издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Отрывок из комедии Александра Вампилова «Прощание в июне»

«Восточно-Сибирская правда», 7 августа 1965 года

Александр Вампилов – участник драматургической секции предстоящего читинского совещания. Его комедия «Прощание в июне» принята комитетом по драматургии Министерства культуры СССР и будет поставлена в Москве. В этой пьесе автор рассказывает о жизни молодых людей, о том, как, прощаясь с юностью, они определяют своё место в обществе, а вместе с этим в поисках и сомнениях приобретают необходимые нравственные ценности.

Обстоятельства вынуждают студента-биолога Колесова покинуть университет. Человек нетерпеливый, увлечённый любимым делом, Колесов во что бы то ни стало решает достигнуть поставленной перед собой цели, но выбирает для этого ошибочный путь. Публикуемый отрывок застаёт героя в саду спекулянта Золотуева, где Колесов работает в качестве садовника и где его посещают друзья.

Избранный героем путь – «к цели – во что бы то ни стало» – разочаровывает героя, не приносит ему счастья. Добрые намерения, благородные цели, как бы высоки они ни были, не могут быть достигнуты низким путём – таков в двух словах смысл пьесы.

Сад. Скамья, деревянный навес, садовые инструменты, ружьё. Новенькая дача видна наполовину.

Колесов и Таня.

Близко кто-то насвистывает. Таня вскочила на скамейку, смотрит.

Таня. Гости. По-моему, твои друзья.

Колесов (привстал). Вон как!.. Фролов и отставной муж Вася Букин. Теперь они уже вместе ходят! Друзья – соперники…

Таня. Как интересно!

Колесов. Не понимаю, зачем им это надо.

Входят Фролов и Букин.

Букин (напевает). Это ландыши всё виноваты…

Фролов. Профессорам-подпольщикам привет.

Колесов. Закрой калитку. Уважь уборщицу.

Букин. Красиво живёшь!

Колесов. Приходится… Познакомьтесь: Таня.

Букин (кланяется). Василий.

Таня. Таня.

Фролов. Фролов.

Колесов. Дайте закурить (закуривает).

Букин (напевает). Это ландыши всё виноваты.

Этих ландышей целый букет,

Хорошо погулять неженатым

На рассвете студенческих лет…

Фролов (Колесову). Дела таковы. Ходили всем курсом в деканат, в профсоюз, газету, шумели, говорили о твоих талантах. Декан – за, остальные в кусты. Собрались к ректору, но перед распределением ряды дрогнули.

Колесов. Знаю… Ну что ж. Буду расти, тянуться к знаниям, когда-нибудь доучусь.

Фролов. Подожди ещё. Сегодня распределились. Горстка храбрецов во главе с деканом двинет к ректору.

Колесов. Бесполезно.

Таня отходит в сторону, разглядывает клумбу.

Букин (напевает). Мне семнадцать, тебе восемнадцать… (взял ружьё). Вот это фузея! Стреляет?

Колесов. Не знаю.

Букин (напевает). Не года, а жемчужная нить… (подходит с ружьём в руках).

Фролов (Колесову). Получил назначение.

Колесов. Куда?

Фролов. Триста миль по железной дороге. На селекционную станцию. Хочешь, возьму водовозом?

Колесов. Надо подумать… Подожди, на селекционную? У Маши, кажется, там родители?

Фролов. Совпадение.

Букин. Ну да, совпадение! Скрадывает мою жену. Очевидно.

Фролов. У Маши свободный диплом. Неизвестно, что ей взбредёт в голову.

Букин (Колесову). Понял? Это не Гриша, это чёрный ворон, который кружит, понимаешь, кру-жит… Коля, присматривай за мной. Как бы я его не подстрелил нечаянно.

Между Фроловым и Букиным идёт привычная им игра. Они посмеиваются.

Колесов. Слушай, ревнивец, вы ещё не развелись?

Букин. Не разговариваем. Чтобы развестись, надо прилично друг к другу относиться.

Фролов. Он ещё на что-то надеется.

Таня (подходит к Колесову). Ну? Я побежала?

Колесов. Я тебя провожу. (Фролову и Букину). Я до автобуса.

Колесов и Таня уходят. Букин с ружьём стоит посреди двора, Фролов развалился на скамейке.

Фролов. Не понимаю, на что ты ещё надеешься. Неужели думаешь, что она полетит с тобой на север? Она же прекрасно знает, что по дороге вы забудете её где-нибудь в кабаке. Ты и твой лучший друг Гомыра.

Букин. Я понимаю, Гриша… Ты во что бы то ни стало хочешь разбить молодую семью.

Фролов. Твоя песенка спета. Через месяц я посажу тебя на самолёт, и мы помашем друг другу на прощанье. В это время Маша будет ждать меня на вокзале. Тебя это устраивает?

Букин. Не надо, Гриша. Я впечатлительный. Возьму и выстрелю…

Фролов. Ружьё тебе идёт. Бандит.

Букин. Эти ландыши всё виноваты…

Фролов. Весёлый мородёр.

Букин. Этих ландышей целый букет…

Фролов. Жизнерадостный погромщик.

Букин. Гриша, ты хорошо воспитан и знаешь, как себя надо вести. Во всех случаях жизни…

Фролов. Тебе это не нравится?

Букин. Почему же? Мне нравится, я даже тебе благодарен. Ты всегда умел вовремя меня остановить. Поправить. Удержать… Я тебе просто завидую. Ты организованный человек, цельная натура. У тебя удивительный такт и большое чувство меры…

Фролов. Всегда так: со стороны узнаешь, что ты неплохой человек.

Букин. С тобой никогда не наделаешь глупостей. В любом случае ты знаешь, как надо себя вести. Гриша, скажи, что делать, если тебе хочется выстрелить в человека.

Молчат.

Фролов. Глупо, Букин.

Молчат. Игра принимает серьёзный оборот. Фролов поднялся, подходит к Букину.

Букин. Вот что интересно. Ведь до этой самой минуты ты себе ничего такого даже и представить не мог.

Фролов. Дай сюда.

Букин (отступил). Не подходи, Гриша. Я знаю, что это самая глупая из моих шуток. Но ты не подходи. Скажи лучше, что делать?

Фролов. Отдай ружьё, клоун!

Букин. Я клоун. Рядом с таким серьёзным человеком, как ты, я шут. Но шуты – люди тёмные… Тебе никогда не приходило в голову?

Фролов (садится). Поиграй, поиграй. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы водку не хлестало.

Букин. Ты не веришь, Гриша, а на меня иногда такая находит серьёзность… Я дикий человек, и мысли у меня дикие. И вот я думаю, что со мной было бы, если бы не ты. Ведь только ты, благоразумный человек, знаешь, как надо жить. И я, человек неблагоразумный, живу не так, как я хочу. Я живу так, как ты этого хочешь. Веселюсь – по-твоему, тоскую – по-твоему, думаю – по-твоему. И вот иногда, Гриша, мне тяжело на тебя смотреть…

Фролов (встал). Что ты плетёшь?

Букин. И хочется сделать по-своему.

Фролов. Поставь ружьё.

Букин. И сегодня мы сделаем по-моему. Сегодня мы поступим неблагоразумно.

Фролов. Поставь ружьё, если хочешь со мной разговаривать.

Букин. Мы будем стреляться. Как бы глупо тебе это не показалось.

Фролов. Ах, дуэль! Во-от что… Иди-ка поспи. Дуэлянт! Виконт де Бражелон.

Букин. Мужайся, Гриша. Сейчас мы пойдём за огород и бросим жребий.

Фролов (весело). Это что же – на двоих один мушкет?

Букин. Ничего. По очереди. Там ты забудешь, что это глупо.

Фролов. Ну а… секунданты? Кстати, сейчас они называются свидетелями.

Букин. Ты не отвертишься, даю тебе слово. Я даже струсить тебе не дам (поднимает ружьё).

Фролов. Да ты что! Что ты – взбесился?

Букин. Пошли.

Фролов. Подожди… Кого ты собираешься смешить?

Букин. Если ты будешь трусить, я прострелю тебе ногу.

Фролов. Если ты собрался острить – надо собрать публику. В наше время не каждый день стреляются.

Букин. Пошли!

Фролов. Слушай… Ты это – серьёзно? А если мы друг друга покалечим? Подумай, это же скандал, больница, и потом, ведь это позорное дело. Мы насмешим весь город…

Букин. Иди, я тебе говорю! (Идут по дорожке, которая ведёт дальше в сад.) Интересно, чего ты больше боишься: быть смешным или покалеченным?

Фролов. Постой, Вася… Постой! (Останавливаются.) Слушай, давай подерёмся что ли. В конце концов, набьём друг другу морды! Зачем же крайности.

Букин. Не хнычь. Может быть, тебе повезёт…

Уходят.

Появляется Колесов, осматривается, садится на скамейку. Раздаётся автомобильный гудок, входит Золотуев.

Колесов. А, папаша. Как спекуляция?

Золотуев. Я не спекулянт, я цветовод-любитель. Я, если хочешь знать, землю украшаю. Обо мне в газетах писали.

Колесов. Эго вы будете говорить, когда вас придут раскулачивать. Кстати, хочу задать вам один грубый вопрос. Куда вам столько денег? Человек вы старый, больной, одинокий, водку не пьёте. Имеете дом, дачу, «Запорожец» – чего вам ещё?

Золотуев. Отвечу. В моём возрасте люди думают о душе. А чем я хуже других?

Колесов. Да ведь в бога вы не верите.

Золотуев. Не верю. Я человек трезвый.

Колесов. Зачем же вам деньги? Для чего?

Золотуев. А зачем тебе знать?

Колесов. Так, для общего развития. Век живи – век учись. У вас какое образование?

Золотуев. Хорошее. Образование я получил на Индигирке

Колесов. За что, если не секрет?

Золотуев. За что? Господи! До сих пор не знаю, за что. Удивляюсь.

Колесов. Ну это неудивительно. Удивительно, как вас оттуда выпустили.

Золотуев. Я тебя выгоню, имей в виду!

Колесов. Не говорите глупостей. Вам не обойтись без научного сотрудника.

Золотуев. Ты мало работаешь. У меня налоги, я буду меньше платить.

Колесов. Папаша, как вы со мной разговариваете? И где вы находитесь? В Аргентине? На собственной плантации? Не забывайтесь. Или вы хотите, чтобы ваша лавочка закрылась на учёт?

Золотуев. За шестьдесят рублей в месяц ты мог бы делать больше. Я не вижу усердия.

Колесов. А вы оборудуйте мне лабораторию – тогда увидите.

Золотуев. На кой, извини, чёрт мне лаборатория? Мне нужны цветы. Одни цветы. А ты что делаешь? Ты с травами возишься. Нашёл место! На кой чёрт мне твои травы?

Колесов. Жевать. Травы нам жевать надо.

Золотуев. Я пять лет провёл в блатном мире, но такого грубияна не встречал. Недаром тебя выгнали из института.

Колесов. Спекулянт, а требуете уважения. Это нескромно. И потом, мы с вами договорились: день я работаю на вас, день – на себя. Вы что, мне не доверяете?

Золотуев. Не доверяю. Но ты не обижайся, я никому не доверяю. Я – единственный человек, на которого я ещё могу положиться.

Колесов. Это неправильно, папаша. Так нельзя.

Золотуев. Не учи меня, пожалуйста. Мне пятьдесят восемь лет, у меня своё мнение…

Выстрел в отдалении.

Золотуев. Что это?

Колесов. Понятия не имею.

Золотуев. Проживи пятьдесят восемь лет, и ты не будешь спрашивать, зачем человеку деньги… Я могу рассказать тебе одну историю. (Садится на скамейку.) Слушай, если хочешь.

Колесов (садится против него на землю). Валяйте, папаша.

Золотуев. Жил на свете одни человек, не хороший, не плохой, как все остальные. Лет пятнадцать назад он работал в этом городе в мясном магазине. Работал за прилавком, людей не обижал и себя не забывал, как и все остальные. Был рядовым продавцом, но имел законное желание работать завмагом. Нахально он на эту должность не лез, но, когда старого заведующего сняли за неаккуратность, он пошёл к завторгом и изъявил желание работать заведующим. Отдал заявление, а к заявлению, честь по чести, приложил все свои сбережения. Но вот беда – сбережения были небольшие, и завторг посадил его на пять лет за взятку. Мало дал… (Молчит.)

Колесов. И всё? Вся история?..

Золотуев. Нет, не вся. Пять лет, сам понимаешь, прошли, как в сказке, вернулся – завторгом тот, сидит на старом месте. Хорошо… (С увлечением.) Нашёл он себе приличное занятие, и у него опять же завелись сбережения. А завторгом всё на месте. Трудится и взяток, говорят, не берёт. То есть совсем не берёт! Как же так? (Поднялся со скамейки.)

Колесов. Честный, стало быть, человек.

Золотуев (вдохновляется). Как – честный человек?.. Кто честный человек? Ма-ало! Мало ему дают! Дать надо столько, чтобы человек не мог отказаться! И тогда он обязательно возьмёт! Возьмёт. (Тихо и с наслаждением.) Возьмёт… (Забываясь.) Ещё немного – месяц, два – и тогда хватит!.. Всё отдам! Дом, машину, дачу! По миру пойду! Но он возьмёт у меня… Возьмёт!..

Колесов (поднялся). Папаша, да вы кошмарный старик…

Золотуев. Я говорю тебе – возьмёт!..

Колесов. Да… Ну а как ваша жаба?

Золотуев (успокаивается). Прекрасно.

Колесов. Ну дай ей бог здоровья.

Золотуев. Спасибо, сынок…

Из сада появляются Фролов и Букин. В руках у Букина ружьё и убитая сорока.

Фото из архива редакции

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector