издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бизнес на заочниках

Суд признал доцента ИрНИТУ виновным в 68 должностных преступлениях

На скамье подсудимых Свердловского районного суда Иркутска оказался доцент кафедры общеобразовательных дисциплин, заместитель декана заочного факультета Иркутского научно-исследовательского государственного технического университета Александр Куницын. Органами предварительного расследования 54-летний преподаватель, имеющий большой педагогический стаж, обвинялся в получении от студентов мелких взяток и внесении из корыстных соображений заведомо ложных сведений в официальные документы – зачётные книжки и ведомости.

В ходе судебного следствия выяснилось, что преподаватель дисциплины «Теоретическая механика» действительно собирал с заочников дань за свою роспись в их зачётках. Брал, что называется, по-божески: за трояк на экзамене – четыре тысячи рублей, а за зачёт – вдвое меньше. Но с целой группы набегала приличная сумма. Как рассказывали на следствии студенты, без мзды сдать доценту экзамен было практически невозможно. Заочники, работавшие в основном на режимном предприятии и получавшие там неплохое жалование, прекрасно понимали, что корыстный преподаватель специально завышает требования, чтобы вынудить их раскошелиться. Это была часть преступной схемы, очень, кстати, незатейливой.

Когда группа ЭЛбз-12-1 чуть ли не в полном составе завалила экзамен по теоретической механике за 2013/2014 учебный год, Куницын попросил старосту остаться в аудитории и успокоил: у двоечников есть шанс избежать отчисления. По словам старосты, преподаватель безо всякого стеснения озвучил стоимость «альтернативного выхода из сложившейся ситуации» – четыре тысячи рублей с носа за получение оценки без фактической проверки знаний. При этом наставник достал свою банковскую карту, списал её номер и передал этот листок ученику, предупредив, что после перевода денег лучше приходить с зачётками не скопом, а по два-три человека. Вот так студенты факультета «Техническая эксплуатация летательных аппаратов и двигателей» и сдавали экзамен по теоретической механике. От взятки преподавателю, как сообщил староста, не отказался ни один человек в группе. «Решили, что так будет проще, не нужно учить предмет, он очень сложный», – простодушно поведал на следствии будущий «специалист» по эксплуатации самолётов. В тот же день 78 тысяч налички из карманов одногруппников перекочевали сначала на карту старосты, а уж оттуда – через банкомат в магазине «Рыбный мир» – на счёт Сбербанка, указанный преподавателем. Кому-то из студентов не хватило пары тысяч рублей, эти деньги были добавлены на карту Куницына чуть позже посредством мобильного банка. «Пересдача» экзамена проходила в течение недели. Первым заветную подпись в зачётке получил всё тот же староста – разумеется, после того, как продемонстрировал строгому преподавателю чек из банкомата, подтверждающий перевод денег. Взяточник, видимо, на этот раз остался доволен учениками. Даже не пожалел своему помощнику за посреднические труды отметки «хорошо». Все остальные студенты группы получили по троечке. Но главное, что теперь уже никто не задавал им трудных вопросов по билетам. Видимо, доцент счёл, что его ученики, будущие специалисты по эксплуатации самолётов и их двигателей, вполне обойдутся без знаний теоретической механики, а заодно и сопромата, который на ней базируется.

Примерно в тех же числах февраля 2014 года и по той же преступной схеме – через взятку – получали удовлетворительные отметки в зачётках и ведомостях студенты групп СМз-12-1 и СМз-12-2, обучающиеся по специальности «Самолётостроение и вертолётостроение». Самостоятельно экзамен по теоретической механике сдала всего одна студентка со всего потока – девушка по имени Жанна. На этот раз инициатором «альтернативного решения проблемы» выступил староста двух студенческих групп по просьбе однокурсников, наслышанных об излюбленных методах «среза знаний» Куницына. Учитель и ученик ударили по рукам, договорившись о сумме взятки. Будущие строители самолётов говорили на предварительном следствии, что чувствовали «неуверенность в знаниях» по одной из самых важных дисциплин выбранной специальности. Собрав с сокурсников 66 тысяч рублей, парень перевёл их со своей карты на счёт преподавателя-мздоимца и явился к нему с чеком, списком взяткодателей и их зачётками. Так было надёжнее.

В уголовном деле, рассмотренном судом, есть также несколько эпизодов, обрисовывающих ситуацию с «оценкой знаний» заочников по теоретической механике в 2016 году. Оказывается, за прошедшие два года Куницын «одумался». Брать, правда, не перестал, но перешёл с денег на их имущественный эквивалент. На предварительном следствии студенты-заочники рассказывали, что всем им было доподлинно известно: чтобы не срезаться на зачёте или экзамене, следовало «отблагодарить» преподавателя за лояльность подарочным сертификатом «М.Видео» номинальной стоимостью две тысячи рублей. Сертификаты «Эльдорадо» и «Слаты» тоже для этой цели годились. «Благодарные» ученики могли не беспокоиться, что вредный препод начнёт задавать по курсу каверзные вопросы.

Кстати, эти подношения, а их было с десяток, суд не расценил в качестве взяток, поскольку на слушаниях студенты изменили показания, которые давали в ходе предварительного расследования. По новой версии выходило, что сертификаты, найденные у Куницына при обысках, они не вкладывали в зачётки, а дарили любимому учителю уже после того, как сессия была благополучно закрыта.

Сам Куницын категорически отрицал все инкриминируемые ему нарушения – как морального кодекса, так и Уголовного. В этом деле больше всего шокирует неприкрытый цинизм наставника молодёжи. По словам доцента, он «никаких препонов студентам не чинил, невозможных условий по сдаче экзаменов и зачётов не ставил, взятки не брал». Подарочные сертификаты были не его инициативой, а «желанием самих студентов», и принимать их он не считал зазорным. Что касается денег, перечисленных старостами групп на его расчётный счёт, то десятки тысяч рублей, оказывается, представляли собой «плату за помощь в выполнении курсовых работ, проведение консультаций по подготовке к экзамену «Сопротивление материалов», который студентам предстояло сдавать в будущем». Якобы он задавал учащимся курсовую работу как должностное лицо бюджетного образовательного учреждения, а потом сам же выполнял её – но уже как частник. «Репетиторство не запрещено, – заявил Куницын. – Деньги были переведены мне за курсовые и контрольные работы, стоимость одной такой работы – три тысячи рублей». Что ж, в Уголовном кодексе действительно не найти запрета на подобную систему получения высшего образования, а о таком пустяке, как требования этики, наставник юношества, как видно, не беспокоился.

О том, что в государственном вузе педагог вот так запросто занимался бизнесом, свидетельствовали и студенты. Староста одной из групп самолётостроителей говорил, к примеру, что Куницын предложил покупать у него решения задач, которые были условием допуска к экзамену, по цене две тысячи рублей за каждое задание. И большинство заочников воспользовались этой «дополнительной услугой» преподавателя, хотя она показалась им, мягко говоря, недешёвой. При этом молодые люди уверяли, что плата за решение задач не исключала взятку за положительную отметку на экзамене.

Платить надо было за всё. А ещё заочники обиделись на Куницына, когда выяснилось, что купленные у него решения оказались неверными. «Александр Геннадьевич нам деньги даже за этот брак не вернул!» – сетовал староста. Студенты из другой группы признавались, что Куницын продавал им курсовые именно по своему предмету – «Теоретической механике», потом они «защищали» у него же эти работы.

Как оказалось, большинство заочников, которые предпочли заплатить преподавателю, вместо того чтобы корпеть над учебниками, работали в ПАО «Корпорация «Иркут» сборщиками летательных аппаратов. И этот факт тоже несколько обескураживает. Далеко ли улетят самолёты, которые строят и эксплуатируют специалисты, заказывающие решение задач и написание курсовых за определённую плату и покупающие отметки в зачётках, а значит, и в дипломах?

От уголовного преследования за дачу взяток студенты были освобождены, после того как дали показания на преподавателя-мздоимца. Таково требование закона. На предварительном следствии все они говорили о раскаянии, но в суде многие резко сменили курс и отказались от прежних показаний. А отвечая на вопрос, почему раньше выступали против Куницына, одни ссылались на давление сотрудников ОБЭП, другие лишь вздыхали: мол, и сами не понимают. Зато суд всё прекрасно понял. Большинство свидетелей работает на том самом предприятии, которое и направляло их на учёбу. И у суда были достаточные основания полагать, что молодые люди находились в прямой зависимости от должностных лиц учебного заведения. В том числе, между прочим, и от Куницына, который не был отстранён от занимаемой должности. Кое-кто из свидетелей даже признался, что их запугивали отчислением, если они не изменят показания. Так что суд принял за основу свидетельства, полученные в ходе предварительного расследования, и пришёл к твёрдому убеждению: подсудимый виновен в получении мелких взяток и служебном подлоге. Кроме свидетельских показаний к такому выводу подталкивали и объективные доказательства, в частности, справки из Сбербанка со сведениями о переводах студентами Куницыну крупных сумм в дни сессии. Правда, объём мзды по сравнению с предъявленным в обвинении сократился на 65 тысяч рублей: было установлено, что эти деньги «заработаны» преподавателем, который решал за студентов задачи и писал за них курсовые. Общая сумма взяток, признанных судом, составила, таким образом, «всего» 79 тысяч рублей. Куницыну повезло ещё и в том, что на 28 мелких взяток и такое же количество служебных подлогов истёк срок давности и от наказания за эти преступления подсудимый был освобождён. А ещё суд учёл смягчающие обстоятельства: преступления он совершил впервые, раньше ни в чём предосудительном замечен не был.

Так что корыстному педагогу было назначено наказание, не связанное с лишением и ограничением свободы. Суд посчитал, что для исправления взяточника будет достаточно штрафа в размере ста тысяч рублей. Но в конечном итоге эта сумма сократилась вдвое – пришлось учесть тот факт, что до судебного разбирательства Александр Куницын пять месяцев просидел под домашним арестом. Кстати, в связи с оправданием по эпизодам, связанным с получением «благодарности» от студентов в виде подарочных сертификатов, осуждённый получил право на реабилитацию и требование о возмещении морального вреда, связанного с незаконным в этой части уголовным преследованием.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер