности. По материалам КСП, размещённым на официальном сайте Заксобрания, – «всего 100 000,0 тыс. рублей».

Цель создания двух новых детищ КРИО и общий объём средств, вложенных в них, в протоколе заседания совета директоров «Корпорации» даже не названы. На этот любопытный момент и обращают внимание аудиторы. Эту таинственность руководство КРИО попыталось объяснить в минувшую среду на заседании комиссии по контрольной деятельности Заксобрания.

– «Фонд промышленности» пока ещё в стадии регистрации. В феврале завершим процедуру. Его функция – предоставление льготных займов (5% годовых на срок до 5 лет) для предпри­ятий, которые хотят расшириться или провести модернизацию. Создана структура по инициативе Минпромторга России. Какую сумму в качестве взноса на создание фонда необходимо выделить – пока обсуждаем. Сколько человек будет трудиться в фонде – пока неизвестно, нет штатного расписания, – пояснил новый директор областной «Корпорации» Анатолий Коляда.

Но непонимание осталось.

– Какая необходимость создавать многочисленные фонды?! – Геннадий Нестерович, чтобы подсчитать, взялся загибать пальцы. – Вот смотрите, что вы создали. «ОЭЗ Иркутск», два фонда для развития промышленности и предпринимательства, «Агентство инвестиционного развития» с представительством в Монголии. А самое интересное, что в «Агентстве» вы текущие затраты по поездкам в Китай вводите в уставной капитал… Расходы на содержание представительства в Монголии в первом квартале – 2 миллиона – вы тоже вводите в уставной капитал. Почему сама КРИО не может сделать представительство в Монголии и взять на себя эти затраты за счёт получаемой прибыли? Какая цель?!

– Вы презентации проводите в Китае, Сочи, Питере, Улан-Баторе… А в региональной «Стратегии 2030» я не увидела ни одного проекта, который Иркутская область будет реализовывать в этих городах по итогам ваших презентаций и поездок, – заметила депутат Ольга Носенко.

– И на каком основании представительство в другом государстве создаётся в форме НКО? Как это оценивается с правовой точки зрения? – полюбопытствовала её коллега Наталья Дикусарова.

Геннадий Нестерович вспомнил, что при экс-губернаторе Мезенцеве по аналогичной схеме появлялось представительство в Китае:

– Формально его создали от предприятия «Облкоммунэнерго». А мы его условно считали представительством Иркутской области. Видимо, есть какие-то дипломатические проблемы? Напрямую через Министерство иностранных дел сложно проводить такие процедуры. Но тогда надо называть вещи своими именами – это не представительство Иркутской области, а представительство «Агентства», существующего на взносы «Корпорации».

Даже в администрации полпреда похвалили

Тут директор «Корпорации» нашёл нужный, хоть и достаточно классический ответ. Он пустился в долгие разъяснения о том, что появление при «Корпорации» структур, фондов и агентств – необходимость, продиктованная требованиями от федеральных ведомств.

– Например, у федерального «Агентства стратегических инициатив» есть такие стандарты: у каждого региона должна быть своя организация по привлечению инвестиций, – рассказал Коляда. – Вся эта работа некоммерческая – презентация региона, участие в выставках, ярмарках. Значит, для «Корпорации», как для юрлица, она конкретной экономической выгоды не принесёт. Поэтому правительство области решило создать «Агентство», чтобы через него осуществлять расходы…

Открыть «Фонд развития промышленности Иркутской области» решено было, чтобы исполнить требование Минпромторга РФ о создании структуры, через которую можно получать федеральные деньги. Они пойдут в качестве льготных кредитов для бизнеса, пообещал Коляда.

– Так структуры вроде «Агентства» всё равно наполняются за счёт «Корпорации». И все эти деньги – из бюджета области! А вы говорите, что деятельность «Агентства» не представляет коммерческого интереса… – недоумевали депутаты.

Разложить путаную схему работы «Корпорации» над привлечением инвестиций попытался зампред иркутского правительства Антон Логашов. Верхушкой этой сложной пирамиды он назвал премьер-министра и зампреда правительства области (видимо, курирующих направление. – Авт.). Далее следуют «Корпорация развития» и «Агентство инвестиционного развития», подчиняющиеся верхушке. «Агентство» – мозги, «Корпорация» – руки, которые должны работать», – образно высказался Антон Логашов. Далее идут дочки «Корпорации» – центры и фонды. Они – инструменты, которыми, судя по всему, должны работать руки.

– Нас даже похвалили в администрации полпреда президента, – поделился деловыми успехами зампред. – Основная наша цель, чтобы деньги КРИО начали приносить прибыль, чтобы они заработали на благо Иркутской области. Мы идём абсолютно правильным путём.

Инфляция подвела

Парламентарии упорно не поддавались убеждению и всё вспоминали и сетовали о выделенных «Корпорации» миллиардах, прибыли от которых пока не видно.

– Создаются НКО, плодится чиновничий аппарат. А итог – эффективности от работы фондов никакой. Зато в муниципалитетах при этом нет пожарных машин, – заявила Носенко.

Нестерович признался, что никак не может понять суть процесса, протекающего сейчас в «Корпорации». Однако тут же его осенило: «Это какое-то размывание средств».

По данным аналитической записки КСП, за 2013-2014 годы прибыль КРИО составила 82 млн рублей. В 2015-2016 годах (после настоятельной рекомендации КСП разместить на депозитах большую сумму и под большие проценты, чем делалось это ранее) прибыль «Корпорации» выросла в четыре раза – до 321 млн. Общий объём прибыли в итоге составил 404 млн рублей. Но это ситуацию не спасло. Общая прибыль КРИО за четыре года работы составила всего лишь 21,3% от суммы инвестиций, которые Иркутская область внесла в уставный капитал общества. А вот уровень инфляции в России за этот же период составил 29,4%.

«Средства, находящиеся в распоряжении «Корпорации» и до сих пор не направленные в проекты по основному предмету деятельности, теряют свою покупательскую способность», – пришёл к выводу в своем отчёте Константин Янцер.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер