издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Шагарь» меняет прописку

Экскаватор ЭШ 20/90 перемещают между участками «Черемховугля»

Увеличение спроса на уголь ведёт к тактическим перестановкам у горняков. Добычу на перспективных участках, сырьё с которых можно поставлять в том числе на экспорт, увеличивают. Для этого, к примеру, на Головинский участок, который входит в состав филиала «Разрез «Черемховуголь», перебрасывают мощный шагающий экскаватор ЭШ 20/90, ранее работавший на другой площадке. Корреспонденты «Сибирского энергетика» Егор ЩЕРБАКОВ и Николай БРИЛЬ своими глазами увидели, как переезжает исполин. Точнее, как его перевозят по частям.

 

Из иностранного шахтёрского фольклора, когда-то переделанного советскими стилягами, известно, что 16 тонн – немалый груз. А теперь умножьте их на 125. Столько – порядка 2000 тонн – весит шагающий экскаватор ЭШ 20/90, работающий на Черемховском разрезе. Двадцатка в его названии означает объём ковша в кубометрах, а 90 –длина стрелы, представляющей собой металлическую конструкцию в виде вытянутого равнобедренного треугольника. Машина поистине исполинская: кузов по габаритам сравним с небольшой пятиэтажкой, а размеры каждого опорного башмака, на который она опускается при шагании, составляют 13 м в длину и 2,5 м в ширину. Из корпуса его собрата поменьше, ЭШ 15/90, на перекрашенном борту которого красуются название и аббревиатура СССР, на разрезе сделали бокс, куда запросто помещается карьерный самосвал.

Шагающий экскаватор № 53 – именно его перемещают с одного участка «Черемховугля» на другой – был произведён уже после распада Советского Союза. В работу его запустили в 1996 году. «Нормативный срок работы шагающего экскаватора – 22,7 года, – рассказывает главный механик филиала «Разрез «Черемховуголь» Александр Ершов. – После чего производится экспертиза, и по состоянию металлоконструкций продлевают срок. По этой машине уже была экспертиза, после её перевозки и сборки она тоже обязательно будет проводиться. И будет выдано заключение, может ли она дальше работать».

 

Монтаж исполина крупными узлами

Александр Викторович неспроста использует слово «перевозка».

ЭШ 20/90 мог бы, пусть и неторопливо, сам «прошагать» 30 км, отделяющие третий участок разреза, на котором ему предстоит работать, от второго. Но пролегающая между ними земля, отданная под пахоту, находится в частной собственности, а по технологической дороге со всеми её уклонами и поворотами такой гигант попросту не пройдёт. Поэтому было решено демонтировать его, попутно отремонтировав электрические машины и другое оборудование, перевезти автотранспортом и собрать на другом участке. Были планы заодно модернизировать электрику и установить автоматическую систему смазки, но от них в силу непростой ситуации в российской экономике пришлось отказаться, ограничившись обновлением механизма шагания.

К реализации проекта подтолкнула необходимость увеличения объёма добычи угля, в том числе экспортного качества. Так, в 2016 году «Востсиб­уголь» выдал на-гора 13,2 млн тонн – второй за последние пять лет показатель против 15,2 млн тонн в 2012 году. За рубеж при этом поставили

1 млн тонн сырья. «Проект связан с увеличением добычи на третьем участке, – говорит Ершов. – Там более качественный уголь. Разработка второго участка тоже продолжается, просто там уголь не того качества, которое нам необходимо на данный момент». Увеличением объёма добычи в целом по предприятиям «Востсиб­угля» продиктовано перемещение в 2017 году ещё двух машин – ЭШ 11/70 (его перебрасывают с разреза «Тулунуголь» на Жеронский разрез в Усть-Илимском районе Иркутской области) и гусеничного экскаватора ЭКГ 4У, который перевозят с Жеронского на Ирбейский разрез, расположенный в Красноярском крае.

Работы по перемещению «шагаря» на «Черемховугле» начали 1 октября 2016 года. Завершить их по проекту должны до 1 сентября 2017 года, экс­плуатация машины после всех проверок начнётся чуть позже. «Вообще, на монтаж нового экскаватора по всем нормам отводится полтора года, – объясняет главный механик предприятия. – Это было установлено ещё в советские времена.

У нас, поскольку мы разбираем машину не до основания и монтируем её крупными узлами, сокращается время перевозки и сборки».

«Будет идти монтаж»

Один из таких узлов – заднюю секцию поворотной платформы – мы замечаем, едва въехав на площадку, где происходит демонтаж экскаватора. Вес массивной металлической конструкции составляет 52 тонны. С другими секциями она стыкуется специальными высокопрочными болтами. «У нас есть компрессор, пневматические гайковёрты, – отвечает старший машинист Николай Харченко на вопрос корреспондента «Сибирского энергетика» о технологии демонтажа. – Потом её помоют, почистят и будут монтировать. Мы же на этой площадке всё до конца месяца вывезем.

В апреле там, на третьем участке, уже будет идти монтаж».

Наш собеседник третий год руководит экипажем шагающего экскаватора № 53. А до этого работал первым помощником на менее мощной машине № 43. «ЭШ 20/90 № 53– это самая новая машина. Она имеет безредукторный привод поворота, её одни двигатели поворачивают. Поэтому она отличается мягкостью и плавностью хода». А ещё – гораздо большей глубиной черпания, чем более мелкие экскаваторы. Так, работавшие до сих пор на третьем участке машины могут вскрывать породу до 30–35 м, а ЭШ 20/90 – до 42,5 м.

Но для того, чтобы она приступила к вскрышным работам на третьем участке (или Головинском разрезе, который также входит в состав «Черемховугля»), её ещё нужно собрать. Пока же возникает ощущение, что на площадке, где производится монтаж, лежит лишь разделённая на секции стрела. Но оно обманчиво – на расчищенном пространстве под насыпью, на которой готовятся к монтажу секции стрелы, в глаза бросаются тумбы и пиломатериал, разложенные в определённом порядке. «Бригадир той машины, на которой вы уже были, дал её размеры, мы по ним всё выставили, – старший инженер-технолог ООО «Рудоремонтный завод» Александр Кобелев говорит, щурясь на солнце. – Там будет опорная база, вот здесь – поворотная платформа. Тумбы уже лежат. Базу привезут, её поставят на подставку и произведут её сборку с помощью высокопрочного крепежа. После сборки её опустят на грунт и тогда начнут собирать элементы поворотной платформы».

«Как на старых японских автомобилях»

Сама база состоит из центрального квадрата и четырёх сегментов, которые при стыковке образуют круг диаметром 14,5 м. На неё монтируется поворотная платформа – конструкция из нескольких частей длиной 25,4 м, шириной 11,3 м и высотой 1,5 м. Следом собирается кузов со всей «начинкой» – двигателями, лебёдками, пневматической и смазочными системами, электрическим оборудованием. Последней устанавливается стрела, которая крепится жёстким соединением с колонной надстройки. Конструкция, с одной стороны, поражает своими размерами, с другой – достаточно проста и технологична. «Советские экскаваторы в этом смысле передовые, – подчёркивает исполнительный директор ООО «Рудоремонтный завод» Юрий Куриленко. – На «Уралмаше» был знаменитый конструктор [Борис] Сатовский, который придумывал такие машины. Начини их сегодня электроникой – ещё 100 лет работать будут. Но главное в том, что на таком экскаваторе можно отремонтировать всё. Как на старых японских автомобилях, которые по миллиону километров ездили».

Несмотря на то что конструкция проста, а технология сборки-разборки за годы эксплуатации экскаваторов, выпущенных на «Уралмаше», отработана до автоматизма, простор для инженерного творчества остаётся. Как, например, в случае с демонтажем колонны высотой несколько десятков метров и весом 38 тонн. Обычно для него используют два гусеничных крана грузоподъёмностью 100 тонн. Однако сотрудники «Рудоремонтного завода» обошлись одним. Чтобы сделать под него насыпь, ушёл один день, но зато как минимум неделю сэкономили на сборке второй машины (крана). К тому же действовать одним краном существенно проще, чем обеспечить синхронную работу двух. Такое развитие производственной системы, пусть пока ещё и не оформленное в виде проекта.

«Наши сотрудники постоянно придумывают какие-то приспособления, позволяющие сделать работу быстрее, – продолжает исполнительный директор завода. – Это постоянное использование элементов производственной системы. Каждое мы стараемся записать и оформить в виде кайдзена. Бывает, конечно, что из-за занятости времени не хватает, но в целом всё записано». Работы действительно хватает. В том числе в связи с перемещением шагающих экскаваторов, что, конечно, случается нечасто. В одном из цехов предприятия уже стоит отремонтированный тяговый барабан, на который крепится ведущий к ковшу трос. «Он изнашивается, стальной канат просто «съедает» ручьи, – отмечает Куриленко. – Мы наплавляем металл, протачиваем их. На глаз сложно определить, но если сверху положить линейку, то всё будет абсолютно ровно». Рядом лежат крыльчатки вентиляторов – детали, требующие высокой точности изготовления, ведь они должны быть идеально сбалансированы.

В следующем цехе ревизуют электрические машины. Просто для справки: в движение ЭШ 20/90 приводят 11 двигателей суммарной мощностью почти 9,6 МВт. Так, механизм поворота работает за счёт четырёх моторов по 250 кВт, ещё два по 800 кВт обеспечивают ход. За подъём ковша отвечают два движка по 1,12 МВт, такой же мощности установлены двигатели на привод тяги. Наконец, главный сетевой двигатель выдаёт 2,5 МВт. Каждый мотор состоит из множества деталей, сюда следует добавить множество единиц другого электрического оборудования. Их ремонт тоже требует немало времени и сил. Так что работой в ближайшие месяцы цех будет обеспечен.

Дождаться погоды

А на монтажной площадке между тем готовятся собирать стрелу. Перед сваркой отдельные её фрагменты соединяют сборочными пластинами, в которые вкручены болты. Варить металл начнут позже, когда установятся плюсовые температуры. «Даже не то что плюсовые – должно быть 15 градусов, – уточняет Кобелев. – Будет 10 – всё, уже работать нельзя. Но и тут есть выход – поставим палатки с обогревом. График выполнения монтажных работ не может зависеть от погодных условий, работы по монтажу должны быть завершены как можно быстрее. Ведь потребителям нужен уголь».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер