издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пролетая над гнездом «красной вороны»

Сергей Левченко на встрече со столичными журналистами рассказал о планах, как можно обустроить Россию

  • Автор: Галина Солонина

Пресс-конференция, которую губернатор Сергей Левченко провёл в конце апреля в Москве, почему-то не нашла должного отклика в региональных СМИ. Наш губернатор учил всю страну, как нужно жить и развиваться, а регион ответил гробовым молчанием. Мы решили восполнить этот пробел и рассказать, что произошло в столице.

Обширный зал, наполовину заполненный журналистами. Правда, в отличие от традиционных пресс-конференций, куда редакции отправляют молодёжь, здесь можно было увидеть много седовласых аксакалов от журналистики: то ли программную речь иркутского губернатора-коммуниста захотели послушать люди постарше, более привычные к риторике СССР, то ли КПРФ подняла весь свой идеологический пул.

Поэтому приветствие ведущей: «Добрый день, дамы и господа!» – смотрелось неуместным. Истинный коммунист Сергей Левченко просто обязан был её остановить: «Господа все в Париже!» Но не остановил.

Девушка, представляющая Международный мультимедийный центр МИА «Россия сегодня», поблагодарила за эту встречу губернатора, которого посчитала человеком категорически занятым: «Спасибо, что, несмотря на плотный график, вы нашли минутку для встречи с коллегами-журналистами». Однако Сергей Левченко знал, на сколько заказывал зал, и шалить не позволил. «Спасибо за приглашение, но нашёл я часок, а не минутку, – с нажимом произнёс губернатор. – Поэтому будем располагать таким временем!»

В действительности всё мероприятие заняло 65 минут: последние пять явно пошли бонусом.

Первым делом Сергей Левченко презентовал регион. Пять тысяч километров от Москвы, самая крупная в России лесосека (то есть лес под вырубку – губернатор мыслит именно в таких практичных категориях), крупнейший в стране лесопромышленный комплекс, один из крупнейших нефтеперерабатывающих комплексов, достаточно крупное предприятие по обогащению урана.

– Регион огромный и имеющий большой промышленный потенциал, – погордился, а затем посетовал Сергей Левченко, – но и имеющий определённые недостатки. Наверное, каждый из вас понимает: как бы мы ни пытались сделать комфортным наш регион, всё равно мы остаёмся жить в Сибири. А Сибирь, наверное, с точки зрения погоды, географии и вообще с точки зрения инфраструктуры недостаточно, как мы считаем, развита. Думаю, что это у нас на ближайшее время задача.

Правда, как именно губернатор намерен исправлять эти дико неудачные параметры – погоду, географию и инфраструктуру, он не пояснил. Зато задорно заявил: нужно сделать, чтобы люди вновь ехали в Сибирь, как раньше «на всесоюзные ударные стройки». Был ещё один метод развития Сибири – через рабский труд в лагерях ГУЛАГа, но его он не упомянул. Хотя, учитывая популярность Сталина у активистов компартии, мог бы.

Далее губернатор нырнул глубоко в историю: 1947 год – первая конференция по развитию производительных сил, 1958 год – вторая конференция по развитию производительных сил.

Тоскуя по былому размаху, в котором по возрасту он не поучаствовал, Сергей Левченко предложил провести ещё конференции, чтобы выработать планы для Иркутской области уже на XXI век. Способ управления регионом на сегодняшний день, без планов, выглядит так: «Мы впервые за последние десятилетия стали ставить задачи». Вот эту формулировку нужно хорошо запомнить: слова «стали ставить задачи», «планируем спланировать план» – суть инновационного подхода к управлению Сергея Левченко. Именно это бодрящее и одновременно дурманящее слово – «план» – является ключевым пунктом стратегии развития России, которую придумал иркутский губернатор.

Поэтому он решил расправиться со всеми конкурирующими концепциями развития одним махом:

– Сейчас в большинстве мест России принято «создавать условия», – иронически улыбнулся губернатор, – организовывать территории опережающего развития, свободные экономические зоны и многие другие территории, которых в России уже столько, что не понять, кто кого опережает и кто кого обгоняет. Мы несколько отошли от этого принципа, потому что, как принято сейчас говорить, «не летает». Ну не летает!

А что же Иркутская область? Каким своим особым путём, отдельно от прочей лапотной России, она пробивается в светлое будущее? Губернатор раскрыл эту тайну:

– Поэтому мы перешли к конкретному планированию тех видов продукции, которые нужны для региона и для страны!

Далее губернатор рассказал, что в прошлом году уже спланировали и выполнили. (Правильно не позвали на пресс-конференцию иркутских журналистов – они бы удивились: ни о какой «плановой экономике», заданиях предприятиям и прочих элементах социалистической экономики в регионе никто не слышал. Может, только на партийных конференциях КПРФ?)

Губернатор был явно на взлёте: «Инфляцию победили, себя накормили». Правда, не раскрыл тему, почему в других регионах России и Сибири инфляция куда ниже, чем в Иркутской губернии, хотя так недавно – на своём Послании Законодательному Собранию в марте 2017 года – он констатировал, что с инфляцией у нас дела катастрофичные и «в планах» довести её в ближайшие три-четыре года до показателей других сибирских регионов и средних по России.

По всей видимости, расстояние в 5 тысяч километров между Иркутском и Москвой придавало смелости суждениям и оценкам губернатора. Большинство присутствующих на пресс-конференции журналистов, скорее всего, никогда не побывают в Иркутске и не смогут воочию увидеть, какие «низкие цены» и какие «высокие доходы» обеспечил для жителей области губернатор-коммунист.

А в это время в Иркутске первый зам губернатора Александр Битаров на отчёте правительства за прошлый год докладывал: «Реально располагаемые доходы населения значительно снизились и составили 88,1%, это самый низкий показатель начиная с 2007 года. Снижение реальных располагаемых денежных доходов населения области обусловлено снижением номинальных доходов на 3,3% (629 млрд рублей в 2016 году по отношению к 650 млрд – в 2015 году), сохранением высокого инфляционного фона в регионе, а также ростом обязательных платежей и взносов».

Чтобы московская аудитория не выходила из-под гипноза, Сергей Левченко добил её символом, воплощающим большой сельскохозяйственный рывок 50-х годов прошлого века, – целиной.

Однако дальше что-то пошло не так. То ли лист из доклада губернатора куда-то делся, то ли референты не до конца продумали концепцию, «как построить коммунизм в России, опираясь на пример Иркутской области». Потому что сначала Сергей Левченко влепил оплеуху Советскому Союзу с его системой планирования, сообщив, отчего в Иркутской области есть избыток электроэнергии: «Мы не построили все те предприятия, которые планировалось построить на конференциях 1947 и 1958 годов. Так получилось, что в 1970–1980-х годах темпы были снижены, и появился такой запас».

Теперь губернатор Левченко предлагает воспользоваться этим «наследством» и уже избавиться от профицита электроэнергии.

– Можно плыть по воле волн: рынок придёт, и он будет решать, какие строить предприятия, какую выпускать продукцию, – снисходительно улыбнулся губернатор. – Всегда ли это будет совпадать с тем, что нужно региону и стране? Скорее всего, нет. Скорее всего, будут приходить с идеями (как это уже происходит в последние годы) производить то, что приносит больше прибыли.

Произнеся этот оригинальный экономический спич, суть которого в том, что работать надо для выполнения плана, а не для получения денег, губернатор сообщил, что в Иркутской области «план» – «Стратегия социально-экономического развития» – составлен до 2030 года.

А в самых ближайших планах – отпраздновать в августе нынешнего года 70-летие первой конференции производительных сил.

Аудитория, явно истосковавшаяся по партсобраниям советского образца с их суровой риторикой и аскетизмом, была готова вопрошать. Правда, первый вопрос сразу же привёл к конфузу. Как говаривал один яркий российский политик: «Не так сели».

Все камеры, ведущие прямую трансляцию пресс-конференции, обратились к вопрошающему. И в кадре – крупным планом, прямо у него за спиной, в эпицентре событий, – обнаружилась супруга губернатора Наталья Левченко. В Иркутской области этим, впрочем, никого не удивишь: Сергей Левченко без жены никуда – и в заграничную командировку, и на коммунистический митинг, и на пресс-конференцию. В последнее время Наталья Яковлевна старается не попадать в кадр фото- и телекамер, но тут, пока журналист задавал свой бесконечно длинный вопрос, из кадра она выйти никак не могла. Пожалуй, губернатора эта мизансцена тоже немного сконфузила, потому что отвечал он невпопад и в основном крыл либералов.

Обстановку несколько разрядил один из немногих молодых журналистов, присутствовавших на пресс-конференции: он по бумажке, с запинками и повторами, прочёл вопрос о том, как относится Сергей Левченко к намерению Законодательного Собрания принять закон о социальных выплатах населению. Поскольку воспроизвести вопрос в его первозданном виде довольно сложно (лихо его закрутили сценаристы пресс-конференции!), перескажем суть по-простому. Законодательное Собрание считает, что все социальные выплаты населению – будь то оплата за школьное питание для детей из малоимущих семей или льготный проезд для пенсионеров и инвалидов – должны определяться законом. Губернатор полагает, что может сам решать, сколько «отстегнуть народу». Журналиста интересовало, в чём суть коварного плана парламентариев?

– Законодательное Собрание после того, как пришла наша команда, увидело, что появилось достаточно большое количество финансовых ресурсов. Мы за прошлый год установили рекорд по сбору налогов за всю историю Иркутской области – 130 миллиардов рублей. И, естественно, депутаты решили поучаствовать в том, куда эти средства направить. Поэтому ряд депутатов выступил с инициативой, чтобы распоряжаться этими ресурсами, которые остаются у Иркутской области, посредством законов, а не постановлений губернатора. Ну всем же хочется покомандовать! – раскрыл интригу глава области.

Простая мысль, что депутаты имеют к приросту бюджета намного большее отношение, чем вся команда нынешнего губернатора, ему в голову не пришла. Хотя именно депутаты принимали стимулирующие экономику законы, предоставляли налоговые отсрочки предприятиям на период инвестирования, строительства новых промышленных объектов, что теперь и даёт дополнительную прибыль бюджету. Также губернатору не пришла в голову мысль о том, что депутаты могут не вполне верить в компетентность его команды, уже наломавшей дров в социальных вопросах. Достаточно вспомнить, что при росте бюджета на 23% правительство экономило на проезде пенсионеров, ограничив для них число льготных поездок. Не нашло денег для нормального содержания детей в социальных интернатах – в том же Черемховском психоневрологическом, где в прошлом году из-за болезней погибли четыре ребёнка. Опять же депутатов может удивить тот факт, что при росте доходов областного бюджета на 23% доходы населения упали на 12%. Значит, дополнительные средства идут куда-то не туда или не тем путём?

Кто-то из «старой журналистской гвардии», восхищаясь намерением Сергея Левченко реанимировать плановую экономику, спросил, комфортно ли ему быть белой вороной среди губернаторов. «Скорее уж я красная ворона, а не белая», – пошутил Левченко.

Далее начался театр абсурда. На вопрос арабского журналиста, что Иркутская область будет делать для привлечения иностранных инвесторов, губернатор вовсе не вывалил обещания включить Госплан на полную катушку, а пошёл нахваливать всё те же территории опережающего развития (ТОР), которые несколько минут назад разоблачил как «нелетающие».

– В территории опережающего развития первые пять лет можно не платить налог на прибыль, а вторые пять лет – всего 5%. По сравнению с некоторыми другими территориями это большие возможности, – вдохновенно рассказывал губернатор. – Есть такой механизм, как налоговые льготы. Те предприятия, которые получили от нас налоговые льготы (и они уже много лет работают с льготами), в результате отдают в бюджет больше налогов.

К слову, налоговые льготы строящимся и модернизирующимся предприятиям активно выдавали при губернаторах Мезенцеве и Ерощенко. ТОР в Усолье-Сибирском создал Ерощенко. Вся эта работа проводилась в плотнейшем сотрудничестве с Законодательным Собранием, которое теперь «хочет покомандовать». Но об этом губернатор Левченко упоминать не стал.

Далее губернатор хвалил другие идеи предшественников, не упоминая их самих: по Корпорации развития Иркутской области и пр.

Зато борьба с коррупцией и методы этой борьбы – персональный конёк Сергея Левченко. Он рассказал, что в порядке этой борьбы он централизовал все государственные закупки на суммы свыше 50 млн рублей. «У нас были примеры, когда после наших экспертиз проекты по строительству дорог похудели на миллиард. Примеров могу привести много», – заявил Сергей Левченко, но так ни одного примера и не привёл.

Зато почему-то вспомнил о лесе. Возможно, ждал вопроса, что за странный тендер на колоссальный объём вырубки леса провело в прошлом году правительство области? По этому тендеру было много скандалов – сроки неоднократно переносились, результаты отменялись, пока не был достигнут, видимо, желаемый результат (не самый выгодный по цене, но, похоже, привлекательный чем-то другим).

А в это время в Иркутской области разрастались лесные пожары. В гнезде «красной вороны» становилось жарко и дымно. Губернатора на месте не было, и режим ЧС объявили только 28 апреля – после того, как выгорела дотла деревня Бубновка и почти 500 человек остались без крыши над головой.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер