издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Энергия единства

Развитие электрических связей между странами, совершенно друг на друга не похожими, стало одной из тем, которые активно обсуждались в уходящем году. «Азиатское кольцо» упоминали чиновники из федерального правительства в связи с планами Монголии по строительству плотин в верховьях Селенги. Даже в самом споре об этом между двумя государствами оставалось место для диалога и предложений развивать электрические связи с Россией. И это внушает надежду, что энергетика способна объединять и отдельных людей, и целые государства.

Так вышло, что в моём журналистском «анамнезе» есть строчка, к этой профессии не относящаяся. Это запись из диплома: «Специалист по международным отношениям». Каким образом на историческом факультете Иркутского государственного университета решили учить студентов по программе МГИМО – отдельная долгая история. Важен её итог: выпускники этого направления получили довольно качественное общее гуманитарное образование, программа которого теоретически включала знание двух иностранных языков, истории и теории международных отношений, понимание проблем региональной и глобальной безопасности.

Лучшим учебным пособием в последней области лет восемь–десять назад казался фильм «Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» – в меру циничная чёрная комедия Стэнли Кубрика о противостоянии США и Советского Союза, снятая по следам Карибского кризиса. Кривую «профессиональную» усмешку в ней вызывало всё: и американский президент, искренне стремящийся к миру, и военные за его спиной со своими милитаристскими планами, и посол СССР, снимающий секретные карты на потайную камеру. И надо же было такому случиться, что в 2017 году первым героем «портретного» интервью, которое мне довелось взять, стал венчурный инвестор Кендрик Уайт, уже четверть века работающий в нашей стране. Человек, далёкий от энергетики, но делающий важное дело – помогающий молодым российским предпринимателям встать на ноги и превратить свои начинания в успешный полноценный бизнес. Человек, считающий себя оптимистом и убеждённый в том, что разумный прагматизм побеждает любые противоречия. «Я родился во Флориде в 1963 году, ровно через девять месяцев после «Чёрной субботы»: видимо, родители очень обрадовались мирному разрешению Карибского кризиса», – улыбаясь, рассказывал он, услышав о том, что мой дед служил штурманом стратегического бомбардировщика в советских Военно-Воздушных Силах.

В этот момент, каюсь, в моей голове крутилась сцена с экипажем Б-52 из «Доктора Стрейнджлава». Но сама встреча вызывала скорее ассоциацию с недавним фильмом «Прибытие», увиденным буквально за две-три недели до неё. Тем, кто не боится спойлеров, объясню: его сюжет завязан вокруг прилёта на Землю инопланетян, которые просто посадили гигантские корабли в нескольких точках и чего-то ждут. Дальнейшие события уходящего года неоднократно вызывали в уме параллели с ним. За кулисами публичных слушаний по предварительному техническому заданию на экологическую оценку последствий строительства монгольских гидроузлов, на которых российская общественность выступила против самих этих планов, обсуждали, как без ущерба ликвидировать энергодефицит в соседней стране. Звучала идея строительства линии электропередачи из Хакасии. Иркутские энергетики неоднократно предлагали расширить существующий транзит из Прибайкалья.

Гидроузлы в Монголии не раз упоминали и на Международной конференции «Энергетическая кооперация в Азии – 2017» – традиционном для Иркутска мероприятии, которое проходит в августе. Однако лейтмотивом конференции ожидаемо была идея объединения энергосистем России, Монголии, Китая, Кореи и Японии линиями электропередачи. То самое «Азиатское суперкольцо», о котором теперь говорят и в отечественном правительстве. Идея, которая ещё два-три года назад звучала как утопия, постепенно (пусть и крайне медленно), обретает реальные очертания. И дело не в том, что ПАО «Россети», Softbank Group, Государственная электросетевая корпорация Китая и Корейская электроэнергетическая корпорация готовят проект поставки в Японию до 2 ГВт мощности из материковых стран. И не в концепции под названием «Глобальная энергетическая взаимосвязь», которую не так давно представила уже упомянутая Государственная электросетевая корпорация Китая. А в том, что, кажется, впервые в публичном пространстве необходимость объединения доказывали не только российские и японские специалисты, но и эксперты из Поднебесной, за экономическим развитием которой пристально следят во всём мире. Разве что представитель Монголии заметил, что для его страны первоочередной проблемой является энергодефицит – и только после её решения можно «подключиться к созданию суперсистем Азиатско-Тихоокеанского региона».

Тем не менее история развития энергетики показывает, что объединение не только необходимо, но и неизбежно. Кажется невероятным, но этому тезису уже больше века: ещё в 1915 году между датским Хельсингёром – тем самым Эльсинором из «Гамлета» – и шведским Хельсингборгом был проложен подводный кабель, а в других европейских государствах межсистемные связи начали создавать в двадцатых годах прошлого века. И то, что в начале нового столетия эту тему обсуждают со всё большим энтузиазмом, говорит о способности прагматичного экономического расчёта преодолеть любые политические разногласия. И помощь странных десятиногих пришельцев в этом точно не требуется.

 

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер