издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Собака на сене

Регион неэффективно управляет государственными средствами

  • Автор: Алексей Петраков, экономист

Мы давно привыкли объяснять наличие тех или иных проблем в нашем обществе отсутствием денег. Нет средств в бюджете, и спросить вроде как не с кого. А чем объяснить ситуацию, когда финансы есть, притом немалые, а вопросы не решаются и качество жизни людей снижается из года в год?

Экономика Иркутской области сегодня находится на подъёме. В 2016-м промышленное производство выросло на 5,7% по сравнению с предыдущим годом. Среди регионов СФО Приангарье заняло третье место по данному показателю. Существенно возросли объёмы добычи полезных ископаемых – на 10,7 % в сравнении с 2015 годом, в том числе топливно-энергетических – на 14,6 %. Также рост продемонстрировали строительство и сельское хозяйство, увеличились инвестиции в основной капитал. Казалось бы – живи, развивайся, радуйся. Но это только кажется…

Согласно модели эффективной экономики, предполагающей получение обществом максимальных благ от имеющихся ресурсов, рост промышленного производства должен сопровождаться ростом реальных доходов населения, ростом рождаемости и общей численности населения, одновременно должно отмечаться сокращение миграции и реальной безработицы.

В Иркутской области всё с точностью наоборот. При росте промышленного производства – восемь из ста трудоспособных жителей региона фактически безработные. Реальные доходы населения снижаются – за один год на 10%. При этом 20,5 % населения Иркутской области – а это каждый пятый житель Приангарья – имеют доходы ниже прожиточного минимума! Возникает известный вопрос: где деньги, Зин? Ответ лежит на поверхности: по данным Иркутскстата, в 2016 году на долю 10 процентов наиболее обеспеченного населения приходилась без малого треть всех денежных доходов в области, а на долю 10 процентов наименее обеспеченного населения – лишь два с половиной процента. Таким образом, доходы 10% наиболее обеспеченных граждан почти в 12 раз превышают доходы наименее обеспеченных.

Неудивительно, что в такой ситуации мы рожаем меньше и стремимся уехать из региона в поисках лучшей жизни. Только в 2016 году территорию Иркутской области покинули около семи тысяч человек. Надо ли говорить, что уезжают активные и инициативные, те, кто верит в свои силы, кто востребован в любой точке страны? И так ежегодно. Отчасти компенсируют потери те, кто приезжает в регион на ПМЖ. Не откроем Америку, если скажем, что это в том числе жители бывших советских республик, активно оформляющие сегодня российское гражданство. Но даже этот «плюс на минус» всё равно даёт «минус». За последние шесть лет население Приангарья в целом сократилось на 19 тысяч человек – это больше, чем население Бодайбо, а значит, можно говорить, что мы потеряли население целого города.

Снижение рождаемости в регионе сопровождается ростом заболеваемости среди детей и подростков. Лидируют болезни органов дыхания и пищеварения. В связи с этим сразу возникает вопрос ещё и о состоянии экологии и санитарно-эпидемиологической ситуации в регионе. Как и чем дышим, что едим – так и болеем. Стремительно растёт детская инвалидизация – по статистике, показатель первичной детской инвалидности в 2016 году составил 27,7 случая на десять тысяч человек детского населения. По сравнению с 2015 годом рост составил 14,5 % – это выше, чем в целом по России и в СФО в частности.

А теперь только цифры, которые, как известно, зачастую красноречивее слов. По доле населения с доходами ниже прожиточного минимума регион на 76 позиции из 85 субъектов РФ. По уровню безработицы – на 70 месте. Экономика региона по-прежнему опирается на крупных монополистов, а доля тех, кто занят в малом бизнесе, у нас невелика – как итог мы на 55 месте в стране. По ситуации с ветхим и аварийным жильём Иркутская область на 75 позиции, по выбросам загрязнений в атмосферу – на 71-й. На этом фоне негативно выглядим мы и по социальным явлениям. Преступления в Иркутской области, увы, не редкость – 67 место в России. По смертности населения от внешних причин – 67 позиция. Миграционный отток довёл Приангарье до 80 строчки общенационального рейтинга. А смертность населения в трудоспособном возрасте и того хуже – 82 позиция. Болеют жители чуть «меньше» – 65 строчка. При таких цифрах общий результат закономерен – по интегральному показателю «Качество жизни населения» Приангарье находится на 69 месте из всех субъектов РФ.

Итак, почему же мы так плохо живём, если у нас есть всё для того, чтобы жить хорошо? Может, потому, что мы слишком умные и любим рассуждать о своих достижениях, сравнивать себя с Китаем в стиле «уже догнали, а скоро и перегоним». Любим хвастаться профицитом бюджета-2016 в размере целых 2,1 млрд рублей, умалчивая при этом, что данный профицит почему-то не привёл к активному строительству школ, увеличению объемов финансирования ремонтов в детских садах и больницах, что наглядно свидетельствует о непрофессиональном управлении государственными средствами.

Может, ответственным лицам стоит наконец-то спуститься с небес на землю, выйти из министерских кабинетов и заняться реальной ежедневной работой – обеспечивать строительство образовательных учреждений и поликлиник, тушение пожаров, повышать безопасность жизни населения, создавать рабочие места. Это трудно, хлопотно и пыльно. Но в этом и суть исполнительной власти – не демагогию разводить, а исполнять. Пока же, по общей оценке населением деятельности органов исполнительной власти по итогам 2016 года, Приангарье на 66 месте среди субъектов РФ, а именно – 59,9% населения не удовлетворены итогами работы правительства, 69,4% не довольны деятельностью губернатора. Прямо скажем, не блестящий результат, который рискует быть ещё ниже по итогам 2017-го.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер