издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слово о Валентине Распутине

  • Автор: Владимир Ходий

Эта никогда ранее не публиковавшаяся фотография – не единственное свидетельство события, которое произошло в стенах редакции «Восточно-Сибирской правды» в начале декабря неблизкого теперь нам 1980 года. В центре снимка гости – уже тогда народный артист России Виталий Венгер, лауреат Государственной премии СССР писатель Валентин Распутин и актёр Иркутского драматического театра (вскоре ему будет присвоено звание заслуженного артиста России) Александр Шаланов. Это фото осталось «на память», а в газете появилось другое – одного Распутина, сидящего за столиком, – и короткий текст к нему: «В конференц-зале «Восточно-Сибирской правды» состоялась встреча журналистов газет, радио и телевидения с писателем Валентином Распутиным. Своё выступление он посвятил памяти Василия Макаровича Шукшина, поделился мыслями о роли художника в жизни народа, в формировании нравственного облика нашего современника. В вечере приняли участие народный артист РСФСР В.К. Венгер и артист А.А. Шаланов, прочитавшие рассказы Шукшина».

У этой встречи была предыстория, о которой я уже рассказывал в газете, но повторюсь. Летом предыдущего, 1979 года, когда мне, как и на этот раз, довелось остаться за отсутствовавшего по какой-то причине редактора, распахнулась дверь, и в кабинет вошёл Валентин Распутин, держа в руках, как он выразился, «заметку». На самом деле, это оказалась не заметка, если точно называть жанр, а статья, причём солидная – пять-шесть страниц убористого машинописного текста, с заголовком «Абстрактный голос». Мы сразу же отправили её в набор, и уже через день она увидела свет под спонтанно рождённой рубрикой «Размышления по поводу».

И тут случилось так, что публикация по поводу неприятностей, возникших лично с писателем на междугородной телефонной станции и в аэропорту Иркутска, вызвала настоящий шквал устных и письменных откликов (тем более что через месяц статью перепечатала газета «Советская Россия» – орган ЦК КПСС). Она, как тогда было принято, обсуждалась в коллективах связистов и авиаторов, на заседании бюро городского комитета партии и не только там…

Все читательские отклики и официальные ответы я тогда взялся проанализировать в двух подряд номерах нашей газеты. Причём, учитывая, что явление, которое Распутин образно назвал «абстрактным голосом», распространяется и на другие сферы повседневной жизни людей – бытовое обслуживание, жилищно-коммунальное хозяйство, городской транспорт, торговлю, задался вопросами: а в чём корни этого могущественного голоса и что нужно сделать, чтобы он всё-таки приближался к человеческому? Или, скажем, в изложении ответа руководства Восточно-Сибирского управления гражданской авиации мною был преднамеренно опущен перечень проступков, фамилий и видов наказания за неудовлетворительное информирование пассажиров рейса, которым должен был улететь в Барнаул писатель. Потому что негоже на каждый «абстрактный голос» отвечать наказанием, это иллюзия, что чем больше наказаний, тем лучше. Положительного результата можно добиться, если этому голосу противопоставлена повседневная работа с людьми, если им постоянно внушается мысль и прививается нравственная норма, которую автор определил просто: «Такова жизнь наша, что все мы постоянно зависим друг от друга».

Но вот прошло буквально полтора месяца, и в том же 1979 году у Валентина Распутина в газете «Советская культура» под рубрикой «Полемические заметки» выходит статья, а точнее, очерк «Иркутск с нами». И получается, что после блистательного творческого взлёта в художественной литературе, начавшегося с середины 1960-х годов, когда были написаны основные художественные произведения – повести «Деньги для Марии», «Последний срок», «Живи и помни», «Прощание с Матёрой», он, можно сказать, полностью уходит в публицистику. Эти «Размышления по поводу» и «Полемические заметки» становятся для него своеобразной путеводной звездой на последующее продолжительное время – вплоть до начала 2000-х годов. Ведь сразу же за «Абстрактным голосом» и «Иркутском с нами» он пишет ещё один очерк – «За Непрядвой лебеди кричали», посвящённый 600-летию битвы на Куликовом поле. Ну а дальше были выступления за сохранение в народе памяти и памятников прошлого, борьба против поворота северных и сибирских рек, хозяйничанья в наших лесах «архаровцев», чему была посвящена повесть «Пожар». Наконец, многотрудная, затяжная борьба за чистоту Байкала…

«Отдавался этому, что называется, по велению души и сердца», – признавался впоследствии Валентин Григорь­евич. Причём выступал он не только в прессе, но и изустно, сходясь лицом к лицу с читателями, слушателями, зрителями. На пике перестройки и гласности эти публичные встречи собирали полные залы, причём большие – те­атральные и концертные.

Начиналось же всё с немноголюдных встреч, как тогда – в незабываемые годы в «Восточно-Сибирской правде»…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector