издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Здравствуй, читатель

Странно писать об очевидном, но нужно, когда оно недостаточно очевидно. Среди прочих иркутских неправд там, где тускло сияет байка о том, что адмирал Колчак основал Иркутский университет, есть и одна историческая цитата.

Михаил Михайлович Сперанский якобы написал об Иркутске: «Если бы в Тобольске я отдал всех под суд, то здесь оставалось бы уже всех повесить».

Причём рассказывают об этом иркутяне с законной гордостью и актуальной усмешкой.

Взвалю на себя тяжкую ношу вашего разочарования. Безобразий в Иркутске генерал-губернатор вскрыл поболе, чем где бы то ни было, но отнять эту гордую оценку от Сперанского у Томска никому не удастся.

«Томск и вообще Томская губерния могла бы быть и по богатству произведений, и по климату её, весьма умеренному и в полуденной части прекрасному, одною из лучших губерний в России, но худое управление сделало из неё сущий вертеп разбойников. Сие противоречие между возможностью и действительностью разрывает сердце. Надежда со временем согласить противоречие так ещё слаба, что не можно на неё опереться. Частным человеком, может быть, я нашёл бы и здесь способ составить себе довольно сносный образ бытия, но никогда – начальником. Слишком много ответственности и пред Богом, и пред людьми, и силы мои к сему совершенно недостаточны».

«Если бы в Тобольске я отдал всех под суд, что и можно было бы сделать, то здесь оставалось бы уже всех повесить. Злоупотребления вопиющие и, по глупости губернатора Илличевского, по жадности жены его, по строптивому корыстолюбию брата его, губернского почтмейстера, весьма худо прикрытые».

Из письма М.М. Сперанского

к дочери Елизавете

от 1 августа 1819 года

А про Иркутск его первые оценки в письме дочери были таковы:

«Иркутскъ, 2-го сентября 1819. Наконецъ мы въ Иркутске, на краю света, на возвратной линіи нашего странствованія, любезная моя Елисавета. Намъ суждено вступать въ большiе города накануне большихъ праздниковъ; сюда мы прибыли накануне Александрова дня. Встреча была великолепная, хотя и старался я всемерно отклонить все пышности. По стеченію народа, по яркости освещенія Иркутскъ показался намъ столицею. Поутру очарованіе изчезло, остался обыкновенный губернскій городъ, довольно многолюдный, торговый и опрятный. Я едва ещё успелъ осмотреться и потому съ сею почтою не пишу ещё ни къ кому, кроме тебя».

И, кстати, читайте газеты!

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер