издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слово о Юрии Шумайлове

  • Автор: Владимир Ходий

Так получилось, что до сих пор в этой рубрике – за исключением одного случая – я писал только о тех, кто был старше меня, или о своих одногодках. И тут узнаю: в самом начале нового, 2018 года исполнилось бы, нет, не круглая дата, ещё только 79 лет Юрию Константиновичу Шумайлову, одному из ярких (хотя кто из нас не был когда-то ярким?) «востсибправдовцев» поколения шестидесятых – начала семидесятых годов.

Да, он родился 10 января 1939 года. Родился и детство провёл на Урале, где успел закончить восемь классов средней школы. Служить в армии привезли в Ангарск. Этот, как тогда его называли, «город юности» настолько ему понравился, что после службы возвращаться на родину не стал. Наоборот – оттуда привёз жену, стал работать аппаратчиком на ещё строящемся электролизном химическом комбинате, экстерном за полгода сдал экзамены за 9 и 10 классы и, как только в Иркутском госуниверситете открылось отделение журналистики, поступил туда учиться заочно…

Такой вот был он – Юрий Шумайлов: неуёмный, подвижный и, как вскоре выяснилось, очень «писучий» журналист.

Первая его публикация в областных газетах (а раньше он, как надо понимать, ограничивался «закрытой» комбинатовской многотиражкой) относится к августу 1965 года. Тогда «Советская молодёжь» в разделе «Кафе «Улыбка» напечатала его юмореску под названием «Карандаш». Вот её небольшой текст:

«Высокопочитаемый, остро заточенный Карандаш пришёл с небольшой компанией на городской пляж. Выпили. Закусили. Повторили. Набросали вокруг обрывки газет, пустые консервные банки, бутылки. А на следующий день в местной газете появилось письмо Карандаша… «Умеем ли мы культурно отдыхать?»

В «Восточке» он дебютировал в сентябре 1966 года с заметкой «Новый магазин»:

«В 189-м квартале города Ангарска распахнулись двери нового, крупнейшего в области посудо-хозяйственного магазина. Ранее на его месте был магазин радиотоваров, перенесённый в открывшийся недавно специализированный магазин культтоваров «Мелодия», а на его месте достроены добавочные, значительно расширенные отделы товаров широкого потребления».

В декабре того года появляется другое его сообщение – об открытии в том же районе Ангарска мебельного магазина, а через неделю ещё одной крупной торговой точки – «Тысячи мелочей».

А потом от Юрия Шумайлова пошёл более широкий и разнообразный поток коротких заметок про новое в Ангарске ателье мод, про турнир баскетболисток, студию народного театра, Ленинские чтения и так далее.

Но этот поток вскоре иссяк – как только он занялся темой, подсказанной письмами, которые в то время в большом количестве приходили в адрес «Восточно-Сибирской правды». Ведь прошло только 20 с небольшим лет со Дня Победы и были живы многие из тех, кто участвовал в жестоких и кровопролитных боях, кто потерял родных, близких, друзей и ещё надеялся найти их среди погибших или пропавших без вести. Как писала газета, предваряя публикацию одной из подборок таких писем, «в истории Великой Отечественной войны немало ещё осталось «белых пятен», и сейчас мы узнаём о неизвестных подвигах советского народа, узнаём о героических судьбах, ранее не знакомых нам».

Юрию, хоть и начинающему, но увлечённому, с творческой жилкой литературному сотруднику, редакция доверила работать с почтой на эту тему – делать запросы в разные организации и учреждения, вести переписку с ветеранами войны, встречаться с ними, писать о них. Его усилиями родилась и много лет существовала не то что рубрика, а раздел в газете – «Поиск продолжается». И, надо сказать, он вёл его с большим размахом – обзоры писем, зарисовки, репортажи не сходили со страниц «Восточки». И заголовки-то были какие: «О моём расскажите отце», «Отзовись, брат!», «Он дважды был убит», «Письма без марок», «Здравствуй, мама»… Лучшие из публикаций перепечатывались в центральных газетах, альманахе «Ангара» («Сибирь»), различных сборниках, наконец, вышли отдельной книгой «Координаты бессмертия» (1974 год). О поисках Шумайловым неизвестных героев войны сняла фильм Восточно-Сибирская студия кинохроники.

Но постепенно он, будучи журналистом не только увлечённым, но и увлекающимся, начал терять строгость и интерес к этой теме, ставшей для него «золотой жилой», пошли разного рода «косяки», например, напечатал как о живом очерк об ушедшем из жизни известном фронтовике.

Тем не менее судьба к нему оставалась благосклонной, из литсотрудников его перевели на должность одного из двух заместителей ответственного секретаря редакции.

И тут – а шёл 1976 год – сверху поступило предложение послать кого-нибудь из «Восточно-Сибирской правды» в Москву на очное обучение в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Руководство редакции не нашло никого иного, несмотря на то что кандидатуры были, и рекомендовало Юрия Константиновича. А что значит 37-летнего мужчину, никогда не учившегося очно, кроме восьмилетки, посылать два года жить без семьи, хотя и в комфортных условиях – в самом центре столицы, рядом со станцией метро «Новослободская»? Ради карьеры? Так в это время его коллега – тоже литсотрудник – без всякого партийного обучения просто ушёл из газеты и через три года вернулся заместителем редактора. Другой, правда, заведующий отделом, также оставил её и также потом вернулся заместителем редактора. Третий тоже безо всяких высших школ стал собкором газеты ЦК КПСС, четвёртый – редактором одной из крупных городских газет. И это перечисление можно продолжить. А что произошло с Шумайловым? Как в том полушутливом, полусерьёзном четверостишье:

Прощай, метро «Новослободка»,

Прощай, родная ВПШ,

Здесь много выпили мы водки

И не узнали ни шиша…

После возвращения из столицы для Юрия Константиновича не оказалось других вакансий в редакции, кроме должности заведующего отделом информации и спорта. Приступил он к работе на этом месте с энтузиазмом, предложил, как и положено «новой метле», ежемесячно выпускать страницу под названием «Репортёр. Специальный выпуск». Вот его обращение к читателям (стиль и орфография без изменений): «Сегодняшний наш воскресный выпуск сделан по вашим просьбам. Отныне в каждый последний выходной месяца мы будем рассказывать по письмам на этой странице о самом интересном, о том, что вас волнует, что беспокоит. По письмам корреспонденты нашей газеты постараются выезжать на места, чтобы донести до читателя суть проблемы, которая его интересует».

«Репортёр. Специальный выпуск» действительно стал выходить, однако вовсе не в последние выходные месяца – и вообще не в выходные, да и принцип «сделан по вашей просьбе» вскоре оказался забытым. Что касается раздела «Поиск продолжается», то Шумайлов его тоже не забыл, но вёл уже без былого энтузиазма.

К концу 1981 года фамилия Юрия Константиновича почти исчезла со страниц «Восточки». Он покинул редакцию, поработал какое-то время в многотиражке Восточно-Сибирского Управления Гражданской авиации, потом – в областном совете по туризму, редактором в областной конторе кинопроката, инспектором облкниготорга…

Журналистика была забыта.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер