издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прецедент с аграрным самостроем

ИрГАУ пытается узаконить спорное жильё

У жителей улиц Болотной и Академической в посёлке Молодёжный под Иркутском, где живут преподаватели ИрГАУ, по-прежнему нет уверенности в завтрашнем дне. Но есть надежда, что совсем скоро будет создан прецедент по передаче на приватизацию первого дома. Пока около 30 домов, которые были построены в рамках ведомственной программы университета по улучшению жилищных условий своих сотрудников, официально считаются самостроем. Живущих в них преподавателей вот уже три года нещадно штрафует Росреестр, а территориальное управление Росимущества требует привести федеральную землю в исходное состояние, то есть убрать с неё дома.

В начале 2000-х годов для преодоления кадрового кризиса и привлечения высококвалифицированных молодых специалистов сельскохозяйственный вуз принял программу по улучшению жилищных условий своих сотрудников. В рамках этой программы педагогам, не имеющим собственного жилья, были выделены земельные участки под жилищное строительство. На внебюджетные средства было возведено даже несколько двухквартирных срубов, крытых шифером, которые в самом деле передали преподавателям. Правда, внебюджетные средства быстро иссякли, и потом большинство сотрудников строили свои жилища собственными силами.

Так и появилось в границах Молодёжного около трёх десятков домов, которые вроде бы существуют, и живут в них реальные люди. Только нет у них ни прописки, ни точного адреса, ни уверенности в завтрашнем дне. Потому что спустя несколько лет выяснилось, что решения ректората недостаточно для строительства домов на земле вуза, которая является федеральной собственностью. Сам же университет обладает лишь правом бессрочного пользования земельным участком, предоставленным ему государством в 1992 году. Строительство жилья по ведомственной программе оформлено надлежащим образом не было.

Каково это, когда твой дом объявляют самовольно возведённым строением, жители Болотной и Академической в полной мере ощутили несколько лет назад. И дело даже не в прописке или отсутствии свидетельства о собственности на имущество. Вот уже три года преподавателей нещадно штрафует Росреестр, а Территориальное управление Росимущества требует снести дома. Первым иск о сносе дома в 2016 году получил заведующий кафедрой прикладной экологии и туризма ИрГАУ Сергей Музыка. На сегодняшний день его дело дошло до областного суда, который признал требования Росимущества законными. Сергей Музыка подал кассационную жалобу, но, в принципе, уже готов к любому исходу дела.

Тактика самого университета по защите спорных домов менялась много раз. Каждый вновь назначенный ректор выбирает свой собственный путь и следует по нему ровно до того момента, пока ему на смену не придёт новый руководитель.

– Я пришла работать в юридический отдел ИрГАУ в феврале 2007 года, когда вузом руководил Юрий Вашукевич, – вспоминает нынешний руководитель юридического отдела ИрГАУ Анна Рамкулова. – Ведомственная программа по строительству жилья для преподавательского состава была принята решением учёного совета в 2003 году, ещё когда ректором был Долгополов. Строительство начиналось на основании договора подряда, заключённого университетом. Пока была внебюджетка, строили двухквартирные дома, потом деньги иссякли, и университет строительство свернул. Мы эту ситуацию и построенные дома обнаружили в 2008 году. Подготовили исковые заявления для того, чтобы начать работу по признанию домов, подготовили техпаспорта и застопорились на этапе присвоения адресов. Тогда граждане решили попытаться узаконить именно земельные участки. В течение двух лет они писали обращения, ходили по инстанциям, но у них ничего не получилось, и в 2011 году мы к этому вопросу вернулись. Однако был назначен новый руководитель вуза.

Пока пост и.о. ректора ИрГАУ занимал Олег Шваенко, была разработана сложная схема по передаче земли под спорными домами из федеральной собственности в муниципальную. Решить вопрос на региональном уровне невозможно, поэтому представители инициативной группы преподавателей ездили в Москву – на личный приём к руководителю Росимущества и к министру сельского хозяйства, где иркутянам была обещана всяческая поддержка. Но дело так и не сдвинулось с мёртвой точки, захлебнувшись ещё на этапе землеустроительных работ. После того, как Олега Шваенко на посту руководителя вуза вновь сменил Юрий Вашукевич, прежняя схема по узакониванию земли была признана неэффективной.

– Ну кто передаст из федеральной собственности в муниципальную землю, на которой стоят самовольно возведённые дома? Да никто этого не сделает, – говорит Анна Рамкулова. – Выстраивать схемы с оформлением земли – заведомо неправильно, заведомо незаконно. По нормам Земельного кодекса из федеральной собственности в муниципальную возможно передать только свободные от прав третьих лиц участки. Мы через суд надеемся признать право на самовольные постройки, передаём их по договорам приватизации гражданам, затем уже оформляется земля под домами. Совершенно законный, легитимный путь. В Минсельхозе РФ на совещании была разработана дорожная карта. Сегодня дело находится в производстве Иркутского районного суда. Сейчас речь идёт о 27 домах.

По одному дому в сентябре уже вынесено решение суда. В этом деле ответчиками стали жильцы домов и администрация Молодёжного муниципального образования. Истцом выступил аграрный университет, попросив суд признать собственность Российской Федерации на двухквартирный дом, в котором живут семьи Сергея Сукъясова и Сергея Ильина. Право оперативного управления домом университет предлагал оставить за собой. Суд частично удовлетворил эти требования, передав дом в управление вуза. По словам Анны Рамкуловой, нет необходимости защищать право собственности Российской Федерации в судебном порядке, оно просто должно быть зарегистрировано надлежащим образом.

– В ноябре мы подали документы на регистрацию права управления, теперь документы поданы на регистрацию права федеральной собственности, – говорит Анна Рамкулова. – После того, как будет зарегистрировано право федеральной собственности, заключается договор социального найма с гражданином, и мы передаём ему (жилище. – Авт.) под приватизацию. Предварительно нужно получить согласование Минсельхоза РФ, поскольку именно он является нашим учредителем и всем имуществом мы распоряжаемся с его согласия. Думаю, в течение полугода завершим все процедуры. По первому дому процесс должен завершиться уже в январе.

Во всей этой схеме граждан смущает только одно – фактически им нужно признать, что дома построены университетом и никаких имущественных претензий они не имеют. При этом нет никаких гарантий, что ни одно звено в этой цепочке не порвётся и в итоге дома удастся приватизировать. В решении суда по первому дому особо отмечается признание ответчиков, что дом им был предоставлен для проживания учёным советом университета.

Однако если первый дом был частично построен за счёт вуза, то большинство других домов преподаватели строили сами – исключительно за свой счёт. Например, Сергей Музыка получил от университета в качестве участка замусоренный пустырь. Для того, чтобы построить дом, вступил в государственную программу по развитию села и получил федеральную субсидию на улучшение жилищных условий. Окончательно отчитаться за её использование заведующий кафедрой не может до сих пор, потому что невозможно получить разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

– Я же не могу в одном суде говорить, что мне предоставил дом университет, а в другом доказывать, что сам его построил, использовав федеральную субсидию, – говорит Сергей Музыка. – Если я признаю, что мой дом построила академия, куда же я истратил субсидию? За нецелевое использование государственных средств меня тоже нужно будет наказывать. По-моему, как было, так и нужно говорить и не городить огород.

Анна Рамкулова не знает ответа на вопрос, поставленный казусом Музыки.

– Это вопрос не ко мне, – говорит начальник юридического отдела. – Я не понимаю, каким образом федеральная субсидия была израсходована на самовольное строительство. Как выдавалась субсидия при отсутствии разрешения на строительство, кто контролировал её использование.

В любом случае сегодня преподаватели, проживающие в неузаконенных домах, являются ответчиками в суде. По заверению Анны Рамкуловой, без их ведома ничего не происходит. «Граждане либо признают, что университет самовольно построил дома, либо не признают, – говорит юрист. – Если гражданин по какой-либо причине это не признаёт, то дом просто никогда не будет оформлен».

Алексей Токарев, который 40 лет проработал в вузе, давно уже на пенсии, однако не работать не может – штрафы от земельного надзора «съедают» большую часть пенсии. Всё это время приходится бесконечно то сдавать деньги на проведение всё новых видов землеустроительных работ, то оплачивать госпошлины, работу юристов, геодезистов и так далее. Семья Токаревых настроена скептически по отношению ко всему происходящему. Людям хочется твёрдых гарантий, что в итоге дом будет приватизирован, а предоставить их никто не может.

Теперь вот решено ежемесячно скидываться по 1500 рублей на оплату услуг юристов, копировальные работы и прочие расходы. Изготовление нового технического плана и кадастрового паспорта обойдётся в круглую сумму – около 20 тысяч рублей. «Почему нужно делать все документы по второму кругу, мне непонятно, – говорит Елена Токарева, которая представляет интересы отца и проживает с ним в одном доме. – Техпаспорт у нас уже есть».

– Понятие «техпаспорт» уже не существует, – отвечает на этот вопрос Анна Рамкулова. – Теперь введены понятия «технический план» и «кадастровый паспорт». Соответственно, сейчас мы делаем технические планы со всеми имеющимися перепланировками и ставим объекты на кадастровый учёт. Несколько человек делали технические планы, но изготовить их в полном объёме они не смогли, поскольку это может сделать только землепользователь. Для работы эти документы сейчас не пригодны.

Большинство сотрудников вуза решили попытаться пойти новым путём и признать, что их дома являются самовольными строениями университета. Сергей Музыка не стал подписывать доверенность на представление своих интересов в суде юристами вуза. «У меня ситуация зашла дальше, чем у других, – говорит преподаватель. – В принципе, я уже так настроился, что ко всему готов. Ну заставят снести дом – соберём шмотки да уедем. Может, оно и не так хорошо – на одном месте всю жизнь прожить». Но, если честно, все надеются на благоприятный исход дела. Если первый дом будет благополучно передан на приватизацию, для многих этот прецедент станет важным не только юридическим, но и психологическим рубежом.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер