издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Молодёжный секвестр

Из-за роста затрат на «Байкал 2020» в бюджете сокращены другие статьи расходов на молодёжную политику

Исполнительная и законодательная власти в Приангарье продолжают выяснять отношения. Так, на днях ещё одно иркутское министерство попало под «обстрел» регионального парламента. На сей раз депутаты-единороссы критиковали ведомство, отвечающее за молодёжную политику. Народные избранники рекомендовали его «омолодить»: сегодня 99% членов общественного совета при министерстве – представители старшего поколения. Но больше всего досталось министерству за «Байкал 2020». Этот международный лагерь обходится бюджету Иркутской области в 11,4 млн рублей. При этом эффективность мероприятия и количество участников ежегодно снижаются. Пикантность же ситуации заключается в том, что изначально «Байкал 2020» был «любимым» проектом иркутских единороссов. Сегодня же его курирует иркутское правительство, в значительной степени состоящее из коммунистов и их сторонников.

Контрольно-счётная палата проверила, насколько эффективно работает министерство молодёжной политики Иркутской области, созданное два года назад по инициативе губернатора Сергея Левченко. В частности, КСП изучала, как ведомство выполняет региональную госпрограмму «Молодёжная политика на 2014–2020 годы». Итоги проверки были озвучены перед депутатами Заксобрания на комиссии по контрольной деятельности 21 ноября. Как обычно, Контрольно-счётная палата оказалась более чем щедрой на критику.

Основные замечания пришлись на проект «Байкал 2020» – международный молодёжный лагерь, который организуют с 2007 года. Напомним, в своё время он позиционировался как проект партии власти – инициаторами его проведения были иркутское реготделение «Молодой гвардии «Единой России» и областное Агентство по молодёжной политике. На Байкал съезжались выступать перед молодёжью члены регионального политсовета ЕР, представители областной «верхушки» власти, федеральные спикеры. Но со временем интерес к проекту как к политической площадке угас. Между тем к власти в Приангарье в результате губернаторских выборов в 2015 году пришёл коммунист, который инициировал создание нового ведомства в облправительстве – министерства молодёжной политики. Во главе него был поставлен Александр Попов, 1956 года рождения, много лет работавший с Левченко в Ангарском горкоме КПСС. Так и получилось, что «забытый» проект единороссов курировать взялись их политические оппоненты.

Как это им удаётся, решили выяснить депутаты комиссии по контрольной деятельности, большинство из которых, кстати, – члены «ЕР». Председатель комиссии Геннадий Нестерович ранее неоднократно выступал по линии партии на «Байкале 2020». О чём не преминул вспомнить и в этот раз.

– Когда лагерь создавался, я первые три-четыре года туда выезжал. Нас, депутатов, заставляли. Ну не то чтобы заставляли, а предлагали… – поправился Нестерович с подсказки зала. – Мы с большим интересом разговаривали с молодёжью на свободные темы. А потом нас вдруг перестали приглашать!

– Благодаря лагерю и я состоялся в политическом вопросе, – ностальгировал в предверии приближающихся выборов в ЗС (в сентябре 2018 года) ещё один единоросс Артём Лобков.

По замечаниям КСП, львиная доля денег, которые выделяются из казны области на подпрограмму «Выявление и поддержка талантливой молодёжи», как раз уходит на организацию лагеря «Байкал 2020». Причём год от года сумма увеличивается. Если в 2014 году она составляла 7 млн рублей, то в 2017-м – уже – 11,4 млн. Стоимость пребывания одного человека в лагере «Байкал 2020» за три года организации программы выросла с 10 до 30 тысяч рублей. Другие мероприятия областной программы – выездные акции, конкурсы – обходятся бюджету гораздо дешевле: примерно тысяча рублей на человека. Надо заметить, что существуют ещё и внебюджетные источники финансирования «Байкала 2020». За счёт спонсорской помощи с 2014-го по 2017 год проект получил ещё 25 млн рублей. И всё же количество участников «Байкала 2020» ежегодно снижается: в 2014 году – 750 человек, в 2017-м – 550.

– Социально-экономического эффекта от данного мероприятия почти нет. С 2015 года тематика фестиваля направлена лишь на экологию (ранее были политика, добровольчество, предпринимательство, научный туризм, межнациональные отношения, урбанистка, культура, информационные технологии). Министр Александр Попов в качестве подтверждения реализации каких-то проектов по итогам работы лагеря «Байкал 2020» предоставил нам две книжки – сборники научных статей по итогам научно-практической конференции. Но даже предварительный анализ показал, что статьи подготовлены не участниками фестиваля, а студентами политеха и других учреждений, – рассказывает аудитор Юлия Махтина.

Зато под секвестр попали другие статьи расходов. Сокращены из-за роста затрат на «Байкал 2020» деньги на награждение молодых талантов и работников сферы молодёжной политики. Вычеркнуты такие мероприятия, как выставка научно-технического творчества молодёжи, форум «Будущее Прибайкалья», конкурс «Кадры нового поколения для местного самоуправления», фестиваль «Студзима», издание книги воспоминаний ветеранов ВОВ и реестра памятников Иркутской области, проведение конкурса среди студотрядов добровольных пожарных и спасателей и т.д. Вообще не нашли в госпрограмме аудиторы направлений, рекомендованных профильным федеральным ведомством. Это развитие инновационного потенциала молодёжи и его дальнейшее использование в интересах региона, а также мероприятия, направленные на развитие предпринимательской активности молодёжи.

Претензии возникли и к работе общественного совета при министерстве, который помогает формировать приоритеты в сфере молодёжной политики. Оказалось, в совете сейчас только один человек является представителем молодёжи. Остальные, как отметила аудитор, «очень достойные люди», но всё же представляют старшее поколение. «Рекомендуем включить в совет именно молодёжь. Это позволит формировать перечень мероприятий, более востребованных среди молодёжи», – посоветовали ревизоры.

А Геннадий Нестерович, расстроившись ещё в начале заседания, что не получает приглашений на «Байкал 2020», уже не мог остановиться: «Затраты на лагерь увеличились, а убрали из финансирования кучу мероприятий – перечисляются на двух страницах отчёта КСП… Не осталось ничего, что касается воспитания молодёжи».

– Депутатов мы всегда приглашаем на «Байкал 2020», – пыталась успокоить его Валентина Вобликова, зампред правительства Приангарья, и затем взялась объяснять, почему проживание в лагере подорожало. – У нас изменились условия. До этого ребят размещали в палатках в Большом Голоустном. Жалоб было немерено. Сейчас мы арендуем две турбазы на Малом море, в таком формате лагерь проводится уже третий год. Дети со всей страны едут на Байкал, отзывы хорошие.

– Это же нормально – ночевать в палатках на Байкале. Обязательно создавать настолько комфортные условия? – удивлялся Нестерович.

Ирина Синцова, председатель социального комитета ЗС, сообщила, что у министерства есть и другая серьёзная проблема – текучесть кадров до 60% в год. Тенденция складывается во всех учреждениях, относящихся к министерству. «Зарплаты в 12-15 тысяч рублей, конечно, не устроят молодых людей», – замечает Синцова. Парламентарии подсчитали: для ведения нормальной работы по направлению «Молодёжная политика» требуется как минимум на 50 млн рублей увеличить общее финансирование программ и мероприятий министерства. Представители министерства заверили, что с замечаниями согласны, но сослались на то, что их ведомство до сих пор находилось на этапе становления, а теперь оно готово к работе. «Мы начали исправлять замечания и даже на 20 миллионов рублей увеличим госпрограмму на 2018 год», – сообщили чиновники. «Мы восстановили социальную справедливость. Дети из малообеспеченных семей бесплатно начали ездить в «Артек», «Орлёнок», «Океан». На это выделяется более 80 миллионов», – поддержала и Вобликова.

И всё же Геннадий Нестерович продолжал гнуть свою линию: «А я задался вопросом – нужно нам вообще министерство?!»

Неожиданно в дискуссию вступил ещё один единоросс – Александр Балабанов, и дело приняло совсем иной оборот:

– Все думают об одном и том же, просто стесняются сказать вслух, – начал Балабанов. – Губернатор у нас – коммунист. Он создал министерство, назначил туда министра-коммуниста. Идёт работа. Но коммунисты не те ребята, которые что-то делают просто так. Они находятся в оппозиции и, наверное, хотели бы укрепить свою паству, решить свои кадровые вопросы. Так вот – коммунистическая идеология там (в госпрограммах. – Авт.) присутствует?! Если да, то не факт, что нужно укреплять министерство дополнительными финансами.

Повисла короткая пауза. Тут уже настало время обидеться Валентине Вобликовой, которая напомнила, что она всё-таки тоже единоросс. И не абы какой, а член регионального политсовета.

– Я бы обратила на это внимание! Никакой политизированности и агитации! Если же нас пытаются упрекнуть мероприятиями в честь 100-летия комсомола, то я считаю, что Иркутская область – область комсомольских строек! К нам обратились ветераны комсомола, ветераны БАМа. Надо их отблагодарить, а не перечёркивать историю. Что плохого, если мы это сделаем и если они передадут эстафету молодёжи?! – завершила практически коммунистическим лозунгом она своё выступление.

Нестерович, поддавшись воспоминаниям молодости, смягчился: «Я был и пионером, и комсомольцем. Даже имел строгий выговор от бюро обкома партии! Сам участвовал во всесоюзных стройках. Так что не вижу ничего плохого…» Тут же поддержала его и Синцова, заметив, что теперь федеральный центр ставит задачу перед всеми регионами создавать подобные министерства. Но в конце дискуссии депутаты деликатно дали понять, что всё же подготовят и направят губернатору от себя кое-какие предложения по ведению молодёжной политики в Иркутской области.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector