издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Вставай скорей, Ангарострой!»

70 лет назад 250 учёных прилетели в Иркутск, чтобы решить судьбу гидроэнергетики

В эти дни исполняется 70 лет с момента проведения легендарной конференции по изучению производительных сил Иркутской области. Прошла она с 4 по 11 августа 1947 года. Конференция дала мощный толчок развитию энергетики Восточной Сибири, а энергоресурсы были тесно завязаны на возводившийся промышленный комплекс, изначально энергоёмкий. Результатами этой конференции мы пользуемся и сейчас. Проекты гидростанций Ангарского каскада рождались в обсуждениях и спорах именно тогда, в августе 1947 года.

1 августа 1947 года… Фронтон здания Иркутского железнодорожного вокзала украшен кумачовыми лозунгами и плакатами. На Иркутском аэродроме развеваются голубые и красные вымпелы. Посадочные площадки давно готовы к приёму самолётов с высокими гостями конференции. В аэропорту две специально оборудованные комнаты для прибывших. Центральная гостиница Иркутска полностью в распоряжении гостей: 100 комфортабельных комнат ждут делегатов. Для того, чтобы гости могли иметь практически круглосуточное общение с Москвой, на основных площадках конференции – в Иркутском областном драматическом театре, горно-металлургическом, финансово-экономическом институтах, Дворце пионеров, ИГУ – специально установили более двух десятков телефонов, продолжительность связи с Москвой на время конференции была увеличена на 5 часов. Пять мощных громкоговорителей были включены на улицах, чтобы все могли слушать доклады. В краеведческом музее открылась выставка, на которой, в частности, были представлены макеты черемховских шахт, а в горно-металлургическом институте участников встречала огромная геологическая карта Советского Союза. К моменту открытия конференции было выпущено более двух десятков книг и брошюр, рассказывающих о Восточной Сибири. В Иркутск прибыли семь академиков, шесть членов-корреспондентов АН СССР, всего в конференции принимали участие 250 учёных.

Байкальская ГЭС, прообраз Иркутской

1 августа с трапа самолёта сошёл профессор, доктор геолого-минералогических наук Сергей Обручев. Тогда же на иркутскую землю ступил академик Лев Шевяков. Позже прилетел вице-президент Академии наук СССР академик Иван Бардин. А в это время к Иркутску приближался поезд учёных. В нём ехали девяносто шесть участников конференции, учёные с мировыми именами. Поезд останавливался на западной границе области, в Тайшете, в Нижнеудинске. Букеты живых цветов, аплодисменты – так встречали жители Иркутской области академиков Владимира Образцова, Станислава Струмилина, Александра Винтера, Андрея Григорьева, Владимира Родионова, Василия Немчинова… Среди пассажиров этого поезда был и член-корреспондент Академии Наук СССР Николай Колосовский, который посвятил проблеме Ангары 25 лет своей жизни. Все первые проекты Ангаростроя были сделаны при его участии. «И приближение к Ангаре, к Иркутску, и предстоящая конференция особенно волнуют Николая Николаевича, – писали корреспонденты прямо из поезда. – Он твёрдо уверен, что скоро проекты начнут претворяться в жизнь и недалеко то время, когда Ангара даст Родине часть своих огромных энергетических запасов».

Конференция открылась 4 августа, в зале Драматического театра было более тысячи человек: «Делегаты конференции в едином порыве стоя приветствовали великого вождя народов Сталина». «Наши желания – безмерны! – сказал писатель Кунгуров, приветствуя на страницах газеты участников конференции. – Верим, и это окрыляет, вливает надежды, что сумеем взглянуть за свой край глазами учёных – выдающихся знатоков тайн и возможностей необъятной Сибири».

Основными докладчиками по проблеме энерегоресурсов на пленарном заседании были академик Александр Винтер и член-корреспондент Вениамин Вейц. Восточная Сибирь была названа ими «перспективным промышленным районом», поскольку принадлежала к уникальным территориям, где наблюдается сочетание высокоэкономических гидроэнергетических и топливных ресурсов. Наш регион, и это мнение учёных не устарело и 70 лет спустя, – классический пример определяющей роли энергоресурсов в производственной специализации экономического района.

К моменту, когда Винтер и Вейц озвучили тезисы своего доклада, в их распоряжении были материалы бюро Ангары Гидроэнергопроекта, который ещё в 1935 подготовил проект использования верхнего участка Ангары. В 1943 –1946 годах, как указывали Винтер и Вейц, были проведены неполные проектно-изыскательские работы, которые тоже нашли отражение в пленарном докладе. Два года, как СССР закончил страшнейшую в своей истории войну, а уже разрабатывались планы сдвига промышленности на восток страны и создания здесь электроэнергетической базы. Напомним, что тогда рассматривались два плана: строительство двухступенчатого варианта – Тальцинской и Иркутской ГЭС – и одной крупной Байкальской ГЭС. Винтер и Вейц настаивали на строительстве одной Байкальской ГЭС и сокращении сроков её строительства с 5 до 3 лет. «Главным направлением использования электроэнергии ангарских ГЭС является развёрнутый комплекс электротермических и электрохимических производств – главным образом на местной сырьевой базе», – подчёркивали учёные. Нужно было обеспечить весь комплекс энергоёмких производств Байкало-Черемховского узла, в который должны были войти заводы алюминия, электроферросплавов, электростали, электрочугуна, синтетического каучука, водорода и кислорода… Винтер и Вейц настаивали на скорейшей технико-экономической разработке комплекса электрохимических производств. Это было необходимо для того, чтобы пуск в эксплуатацию Байкальской ГЭС был совмещён с пуском крупных промышленных производств. Более того, учёные предполагали, что ряд промышленных производств будет введён в эксплуатацию ранее, чем заработают турбины Байкальской ГЭС. Поэтому они говорили о создании в регионе серьёзной электроэнергетической базы до пуска гидростанции в виде развития теплофикации на ТЭЦ.

Энергетика будет способствовать повышению качества жизни в городах Восточной Сибири, были уверены Винтер и Вейц. «Электрификация городов Байкало-Черемховского комплекса должна быть выше соответствующих средних показателей в городах СССР. На период генерального плана следует ожидать потребления около 350 кВт-ч энергии в год на одного городского жителя», – писали учёные. Со строительством Байкало-Черемховского электроэнергетического комплекса учёные связывали промышленное будущее страны, следом за первым комплексом должна была последовать разработка Ангаро-Енисейского гидроэнергетического центра, который стал бы крупнейшим в стране. Развитие же высоковольтных передач на постоянном токе в будущем открывало перспективы передачи тока в западные индустриальные центры «на расстояние нескольких тысяч километров от Ангарских ГЭС».

«Могучее промышленное хозяйство»

Проблемы энергетики обсуждались в рамках промышленно-энергетической секции конференции под председательством академика Эргарда Брицке и отдельно – на подсекции энергетики и топлива, где дискуссией руководил академик Винтер. Было дано слово «ветерану» проекта Ангаростроя Николаю Колосовскому. Он-то и озвучил основные перспективные цифры. Общая годовая отдача гидроэнергетических ресурсов бассейна реки Ангары Колосовским оценивалась 70 лет назад в сумму свыше 100 млрд кВт-ч (установленная мощность – около 17 млн кВт). Для сравнения: академик Бардин в своём докладе на конференции указал цифру 60 млрд кВт-ч. И даже она стала впечатляющей, поскольку была равна отдаче всех электростанций СССР в 1940 году. «Все энергетические ресурсы Иркутской области, которые могут быть учтены в настоящее время, больше ресурсов Швеции, Норвегии и Италии, вместе взятых, и равны примерно мощности всех электростанций СССР в 1950 году», – сказал тогда Бардин. 100 млрд кВт-ч получилось, поскольку учёные учитывали и потенциальную энергию притоков, и энергию проекта Енисейской станции, которая формально выходила за пределы Восточно-Сибирского комплекса.

65% всех мощностей, по Колосовскому, должно было быть сосредоточено в Байкало-Черемховском узле, в районе Больших порогов Ангары и Абалаковской установки на Енисее близ устья Ангары. Здесь предлагалось построить три водохранилища – Байкальское, Братское и Енисейское – с общим объёмом регулирующих призм свыше 150 кубических километров. По оценкам учёного, доля гидроэнергетики в общем балансе должна была составить 85–87%, теплостанций – 13–15%.

В течение 3-4 пятилеток, по оценкам Колосовского, можно было построить в зоне Красноярск – Енисейск – Усть-Кут – Иркутск «могучее промышленное хозяйство нового типа на основе гидроэнергии реки Ангары». На первом этапе строительства энерговооружение труда было бы равным использованию углей на Урале и в Кузнецком районе, а затем Ангарский блок по мощности должен был превзойти в два раза Урало-Кузбасский комбинат. «Этот новый Восточно-Сибирский комбинат, включив в себя Енисейско-Ангарские установки, может быть теснейшим образом связан с Кузнецким районом по линии энергетики и рудообеспечения Кузбасских районов», – писал Колосовский. Энергетика откроет путь к освоению лесных, рудных, минерально-химических и топливных ресурсов. В зону разработки, полагал Колосовский, будут вовлечены Восточно-Сибирская платформа, Восточный Саян, Бурято-Монголия, Восточное Забайкалье, Танну-Тува. Учёный считал, что промышленное развитие района не должно сопровождаться переселением в течение 10–20 ближайших лет на восток страны многомиллионных масс рабочих. Поэтому стоит по максимуму отказываться от традиционных форм энергетического хозяйства на углях и переходить к «зарегулированной и обеспеченной» гидроэнергии Ангары, электрифицировать производственные процессы, что позволит сократить потребность в человеческом труде в 2-3 раза.

Исходной территорией освоения Восточной Сибири должна стать наиболее обжитая полоса вдоль линии Сибирской железной дороги – Красноярск – Канск – Нижнеудинск – Иркутск, считал Колосовский. Здесь необходимо создать тепловые электроцентрали вдоль всего комплекса, параллельно развивая Байкало-Черемховский комплекс. И от этой линии нужно следовать на север и юг, подступая к строительству станций на порогах Ангары и близ города Енисейска. Байкало-Черемховский район мыслился как сложный двухполюсный комплекс с гидроэнергетикой и теплоэнергетикой на углях. Колосовский поддержал мнение академика Винтера и члена-корреспондента Вейца – не надо дробить проект на две станции, нужно строить одну большую, поскольку в будущем она станет частью более крупной энергетической системы.

Дешёвая электроэнергия, которая должна была быть направлена на развитие промышленного комплекса, позволяла государству окупить затраты на создание комплекса за 4,5–6 лет, считал Колосовский. По оценкам профессора Абрама Пробста, представлявшего на конференции Совет по изучению производительных сил СССР, средняя себестоимость киловатт-часа на проектных гидростанциях Восточной Сибири была в два раза ниже, чем по СССР. Для ангарских гидростанций этот показатель был ещё выше – 3,5 раза – и превышал выработку на ТЭЦ даже на базе исключительно дешёвых черемховских углей. Пробст настаивал на том, что в комплексе с гидростанциями обязательны энергоёмкие производства, потому что капитальные затраты на них в 10–20 раз ниже, чем при создании при ГЭС неэнергоёмких.

«И Ангару сиять заставь»

Когда академик Винтер объявил работу подсекции энергетики и топлива открытой, слово дали представителю Гидроэнергопроекта Министерства электростанций П.М. Дмитриевскому. Он рассказал о довоенном проекте коллектива профессора Владимира Малышева. Напомним, он предполагал, что будет создано 6 гидроэлектростанций с напорами от 30 до 90 метров: Байкальская ГЭС рядом с Иркутском с напором  29 м (у д. Большая Разводная. – Авт.), затем Бархатовская станция у Черемхова с 36 метрами напора, ниже Братска третья – с напором 90 м, ниже Шаманского порога – ГЭС с 67 м напора. Пятая и шестая, ниже Кежмы и ниже Богучан, – с напорами 57 и 44 м. Суммарная мощность шестёрки – 9 млн кВт-ч, годовая выработка – около 62 млрд кВт-ч. Дмитриевский рассказал, что сегодня, после Великой Отечественной, Гидроэнергопроект рассматривает два варианта строительства первых ГЭС на Ангаре. Проекты Иркутск – Тальцы и Байкальской ГЭС были признаны равноценными, однако предпочтение по ряду причин было отдано одноступенчатой схеме Байкальской ГЭС.

Тема энергетики, безусловно, стала главной на этой конференции. Это ощутили все, и даже поэты, которые посвящали свои стихи будущим гидростанциям. В одном из номеров «ВСП» поэт Анатолий Ольхон поместил такие строчки: «Госплан! Твои поэты – тут! Сибиряки приказа ждут, легенды будущего ткут. Мечта моя, свершайся в явь и Ангару сиять заставь, дорогу к песне мне открой, вставай скорей, Ангарострой!» Через 2 года и четыре месяца после проведения легендарной конференции в Иркутске Совет министров СССР принял решение о строительстве Иркутской ГЭС. Как и задумывалось, это был тот самый «одноступенчатый» вариант, который дал рождение одному из самых мощных энергетических проектов мира – Ангарскому каскаду ГЭС.

 

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер