издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Зелёный уголок

– Открытый двор-сад, который на собственные средства создаёт на муниципальной земле иркутянка Наталья Семихатова в усадьбе № 28 по улице Ленина, стал уникальным объектом города, – уверенно говорит учёный-биолог Виктор Кузеванов. – Похоже, что общегородское народное движение «Сделаем Иркутск эко-логичным» начало приносить свои плоды. В областном центре силами горожан и с их участием обустроены уже сотни дворов.

Не знаю кто, когда и как считал в Иркутске дворы и придомовые территории, приведённые в порядок, озеленённые и обустроенные с участием местных жителей, но в обобщающее число «сотни», названное Виктором Яковлевичем, верю легко. Потому что сам в течение лета и осени в самых разных уголках города часто натыкался на приятные изменения. Иногда столь неожиданные и радикальные, что на мгновение возникали сомнения: не ошибся ли адресом? И ещё потому, что двор дома, в котором я и сам живу, именно прошлым летом преобразился до неузнаваемости. Полоска земли вдоль дома между тротуаром и автомобильным проездом, задуманная проектировщиками в качестве газона, но за многие годы утрамбованная колёсами автомашин до крепости асфальта, минувшим летом благодаря соседям-энтузиастам превратилась в яркую цветочную ленту. А город установил вдоль неё несколько уютных скамеек. И увидели люди, как это красиво. Даже тяжёлые джипы, которые раньше не замечали бордюр, отделяющий проезжую часть от сохранённой полоски земли, стали парковаться где-то в сторонке.

Серый двор нашей серой девятиэтажки преобразила всего лишь яркая клумба, созданная неравнодушными соседями при поддержке города. А там, на Ленина, 28, в старинной усадьбе, про которую с восхищением рассказывал Виктор Кузеванов, несмотря на незначительную площадь, всё сделано гораздо серьёзнее и профессиональнее. Клумба с красивым цветным узором в старинной усадьбе тоже есть, но там она многоуровневая. Дополненная красивыми коваными подставками для больших горшков, поднимающими разноцветные цветочные клубы выше человеческого роста. Есть кованая ограда с гостеприимно распахнутыми калитками для желающих рассмотреть цветы поближе. А ещё берёзы с необычно сформированной кроной и удивительной красоты молодые ели.

– Позапрошлой зимой я составила проект благоустройства этого уголка, – рассказывает Наталья Семихатова. – Расписала детально, какие из старых деревьев нужно убрать, какие будут посажены заново, где планируем создать цветники, как будет оформлен участок. И обратилась с ним в администрацию Иркутска. Там к моим планам отнеслись серьёзно. В течение нескольких месяцев проект изучали специалисты, и он был утверждён.

Вспоминаю, что этот небольшой не занятый постройками уголок, спрятанный за зданием на углу улиц Ленина и Горького, всегда был зелёным. Но на моей памяти – неряшливо-зелёным. Заросли старых, неухоженных клёнов, а под ними, в тени, почти голая земля с многолетним слоем втоптанного в неё мусора.

– Когда-то совсем давно здесь, думаю, было очень красиво, – не сразу согласилась со мной Наталья Алексеевна. – Мы поселились здесь после возвращения с Байкала-Амурской магистрали, где строили с мужем Северомуйский тоннель. Но усадьба-то эта – памятник старины. Здесь до революции жила Мария Сергеевна Томских. Сегодняшний адрес: Ленина, 28, – это не одно, а несколько строений под одним номером, но с разными литерами. Вот этот кирпичный дом, – Наталья показывает на двухэтажное строение, – был построен в 1862 году. Мария Сергеевна обратилась к губернатору, и он в течение трёх дней дал ей разрешение построить гостевой дом. Дальше, вон там, видите? – показывает она на крышу довольно большого деревянного дома. – Тот дом относится к улице Марата, его номер 35, но он тоже часть усадьбы Томских. Там у неё была швейная мастерская и жили модистки. Хозяйка жила в этом, самом большом, «главном» доме. А вот здесь, где мужчины снег чистят, были конюшни. Это была большая усадьба. Строений много, но вот этот конкретный участочек земли всегда оставался свободным от построек. Здесь у Томских был сад. Не для свежей зелени и ягод к столу, а для души. После революции Мария Сергеевна уехала, но осталась прислуга. По её рассказам, в саду Томских росли берёзы, сосны, сирень и черёмуха. А ещё хозяйка высаживала цветы.

Наталья Семихатова рассказывает об истории усадьбы Томских увлечённо, с интересом и с такими подробностями, будто сама разговаривала с прислугой, на попечение которой хозяйка оставила усадьбу. Будто знает всё это не из архивных документов, а едва ли не из первых уст. У меня даже смутные догадки в голове крутиться начали. И через некоторое время, не сразу осмелившись, я всё-таки спросил, не является ли она сама потомком Томских или её прислуги. К моему разочарованию, оказалось, что нет. Квартира в гостевом доме старинной усадьбы Семихатовым досталась случайно.

– А потом, как вы правильно помните, на протяжении многих десятилетий этот сквер был совершенно запущен, – вздохнула Наталья Алексеевна. – Куда делись берёзы и сосны – не знаю. А клёны, которые, скорее всего, сами по себе, как на пустыре, выросли, полностью задавили остатки сада. Никто за ним не следил ещё и потому, что в 1999 году этот участок земли отдали в аренду Сбербанку России, владельцу здания. Потом банк съехал из этого здания. Город здесь лишь подметал и дорогу чистил. А управляющая компания убирала только у деревянного дома, где земля, видимо, к придомовой территории относится. Этот участочек, когда-то бывший садом, оказался совсем заброшенным.

В последние годы слухи по поводу небольшого земельного участка на улице Ленина ходили тревожные. Говорили, что банк, продавая здание, присовокупит к нему и этот участок, на котором он якобы планирует обустроить автопарковку.

– Пришлось мне обратиться в администрацию города, – рассказывает Наталья Семихватова. – Было заседание Думы, где шла речь о том, чтобы отнести этот участок земли к придомовой территории. Или защитить его каким-то другим способом. Было принято постановление мэра по этому вопросу, но всё равно депутаты опасались, что банк просто так не откажется от создания автостоянки.

Наталья Семихатова не стала ждать окончательного решения проблемы. В надежде на разум и здравый смысл людей, принимающих решения, она вывезла с площадки несколько машин мусора. Вместо него привезла много плодородной земли для будущего сада. Спланировала территорию. Установила по периметру возрождаемого сада новые бордюры. Заказала кованую ограду – такую же, как вдоль дороги на улице Ленина установлена. Кованые цветочные стойки заказала, чтобы поднять цветник над землёй несколькими ярусами, но не нарушить при этом сложившийся архитектурный облик центра города. Каждый новый шаг, новый этап – в строгом согласовании с городскими надзорными и контролирующими ведомствами.

– Мне вот стыдно, если где-то в моём городе грязно, некрасиво. Это же можно всё прибрать, обустроить, – объяснила она своё желание сделать город уютным. – Это всё в наших руках.

А позже рассказала, что последней каплей, подтолкнувшей её к возрождению сада Томских, стал сильный ветер в августе 2015 года, поваливший один из засыхающих клёнов. Тяжёлым кривым стволом тогда едва не придавило восьмилетнюю девочку.

– Её только ветками хлестнуло, – говорит Наталья Алексеевна. – Ну и понятно стало, что ждать больше нельзя. Клёны-то здесь все уж были наполовину засохшие. Зато теперь даже зимой как красиво! В 2016 году я первый раз оформила этот участок так, что он стал сквером. Посадили мы здесь семь берёз, несколько елей, сирень. Ветку сакуры прошлой весной я даже посадила. Ну и ежегодно высаживаю более 1200 кустиков различной цветочной рассады.

– Скажите, а кто вы по профессии? – спрашиваю. – У вас есть какое-то биологическое образование или связанное с садоводством?

– Нет, – смеётся Наталья Алексеевна. – Я закончила иркутский нархоз, экономист-финансист по специальности. А сейчас мне правильнее всего представиться просто пенсионеркой. Советами по возрождению сада мне помогает Виктор Яковлевич Кузеванов, большой профессионал. Он в своё время Ботанический сад Иркутского госуниверситета сохранил. Также родственники помогают. Мы рассаду высаживаем обычно накануне Дня города. Это большой объём работ, который надо сделать очень быстро. Поэтому собираемся обычно человек по пять-шесть, и к вечеру накануне праздника наш сквер уже цветёт. А потом я и одна справляюсь.

Я перевожу взгляд на ели, которые выше человеческого роста, на берёзки, потом на ограду, на цветочные стойки. Они же не из нарезанной арматуры абы как сварены. Не специалист, но предполагаю, что это художественная ковка, а значит – цена… Хочу, но язык не поворачивается спросить, в какую сумму обошлось возрождение этого совсем небольшого, но радостного сада в старинной усадьбе Томских. Наталья Алексеевна, кажется, догадалась о причине моего замешательства.

– Если посчитать всё-всё, на создание этого скверика нами потрачено примерно полтора миллиона рублей, – отвечает она на изумлённый взгляд. – Нам просто хотелось это сделать самим. Вот только ели мы купили уже большими, пятнадцатилетними. Город помог нам их посадить, потому что у нас самих для этого нет ни опыта, ни специальной техники. Зато теперь так красиво стало.

Перед Новым годом, уже довольно поздним вечером, позвонил мне Виктор Кузеванов.

– Здравый смысл победил, – говорит. – Только что сообщили, что банк отказался от притязаний на создание автопарковки на месте дворового сада в усадьбе Томских. Зелёному уголку Иркутска, который возродила Наталья Семихатова, ничто не угрожает.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер