издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вникать в нужды горожан

Чтобы добыть деньги на операцию сыну, Ольга продала единственное жильё. Старый деревянный дом в Большом Луге, оставшийся после смерти мужа, пришлось продать за полцены. «Я была в шоке. Сергея надо было срочно везти на операцию в Москву. Врачи у него обнаружили четыре порока сердца. Мы, не думая, продали дом, – вспоминает женщина. – Тогда я не знала, что можно было дождаться квоты и сделать операцию бесплатно. Мне было не до оформления бумаг. Квота пришла уже после того, как дом продали. Деньги потратили на лечение и реабилитацию Серёжи».

На приёме у главы Правобережного округа Юлии Гординой Ольга Крыльцова умоляла помочь её семье. Она вдова, двоих сыновей ей помогает воспитывать мама. Младший, Серёжа, который перенёс две операции на сердце, имеет инвалидность. Но его заболевание не подходит под льготы. В очереди на жильё семья находится на 6495 позиции.

«Мы стоим так далеко, потому что в очередь смогли встать только в 2012 году, до этого ни у кого не было прописки. Никто не хотел прописывать маму с двумя детьми. Пока, наконец, мы не приписались в доме инвалидов без права проживания. Моя мама так вовсе у нас бомж – в буквальном смысле этого слова. И в справке об инвалидности так и написано, что у неё нет прописки. И пенсию получает с той же оговоркой», – ведёт свой рассказ Ольга.

Сейчас семья снимает квартиру. Если учитывать, что единственный доход – это государственные пенсии, а больному ребёнку нужны лекарства, специальное питание и реабилитация, живётся этой семье нелегко. Ольга вынуждена не работать – она должна следить за состоянием Сергея, ребёнку в любой момент может стать плохо.

Вторую операцию в Москве мальчику сделали спустя два года после первой. Сейчас врачи наблюдают, как во время подросткового периода поведёт себя болезнь. Возможно, в 2019 году понадобится ещё одна операция.

Какие только инстанции не обошла Ольга. Были даже в приёмной президента России. Ответ всегда один: семья не попадает под льготную очередь, жильё не полагается. «Ну как можно прожить двум женщинам с двумя детьми на руках, снимая квартиру? – вопрошает бабушка Серёжи Людмила Ивановна. – Больным туберкулёзом, значит, полагается жильё по льготе. А семье с ребёнком, у которого грудь вся исполосована, не полагается». Формально, по документам, всё выходит правильно. Действительно, жильё от муниципалитета этой семье не полагается.

Юлия Гордина вместе со своими подчинёнными стала подбирать возможные варианты помощи Крыльцовым. Например, у семьи есть право получить бесплатно земельный участок. Подрастают сыновья (старший поступил в колледж физической культуры), в ближайшие годы может пригодиться земля под строительство. Поэтому женщинам предложили помочь с оформлением участка. Насчёт жилья тоже пообещали посодействовать. В рамках законодательства, разумеется.

Пенсионер Виктор Наумов пришёл на приём со своим горем. Седьмой год лежит, не вставая с постели, его жена Галина Ивановна. На пешеходном переходе её сбила машина, водитель не имел права управлять автомобилем. Лихач получил два года условно, дал 40 тысяч рублей на эндопротезы для ноги. На этом помощь виновника происшествия закончилась. Виктор Иванович остался с тяжело больной супругой, она стала инвалидом первой группы. Ухаживает за ней сам, ещё подрабатывает в охране. Во время дежурства покормить и привести в порядок Галину Ивановну приходит сын.

Виктор Иванович рассказывает, что существенная часть бюджета семьи уходит на лекарства для супруги. Причём два препарата – Наком и ПК-мерц – женщине должны выдавать по рецепту врача бесплатно. «Я уже три месяца хожу в аптеку, бесплатные лекарства получить не могу, – говорит иркутянин. – В аптеке эти лекарства есть, их можно свободно купить. Но льготникам по бесплатным рецептам отказывают. Теперь ещё нужны эти лекарства, а стоят они совсем не копейки. От 1,5 до 1,8 тысячи рублей в разных аптеках стоит Наком, около 300 рублей – ПК-мерц. Покупать их нужно каждый месяц. Я не против их покупать на свои деньги. Но пусть мне областное правительство вернёт деньги, которые я потратил».

Мужчина понимает, что его вопрос не входит в компетенцию городской администрации. На приём к главе округа он пришёл, надеясь, что так его просьба быстрее дойдёт до адресата. Он попросил городское руководство направить запрос в региональное правительство. «На государственные закупки бюджет выделяет средства. Если я купил лекарства на свои деньги, то бюджет не потратился, сэкономил. Пусть не делают тогда закупки, компенсируют льготникам их затраты. 860 рублей в месяц – компенсация на лекарства. Мы в эту сумму не укладываемся», – рассуждает пенсионер. Сотрудники городской администрации пообещали передать наказы иркутянина в областное правительство.

Следующей на очереди была иркутянка Людмила Квадрициус из предместья Радищева. Ещё в прошлом году руководство «Водоканала» обещало подвести к их деревянному дому на восемь квартир воду. Люди заплатили деньги и стали ждать обещанного. Но предприятие отказалось от обязательств. «У нас до колонки примерно 50 метров. Давно уже могли иметь свой водопровод. Но люди на второй этаж вынуждены носить воду вёдрами, – рассказывает Людмила Алексеевна. – Отказ «Водоканал» мотивирует тем, что люди якобы не провели самостоятельно сети по дому. Но этого и нет в договорах!» Жительнице Радищева пообещали призвать муниципальное предприятие к ответу.

У земляков из предместья Рабочее тоже проблемы с водой. В отличие от предыдущих заявителей она у них есть. По цветам разметки на кране – есть и холодная, и горячая. Фактически есть холодная и … тёплая. Этот дом по улице Баррикад, 59, давно стоит в администрации на особом контроле. Каждую неделю там бывает коммунальная комиссия, измеряет температуру воды. Комиссия уходит, температура стремится к минимуму. «Горячей воды опять нет. Нужно долго держать кран открытым, чтобы пошла хотя бы тёплая. Представляете, сколько счётчик за это время накрутит? Когда написали Путину, тогда на время дали горячую, потом опять то же самое», – делится Светлана Морозова. èèè

Жители этого ветхого дома ждут расселения. Но пока водоснабжение дома проходит через территорию СИЗО № 1. Старое оборудование не выдерживает параметры. В прошлом году установили новый насос, но это не помогло. Обращение в очередной раз взяли на рассмотрение. А жильцам остаётся набраться терпения. Комиссия по-прежнему будет наведываться и проверять параметры.

Дом, в котором живёт Ирина Серёдкина, аварийным признавался дважды. В 2000-х годах деревянный барак, стоящий по адресу: Баррикад, 54/7, расселили. Жильцам восьмиквартирного дома дали новые квартиры. Освободившееся здание сносить не стали. Квартиры заново дали сотрудникам домоуправления, в котором работал муж Ирины. У администрации было условие – новые жильцы должны сами провести капитальный ремонт дома. «Мы отремонтировали дом за свой счёт, потратили много денег. Живём в этом доме с 2002 года, заключили договор найма. О том, что живём в квартире незаконно, узнали, когда нас пришли выселять», – рассказывает Ирина.

Ирина показывает документы. Договор заключён в 2007 году, срок его действия – пять лет. Получается, время найма жилья закончилось ещё пять лет назад. Поскольку квартира принадлежит муниципалитету, за время проживания Серёдкины не оформили право собственности, по закону жилое помещение должно перейти к следующему по очереди на жильё. Администрация не может нарушить порядок и передать квартиру вне очерёдности.

Вот такой получился правовой парадокс: Серёдкины с соседями отремонтировали аварийный барак, благополучно живут, считая его своим. Теперь они должны освободить помещение. Два важных момента. Во-первых, по неизвестной причине нескольким семьям, в том числе Серёдкиным, были выданы не бессрочные договоры социального найма, а документы, рассчитанные на пять лет. «Документы лежали в папке, мы даже не заглядывали в них. Откуда мы знали, что они только на пять лет? Понимаем, что и наша вина есть. Не посмотрели», – говорит Ирина. Во-вторых, даже за эти пять лет семья могла муниципальную квартиру оформить в собственность – неприятностей легко можно было избежать.

«Снаружи наш дом – старый деревянный барак. Зато внутри у нас очень красиво, как я считаю. Красивые натяжные потолки, линолеум, всё благоустроенное, полы в подъезде я сама мою. И вот нас выселяют! Если вы скажете, куда мне идти жить, я пойду туда. У меня нет другого жилья, и я не могу его купить. Мне остаётся выселяться только на улицу», – обратилась на приёме Ирина Серёдкина к представителям администрации. Она хорошо понимает, что сама пропустила время, но просит мэрию всё-таки пойти на уступки, оставить квартиру ей.

Серёдкины не одни оказались в такой ситуации. Договоры найма на 5 лет получили и жильцы других квартир. Остальные успели оформить право собственности. Буквально весной соседи Серёдкиных через суд получили возможность приватизировать жильё. А в июне пришло разъяснение Верховного суда, который предписывает судьям не пролонгировать подобные договоры. В итоге две семьи – Серёдкины и их соседи – остались в правовом вакууме.

«Мы вас не хотим выселять. Но есть закон. Заключить новый договор администрация не имеет права. Пока живите, никто вас беспокоить не будет. Дом аварийный, ждите расселения. И там уже нужно будет вести переговоры с инвестором», – такой вариант решения проблемы предложила Юлия Гордина.

На приём пришло около 30 человек. Был погожий летний вечер. Людям бы урожай на дачах собирать, а они всё подходили в школу № 9, которая на время стала филиалом администрации Правобережья. На приёме были руководители всех основных отделов. Больше всего вопросов касалось жилья и работы коммунальных служб. Кто-то уже на приёме смог решить свои проблемы. Но, даже если мгновенно получить ответы на вопросы не представлялось возможным, люди уходили со встречи без раздражения. Они понимали, что мэрия готова вникать в их нужды, искать решение их проблем.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер