издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Необыкновенные семена сосны обыкновенной

В лесах Иркутской области завершилась зимняя «уборочная страда»

Это для нас, для простых сибирских обывателей, сосна – она и есть сосна. Самое что ни на есть обыкновенное и привычное дерево. Это всем жителям России понятно. Никто, кроме лесных учёных да профессиональных лесоводов не подчёркивает почём зря обыкновенность этого прекрасного и полезного дерева, без которого ни избу не построить, ни целлюлозу не сварить для соседей-китайцев.

 

Впрочем, в обыденной жизни, в житейских разговорах профессионалы лесного хозяйства и учёные тоже говорят просто – сосна. Но вот если с трибуны и уж тем более в письменных документах да научных работах, то обязательно подчеркнут – «сосна обыкновенная». Не для «солидности» – чтобы в отчётах «много букв» было, а потому что именно так – сосна обыкновенная – это дерево по-научному называется. Чтобы коллеги, которые доклады слушают или отчёты читают, однозначно понимали, что речь идёт именно о сосне обыкновенной, а не о сосне сибирской, к примеру, которую мы привыкли кедром называть.

Но сейчас о сосне обыкновенной, которую на территории Иркутской области каждый год сотнями тысяч гектаров вырубают. И ещё сотни тысяч гектаров сосновых боров каждый год в лесных пожарах гибнет. А без сосны – тайга, которая де-факто средой нашего обитания является, уже не тайга.

И для сохранения должного качества собственной среды обитания, и чтобы внуков да правнуков без качественной древесины не оставить, сосновые боры необходимо восстанавливать (лесоводы говорят «воспроизводить»). А для этого нужны семена. Много-много!

– Фонд лесовосстановления на территории Иркутской области занимает больше полутора процентов от общей площади лесов, – рассказывает журналистам Сергей Шеверда, министр лесного комплекса регионального правительства. – Лесная площадь у нас около 65 миллионов гектаров, значит, примерно 1,1 миллиона гектаров – это фонд лесовосстановления.

Фонд лесовосстановления – не та цифра, которой стоит гордиться. Чем этот фонд больше, тем, значит, большие площади тайги лесорубами, пожарами и лесными вредителями превращены в пустоши. Где лес нужно восстанавливать.

– У нас в прошлом году при плане проведения лесовосстановительных мероприятий на 100 тысячах гектаров они были выполнены на 121 тысяче гектаров, – продолжает Сергей Васильевич. – В том числе более чем на 12 тысячах гектаров было сделано искусственное лесовосстановление. Это посев и посадка – самый трудоёмкий и дорогой вид лесовосстановительных работ.

Непосвящённым поясню, что искусственное лесовосстановление – посев или посадка новых деревьев – требуется далеко не на всех обезлесевших площадях. Эти работы выполняются на тех участках, где по разным причинам лес самостоятельно, без человеческого участия, либо не сможет восстановиться, либо будет восстанавливаться очень трудно и долго. Для воспроизводства лесов чаще хватает человеческого содействия естественному возобновлению леса. Это не менее эффективно, но менее затратно. Если, к примеру, лесозаготовки ведутся в борах с обильным и жизнестойким подростом, то вполне достаточно проявить аккуратность и сохранить подрост. Получив много солнечного света после вырубки старых деревьев, он наберёт мощь и силу быстрее, чем искусственно посеянные или посаженные деревца. А если подроста мало или он слишком хилый, то на вырубках можно оставлять (по научно разработанной методике, разумеется) семенные куртины взрослого высокопродуктивного леса нужной породы. Нужно только качественно подготовить почву – пропахать специальные полосы (лесники называют их минерализованными), чтобы семена ложились на голую землю, а не на траву, с которой они корешком (если прорасти сумеют) до живой земли дотянуться не смогут. И всё. И всё! Семена с живых деревьев, попав на подготовленную почву, очень скоро превратят вырубку в молодой лес. Эти виды работ называются содействием естественному лесовозобновлению.

Давайте вспомним. Сергей Шеверда сказал, что из 121 тысячи гектаров, на которых были проведены лесовосстановительные работы в прошлом году, искусственный посев и посадка заняли всего-то 12 тысяч га. Мелочь, думаете? Да ничуть! 12 тысяч га искусственно восстановленного леса – это не просто много. Это колоссально много. Некоторые субъекты РФ были бы счастливы, если бы у них все живые леса столько места занимали, сколько мы за один прошлый год восстановили искусственно. Визуально такую площадь представить трудно. Но… Какую площадь занимает ваш дачный участок? А теперь посчитайте, сколько ваших дачных участков потребуется сложить вместе, чтобы в итоге получилось 12 тысяч гектаров. Вот именно! А теперь прикиньте хотя бы на глаз, наугад, сколько горстей семян той самой сосны обыкновенной потребовалось бы, чтобы засеять ваш конкретный дачный участок, и умножьте на столько ваших участков, сколько помещается их на 12 тысячах гектаров. Ой-ё-ё! Потому-то и считаются семена сосны не штуками в пакетиках, не горстями, а как минимум килограммами, если речь идёт о воспроизводстве лесов на конкретных лесосеках, и тоннами – если говорить обо всей области.

В лаборатории лесосеменной станции Центра защиты леса Иркутской области тепло и влажно. Человеку здесь не очень комфортно, зато семенам сосны обыкновенной созданы идеальные условия, чтобы они проснулись и проросли.

– Здесь мы определяем класс качества всех лесных семян, заготовленных разными организациями на территории всей Иркутской области, – рассказывает Валентина Журавлёва, заместитель начальника лесосеменной станции регионального Центра защиты леса. – Без нашей проверки и сертификата, подтверждающего их фактическое качество, семена нельзя использовать для восстановления лесов.

На Шатиловских растильнях – специальных металлических «столах» с ровными рядами круглых отверстий, ниже которых размещены ёмкости с водой, – под запотевшими от влаги специальными конусными «стаканами» («стаканчики Одиевского») на круглых подложках из фильтровальной бумаги ровными рядками разложены семена сосны обыкновенной. Семян на каждом таком диске не щепотка и не горстка, а ровно 100 штук. Ни на одно семечко больше, ни на одно меньше. От каждой подложки вниз, в ёмкость с водой строго определённой температуры, идёт фитиль, благодаря которому диск постоянно имеет должную влажность. А ещё – термометры и гигрометры, это приборы для измерения влажности. Для каждого отдельного семечка из сотни, находящегося на каждой из сотен подложек, условия совершенно одинаковые. Вот и соревнуйтесь – семена из какой партии за 15 дней в заданных условиях быстрее, дружнее и энергичнее прорастут. Всхожесть, превышающая 90 процентов, указывает на первый класс качества, что и отмечается в сертификате. От 80 до 90 процентов – второй. Всхожесть от 60 до 80 процентов оценивается третьим классом качества.

Семена ниже третьего класса считаются некондиционными и запрещены к высеву, потому что «каково семя – таково и племя». Для искусственного возрождения лесов нужны не абы какие и даже не просто хорошие, а желательно «улучшенные семена с высокими посевными качествами и наследственными свойствами», как подчёркивается в документах. При этом «улучшение» качества достигается не какой-нибудь «химией» или генетическим моделированием, а исключительно отбором.

При искусственном восстановлении лесов посевом и уж тем более в специализированных питомниках, выращивающих таёжный посадочный материал для возрождения лесов на вырубленных и выгоревших площадях, в первую очередь используются лучшие семена из наиболее крупных и полновесных шишек, собранных с лучших сосен. Не удивительно, что при проведении под Иркутском апрельской всероссийской акции «Всё начинается с семени», символизирующей завершение зимней страды по сбору семян сосны обыкновенной, технологический инструктаж занял гораздо больше времени, чем рассчитывали организаторы – Центр защиты леса Иркутской области и региональное министерство лесного комплекса.

Акция проводилась «на объекте лесного семеноводства» – лесосеменной плантации, заложенной ещё в 1992 году на территории Ангарского лесничества у деревеньки Бутырки, что на берегу Иркутского водохранилища. Растущие ровными рядами невысокие (макушки периодически срезаются), с раскидистыми кронами сосны здесь привиты черенками так называемых «плюсовых», выдающихся по качеству сосен, поэтому и собранные здесь семена, ради которых был этот «сосновый сад» заложен, отличаются максимально высоким качеством.

В числе участников акции много людей, не имеющих профессионального отношения к лесу, но горящих желанием стать хоть чуточку причастными к благородному делу лесовосстановления. Члены нескольких школьных лесничеств, к примеру. А ещё студенты Иркутского аграрного университета и гидрометеорологического техникума, активисты Всероссийского общества охраны природы и кто-то ещё. Всего, пожалуй, человек под сто. Кроме общего устного инструктажа – как и какие именно шишки собирать – каждому участнику акции персонально были вручены специальные памятки с ответами на предполагаемые вопросы. Есть даже рисунок шишки в натуральную величину, чтобы начинающий сборщик, засомневавшись, мог просто приложить сорванную шишку к рисунку, сравнивая её размер с минимально допустимым. И всё равно на специалистов Центра защиты леса и министерства лесного комплекса посыпался ворох дополнительных вопросов. Мне показалось, не всегда для того, чтобы действительно что-то узнать, но и потому, что многим просто очень хотелось лично пообщаться с опытными лесоводами и семеноводами.

На всевозможных лесных совещаниях, заседаниях и круглых столах слово «проблема» так часто соседствует со словом «лес», что порой начинает казаться, будто словосочетание «лесные проблемы» вообще неразделимо. Будто по-другому и быть не может. А вот и может, как оказалось.

Дождавшись, когда (наконец-то!) иссяк поток вопросов к Наталье Красиковой, специалисту регионального министерства лесного комплекса, спросил её, насколько остра в Иркутской области «проблема качественных семян сосны». А в ответ услышал, что как раз вот этой-то проблемы, в отличие от некоторых других регионов Сибири и России в целом, в Иркутской области… просто нет!

– По семенам у нас очень благополучная ситуация, – удивила меня Наталья Ивановна, поскольку за последние лет десять такие уверенно-оптимистические заявления от специалистов лесного хозяйства мне доводилось слышать не часто. А Красикова не просто специалист. Она главный специалист-эксперт отдела воспроизводства лесов министерства лесного комплекса Иркутской области. Она знает, что говорит, и готова подтвердить свои слова документами.

Материальным подтверждением оптимизма является и создание в нашей области страхового фонда семян сосны обыкновенной. Его формирование возможно только при наличии «излишков», когда есть возможность, выполняя государственное задание по искусственному восстановлению лесов, посеять не всё, что было собрано, но и кое-что отложить «на чёрный день». Страховой фонд – это неприкосновенный запас самых качественных семян сосны на случай каких-то особых непредвиденных ситуаций. Если, к примеру, случится засуха и погубит годовой урожай сосновых шишек или произойдёт что-то другое, непредсказуемое и страшное.

– Всего по области в прошлом году было заготовлено 7,8 тонны семян лесных растений, – говорит Наталья Ивановна. – В том числе 700 килограммов семян сосны сибирской.

– Вы говорите о кедре?

– Да. Мы планируем засеять кедром полгектара в Зиминском питомнике. Потребность в посадочном материале сосны сибирской в последние годы растёт.

Семян сосны обыкновенной в области хватает. Даже с избытком. Даже «на чёрный день». И всероссийская акция «Всё начинается с семени» была задумана не столько для получения дополнительного количества семян, сколько, как сказано в официальном пресс-релизе правительства Иркутской области, «для привлечения внимания к воспроизводству лесов семенами с улучшенными наследственными свойствами». Как на этой плантации. И пока народ собирался, группировался, делился на группы и получал инвентарь, мы с Владимиром Шкодой, директором Центра защиты леса, успели чуть-чуть поговорить как раз об этом – о привлечении общественного внимания к лесным проблемам, об отношении человека к лесу. На территории области такая акция проводится уже второй раз, а общероссийской она объявлена нынче в связи с проведением нашей страной Года экологии. Вот и спросил я Владимира Николаевича, может ли она из разовой стать ежегодной, традиционной. Такой, к примеру, как национальный День посадки леса.

– Она должна стать общероссийской и ежегодной, – ни секунды не задумываясь, ответил Владимир Николаевич. – Мероприятия, связанные с воспроизводством лесов, должны быть массовыми. Я не сомневаюсь, акция на первом этапе станет ежегодной, а потом, считаю, её необходимо обратить в закон жизни.

– В закон жизни – это как? – спрашиваю. – Как в Китае, где каждый гражданин обязан посадить…

– Пусть будет «как в Китае». Я считаю – это долг человека перед природой. Согласен с вами и сам всегда утверждал, что для сибиряка лес в первую очередь естественная среда обитания и лишь во вторую – материальный ресурс. Человек должен это понимать. Как раз такие акции, как общероссийские Дни посадки леса, а теперь, надеюсь, и традиционные общероссийские Дни сбора лесных семян, дают такое понимание.

Владимир Николаевич старательно избегает слова «эксплуатация» в отношении леса. Не любит он это слово и заменяет его более нейтральным – «пользование». Подчёркивает, что в сельском хозяйстве и даже на дачных участках, прежде чем получить какой-то продукт, человек много труда вкладывает: «И к лесу должно быть похожее отношение. Только тогда мы сможем сохранить благоприятную среду обитания при активном использовании материальных ресурсов леса».

Меленькие семена сосны обыкновенной содержат в себе колоссальную жизненную энергию. Они копят её с момента опыления цветка до созревания не по нескольку недель или месяцев, как другие сибирские растения, а целых полтора года. Как раз поэтому и выпадает на зиму – с октября по апрель – лесная «уборочная страда». Непосредственный коллективный сбор сосновых шишек при проведении общественной акции «Всё начинается с семени» продолжался, пожалуй, не более двух часов. Но в конечном итоге общими усилиями было собрано не менее полутора центнеров шишки, из которой получится от полутора до двух килограммов отборных сосновых семян. Кажется, совсем чуть-чуть. Но семена-то у сосны, напомню, меленькие. Наталья Красикова говорила, что в каждом килограмме их содержится более 175 тысяч штук! Более 175 тысяч будущих сосёнок. А это значит, что собранных элитных семян, пусть даже их окажется только полтора килограмма, всё равно хватит на искусственное восстановление лесов более чем на 130 гектарах старых гарей или вырубок – примерно по полтора гектара молодого леса на каждого участника!

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector