издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Бездействия ЗС не было»

Состоялось первое заседание суда по делу «КПРФ против Заксобрания»

Иркутское региональное отделение КПРФ считает незаконным постановление Законодательного Собрания Иркутской области по вопросу, выносимому на референдум. Коммунисты полагают, что, если на сессии не было принято решение по соответствию вопроса закону, нужно было проводить ещё одно голосование. А поскольку этого не случилось, парламент бездействовал. КПРФ требует обязать парламент провести голосование и вынести решение. Такие требования КПРФ заявила на заседании Иркутского областного суда 3 августа. Ответчик полагает, что вся процедура рассмотрения вопроса была законной и ни о каких нарушениях речи нет.

Административным истцом по делу выступает областное отделение КПРФ, ответчиком – Законодательное Собрание Иркутской области. Заинтересованное лицо – Избирательная комиссия Иркутской области. В суде КПРФ представлял юрист Андрей Ядрышников, Заксобрание – юристы областного парламента Алексей Петров и Андрей Константинов. От облизбиркома присутствовал Дмитрий Рымарев.

Напомним, 14 июня на 51 сессии ЗС депутаты обсуждали, можно ли признать легитимным вопрос, который инициативная группа КПРФ сформулировала для проведения референдума о возвращении прямых выборов мэра Иркутска. Вопрос звучал следующим образом: «Согласны ли вы, чтобы в Иркутской области был принят закон Иркутской области, предусматривающий избрание глав всех муниципальных районов Иркутской области, городских округов Иркутской области на муниципальных выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании?» 6 депутатов проголосовали за, 9 против, 15 воздержались, 5 не голосовали. Поскольку число голосовавших за или против составило менее 23, поставленный на голосование вопрос принят не был. Постановлением ЗС № 51/18 от 14 июня 2017 года вопрос коммунистов был признан несоответствующим требованиям статьи 7 областного закона о референдуме. Далее последовало решение областной избирательной комиссии об отказе в регистрации инициативной группы.

Иркутское отделение КПРФ обратилось в суд и потребовало признать незаконным постановление ЗС. Коммунисты, кроме того, требуют признать незаконным бездействие ЗС, выразившееся «в непринятии» решения по данному вопросу, и обязать парламент в течение 20 календарных дней с момента вступления решения суда в законную силу принять какое-либо решение. По мнению представителя истца Андрея Ядрышникова, после того, как в ЗС поступили документы от облизбиркома, перед парламентом было только два пути. Или ЗС голосует за соответствие закону вопроса, выносимого на референдум, или против.

«В любом случае решение принимается простым большинством от общего числа депутатов ЗС, то есть 23 и больше голосами, – сказал Ядрышников. – Вопрос был поставлен на голосование, но решение по нему принято не было из-за отсутствия необходимого количества голосов. А вопрос о несоответствии вопроса закону вообще на голосование не ставился. После чего председатель ЗС принял постановление. Его мы считаем незаконным, поскольку принято оно было с нарушением процедуры. Фактически без принятия решения председатель Заксобрания подписал оспариваемое решение».

Когда представитель ответчика Алексей Петров спросил, что, по мнению истца, нужно было делать со спорным вопросом, Ядрышников заявил: «Либо принять решение о соответствии, либо о несоответствии. Третье решение здесь просто невозможно. При буквальном толковании такое голосование должно продолжаться бесконечно, как бы абсурдно это ни звучало». Судья осведомилась, в соответствии с какими статьями устава, регламента или других нормативно-правовых актов голосование должно происходить именно так. «Это вытекает из смысла пункта 6 статьи 15 областного закона о референдуме», – сказал Ядрышников. Однако ни в Регламенте ЗС, ни в законе о Заксобрании, ни в законе о референдуме эта ситуация не прописана.

«Вы полагаете, что председатель Заксобрания должен был как-то понудить 15 депутатов голосовать, а не воздержаться?» – спросила судья. «вВозможно», – заметил юрист. По мнению Ядрышникова, вариантов «воздержался» и «не голосовал» при решении данного вопроса не должно было быть, поскольку эти два варианта не предполагают активное участие депутата в решении вопроса. «Это не совсем то, что говорит закон, потому что закон прямо предоставляет депутатам право голосовать «за», «против», «воздержался», – заметил Алексей Петров. «Я имею право заблуждаться», – парировал Ядрышников.

«Решение в любом случае принято»

Алексей Петров, озвучивая позицию ответчика, напомнил, что Заксобрание является одним из звеньев референдумного процесса. Действительно, парламент мог принять одно из двух взаимоисключающих решений – признать предложенный вопрос соответствующим закону либо нет. Если бы одно из решений не было принято, то облизбирком не смог бы законно определить судьбу инициативной группы, и это бы поставило весь референдумный процесс в ситуацию правовой неопределённости. Петров уточнил: на сессии депутатам предлагалось проголосовать за проект решения «в позитивной форме». То есть проект решения предполагал, что депутаты признают вопрос соответствующим закону. Не признали. Результаты голосования известны, зафиксированы протоколом. «Законодательное Собрание совершило все действия, направленные на принятие решения по данному вопросу. Мы полагаем, что утверждение о бездействии Законодательного Собрания лишено правовых и фактических оснований», – сказал Петров.

– Результат голосования означает, что Законодательное Собрание признало вопрос не соответствующим требованиям закона, поскольку какой-либо третий вариант в данной ситуации невозможен с точки зрения правовой определённости, – пояснил он. – Заксобрание должно было отразить результаты своего волеизъявления в правовом акте, что и было сделано в виде постановления. Оно указано в исковом заявлении и оспаривается как непринятое. Таким образом, мы считаем данное постановление законным, оно отражает результаты волеизъявления депутатов.

Говоря о требовании обязать ЗС в течение 20 календарных дней принять то или иное решение по вопросу, Петров напомнил, что в Российской Федерации принято разделение на самостоятельные органы законодательной, судебной и исполнительной власти. Законодательство не предусматривает возложения на законодательный орган обязанности принятия решения с конкретным юридическим содержанием. Это подтверждается рядом решений Верховного суда РФ. «Бездействие ЗС не имело места, возложить какую-либо обязанность, тем более неисполнимую, на парламент не представляется возможным», – сказал Петров.

С ним согласился его коллега Андрей Константинов: «По моему личному мнению, бездействие было бы, если бы мы вообще не приняли никакое решение и блокировали дальнейшие действия облизбиркома», – сказал он. Константинов считает, что неопределённые правовые последствия были бы как раз в том случае, если бы вопрос был проголосован ещё раз и второе решение тоже бы не набрало нужное количество голосов.

– Решение о соответствии вопроса, вынесенного на референдум, всё-таки принималось или нет? – спросил Ядрышников.

– Решение в любом случае принято, потому что его можно определить из результатов голосования. Голосование депутатов состоялось. Непринятие одного из двух взаимоисключающих вариантов решения означает принятие второго, – пояснил Алексей Петров.

– Это какой нормой регламента, закона области определено? – спросила судья.

– Этот вывод мы делаем на основании Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…». Статья 36, пункты 6,8 и 11. И из статьи 15 закона Иркутской области о референдуме. Они определяют варианты возможного решения и последующие действия.

Алексей Петров признал, что в Регламенте нет отдельных положений, которые бы регулировали порядок принятия решения ЗС по этому конкретному вопросу. Однако есть аналогии. Законодательная процедура построена по такому принципу, что любой проект закона может быть либо принят, либо отклонён. Регламент ЗС в статье 66 определяет: если закон не набрал необходимое количество голосов, то он считается отклонённым без проведения дополнительного голосования. И этот результат голосования оформляется постановлением ЗС с формулировкой «Отклонить». В практике областного парламента такое было не раз. По той же схеме проходит назначение на должность первого заместителя губернатора.

Андрей Константинов напомнил, что областной закон о референдуме практически не применялся. «Не было у нас, юристов, потребности что-то дополнительно урегулировать в Регламенте, – пояснил он. – Конечно, после проведённых обсуждений ЗС будет озабочено этой темой, и необходимые изменения в Регламент будут, вероятно, подготовлены».

«Вот я сейчас не готов ответить»

Судья пояснила сторонам, что суд обязан изучить обстоятельства дела по существу. Поэтому вопросы касались не только формально-юридической стороны принятия постановления. Истец должен был пояснить, какое государственное значение имеет вопрос, который КПРФ выносит на референдум. «В полном объёме ответ на данный вопрос изложен в административно-исковом заявлении, мы ответим коротко: «Да, он имеет государственное значение». Вот я сейчас не готов ответить», – сказал представитель коммунистов.

Судья сослалась на решение Конституционного суда РФ, согласно которому закон о выборах, регламентирующий и выборы мэра Иркутска, был признан легитимным. «Можете свою позицию прояснить – для чего необходимо, чтобы по Иркутску высказалась вся область?» – спросила судья. «Решение Конституционного суда не лишает права граждан или объединение выступить с инициативой, чтобы этот закон был изменён в той или иной части», – ответил юрист. По мнению Ядрышникова, коммунисты не настаивают на том, что непрямые выборы незаконны, они просто предлагают иной, альтернативный способ выборов. КПРФ настаивает на общих правилах избрания глав муниципальных образований на всей территории области.

Представители ответчика пояснили, почему депутаты пришли к решению, что вопрос, выносимый на референдум, не соответствует закону. Как пояснил Алексей Петров, вопрос, который предлагается на референдум, должен иметь государственное значение. Согласно статье 7 областного закона о референдуме, на областной референдум может быть вынесен вопрос, который не урегулирован Конституцией РФ и федеральным законом. Если урегулирован – выносить нельзя. Ещё один «подводный камень» – интерпретация отрицательного результата. Если граждане не поддержат вопрос, вынесенный на референдум, то это будет означать, что всю систему прямых выборов (непрямые выборы только в Иркутске. – Авт.) придётся менять. Возникнет правовая неопределённость.

Андрей Константинов привёл в пример практику Верховного суда. 18 сентября 2013 года Верховный суд РФ принял любопытное решение. Ярославская областная Дума признала не соответствующим закону вопрос, выносимый на референдум (дело касалось прямых выборов губернатора. – Авт.). Истцы требовали сначала в областном, потом в Верховном суде отменить постановление и решение областного избиркома об отказе в регистрации группы. Однако Верховный суд определил, что вопрос уже урегулирован федеральным законодательством. Если же принять вопрос, то может возникнуть «неопределённость правовых последствий того решения, которое может быть принято на референдуме».

Судья осведомилась, есть ли иные способы урегулирования вопроса, исключая референдум. Андрей Константинов сообщил, что дважды соответствующие изменения в закон предлагались, но оба раза областной парламент их отклонял. К следующему заседанию стороны должны будут представить обстоятельные письменные ответы по озвученным вопросам.

«Мы его пропустили… »

Подготовка коммунистов к суду вызвала вопросы. Не в первый раз КПРФ демонстрирует опасную для себя небрежность в документах. В суд не была представлена доверенность, выданная избирательным объединением Ольге Носенко. Доверенность была от бюро обкома. Кроме того, оказалось, что истец вовремя не обжаловал решение облизбиркома о ликвидации инициативной группы. «Уважаемый суд, там очень интересно, – пояснил Ядрышников. – Срок для обжалования составляет 10 дней, и мы его пропустили». «Поэтому решили оспорить постановление Законодательного Собрания?» – спросила судья. «Да», – ответил он. «Я не знаю, какое решение суд примет, сразу оговариваюсь, но, если ваши требования будут удовлетворены, как вы полагаете, как будет устраняться это противоречие? Есть решение комиссии, оно не оспорено», – заметила судья. «Послушаем избирательную комиссию, её позицию. Не готов ответить», – сказал Ядрышников.

«Нас в данном процессе беспокоят следующие обстоятельства, – сказал представитель облизбиркома Дмитрий Рымарев. – Истец прямо сказал, что нарушено право на инициативу о проведении референдума. Но я бы хотел отметить, что это право принадлежит именно инициативной группе». У суда также возник вопрос: какие права иркутского регионального отделения нарушены, если инициатива принадлежала группе, которая уже не существует.

Дмитрий Рымарев пояснил: постановление комиссии остаётся в силе, оно никем в установленный срок не оспорено. Судья спросила Ядрышникова, как в таких условиях будут реализованы права истца. Он ответил: «Вопрос открытый, выясним. Мы же можем прийти в суд с неподготовленной правовой позицией, суд может сам дать оценку… Нашу позицию в сложившихся обстоятельствах положить на нормы права… » «Интересен такой подход, – заметила судья. – Я понимаю, когда гражданин приходит, но когда политическое объединение, Коммунистическая партия Российской Федерации, Законодательное Собрание, избирательная комиссия… Странно слышать, что нет правовой позиции». «Она есть», – поправил себя юрист от КПРФ.

Сегодня, 8 августа, суд продолжит разбирательство по делу.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер