издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мужское дело Нинели Тимощенко

История жизни иркутянки Нинели Тимощенко безо всяких натяжек может стать сюжетом приключенческого сериала. Родилась в Ленинграде, на «собственной шкуре» прочувствовала все ужасы блокадного города и осталась жива. Попала в Иркутск, была в первом выпуске юридического факультета Иркутского госуниверситета. Стала первой женщиной – сотрудником уголовного розыска. Чтобы раскрыть преступление, проходила десятки километров по городу, сотни дворов, пока не находила нужных людей. Не боялась брать матёрых преступников в одиночку в буквальном смысле голыми руками. Не раз находилась на краю гибели, дважды была ранена бандитскими пулями. Несмотря ни на что, выжила и до сих пор помогает молодым коллегам раскрывать запутанные преступления.

Детство Нинели прошло в Ленинграде. 8 сентября 1941 года девочке исполнилось 13 лет. Именно в этот день немцы замкнули кольцо вокруг города. Отец и брат были на фронте. «Во время блокады погибли девять моих родственников: бабушка, дедушка, тёти, дяди, двоюродные сёстры, – рассказывает Нинель Вадимовна. – У нас украли любимого кота, и мы понимали, что с ним сделали. Я работала конюхом, на лошадях возили сено и прессованный подсолнечный жмых для животных. Для нас, детей блокады, этот жмых был самым вкусным лакомством. Дружила я в основном с мальчиками. Иногда мы с друзьями, пока ещё было электричество, на трамвае ездили на окраину города. Там проходила линия обороны. Солдаты делились с нами своим пайком».

Зимой в городе закончилось топливо, замёрзли водопроводные трубы. Ленинград остался без света и питьевой воды. Люди умирали. Их не успевали хоронить, поэтому трупы лежали прямо на улицах.

«Как-то я сидела у окна и на дороге увидела серую волну, которая шла с одной стороны улицы на другую. Я не могла понять, откуда взялся этот поток, – вспоминает наша героиня. – Взрослые объяснили мне, что это стаи крыс. Это было жуткое зрелище! В голодном городе крысы питались человеческими трупами. В некоторых домах умирали люди, их не отдавали в морг, чтобы на карточки покойников получать хлеб».

Потеря карточек грозила голодной смертью. Однажды, когда Нинель шла за хлебом в булочную, на улице мальчишка вырвал у неё из рук продовольственные карточки. На остаток месяца они с мамой остались без пропитания. Не умереть с голода им помогли соседи по коммунальной квартире. Люди делились и без того скудным пайком.

В блокадном Ленинграде Нинель с мамой провели семь месяцев. В январе 1942 года по «Дороге жизни» их эвакуировали. «Мама настолько ослабела от голода, что не могла передвигаться на ногах, её несли на носилках. Во время переезда маму хотели оставить на льду Ладожского озера, мол, уже не жилец. Я сказала, что в таком случае тоже никуда не поеду. В итоге маму всё-таки взяли, – говорит Тимощенко. – Нас отправили в небольшую деревеньку в Горьковской области. Там мама понемногу пришла в себя, женщины её выходили. Она устроилась работать в госпиталь фельдшером. Позже я догадалась, что в Ленинграде она отдавала почти весь свой паёк хлеба мне».

В январе 1943 года блокада Ленинграда была прорвана, но вернуться в родной город семья смогла только после Победы в 1945 году. В 1948 году отца перевели в Иркутск, жена и дочь поехали за ним. Здесь Нинель закончила юридический факультет госуниверситета. В 1962 году она пришла работать в уголовный розыск. Руководство встретило молодого специалиста не слишком приветливо. Молодая, красивая, она была первой женщиной в иркутском УГРО. Это был вызов, и Нинель Вадимовна смогла доказать, что не зря взялась за мужское дело. Работала с азартом, выдумкой. Брала себе за правило: если совершено преступление, нужно его как можно быстрее раскрыть. Задерживалась на работе до глубокой ночи.

По следам «атлета в клетчатом пиджаке»

Миловидная внешность и артистизм не раз помогали бесстрашной женщине в работе. Однажды она вышла на след банды, которая грабила гаражи. Преступники действовали нестандартно: спиливали петли ворот, открывали двери и выносили всё, что могли, угоняли машины. По такой схеме было совершено 17 преступлений. Оперативнице стало известно, что главарь живёт в доме на улице Кайской. Неподалёку жила женщина, которая работала дворником во дворе Нинели Вадимовны. У неё сотрудница органов одолжила одежду «попроще» – косынку и куртку. Нинель Вадимовна постучалась в ворота частного дома, представилась почтальоном. Внимательно рассмотрев визитёршу, хозяин усадьбы разрешил ей пройти во двор. Предварительно Нинель Вадимовна успела позвонить в отдел, к задержанию успели сотрудники милиции.

«Начали обыск. Открываю шкаф, а там целая стопка техпаспортов на машины. Доказательство – лучше не найдёшь. Но уходить я не торопилась. Пригляделась внимательно. Смотрю: сам дом небогатый, а на стенах дорогие ковры, шкафы забиты дефицитным материалом. Стала беседовать с задержанными, расспрашивать. Так получилось, что попутно раскрыла ещё пять квартирных краж. Пока хозяев не было, преступники обчищали квартиры. Причём, когда возвращали украденные вещи, один из членов банды в потерпевшем узнал своего тренера по боксу. Воспитанник ограбил квартиру тренера и даже не подозревал об этом».

Нинель Вадимовна с готовностью раскрывает секреты продуктивного сыска. Если уж в руки ей попался задержанный, времени на него она не жалела. Беседовала до тех пор, пока не разузнает всё о человеке и его знакомых. Часто бывало, что от одного преступления тянулись ниточки к другим.

Много информации сотрудникам уголовного розыска раньше давали участковые. На участке их знали все. Они и с бабушками на лавочке посидят, расспросят, кто приехал, кто уехал, и в квартиру зайдут чай попить. Наблюдения участковых часто помогали в раскрытии преступлений.

Своё первое крупное преступление Нинель Вадимовна раскрыла вместе с участковым – в Кировском РОВД был такой Корнеич. Около Госбанка на улице Ленина обнаружили молодого человека. Он лежал без сознания и умер в больнице. Уполномоченные выяснили, что накануне недалеко от этого места – в горно-металлургическом институте – был вечер. Нашлись свидетели, которые видели, что среди участников праздника намечалась драка. Отношения выясняли два парня. Один – тот, которого потом нашли с проломленной кастетом головой. Второй – широкоплечий, в сером клетчатом пиджаке. Как зовут этого парня, никто сказать не мог. Слышали лишь, что живёт он на улице 4-й Советской.

С этими приметами Нинель Вадимовна и Корнеич пошли искать преступника. Прошли не один километр, расспросили сотни людей. Пока один мужчина не указал квартиру, где, возможно, живёт парень, которого разыскивали. Его как раз видели на улице в приметном клетчатом пиджаке. Дверь квартиры открыл мальчик, младший брат подозреваемого. Старший должен был скоро прийти, сыщики остались в квартире ждать. Забыв о ребёнке, взрослые вслух стали обсуждать главную примету преступника – клетчатый пиджак. Мальчик услышал разговор, понял, что речь идёт о вещи его брата, и поспешил в соседней комнате уничтожить улику. За этим занятием его и застали милиционеры. А вскоре в квартире появился старший брат. Действительно, крепкий оказался парень, сопротивлялся при задержании. Но и участковый был не из слабых. За убийство «атлет в клетчатом пиджаке» получил восемь лет тюрьмы.

Малолетние изверги

Людям впечатлительным лучше не знать подробности целого клубка преступлений, которые раскрыла Нинель Вадимовна.

Во Дворце пионеров, сейчас это Дворец детского и юношеского творчества, убили сторожа. Его труп в сторожке забросали сорванными обоями и подожгли. На месте преступления обнаружили след от ботинка маленького размера, значит, в преступлении мог быть замешан подросток. Больше никаких улик не было.

Когда Нинель Вадимовна стала в очередной раз внимательно осматривать участок улицы рядом с дворцом, обратила внимание на любопытную деталь. Одну из машин ночью явно забирали со стоянки – на свежевыпавшем снегу отпечатались следы от шин. Причём это был автомобиль, который стоял в углу. Его было сложнее выгнать, чем другие, стоявшие с краю. Руководитель кружка «Юный автомобилист» вспомнил, что раньше у него занимался парень, который любил именно эту машину. Он вырос, во Дворце творчества больше не появлялся, учился в ПТУ. Когда оперативница позвонила в техникум, ей сообщили, что уже два дня как интересующий её человек уехал из общежития, не ходит на занятия. èèè

Там же дали иркутский адрес парня. «Я его задержала, увела в отдел. Помню, он не хотел идти, сопротивлялся. Пришлось идти с ним «в обнимку». Допрашивала его часа два или три. Сначала не сознавался, потом «раскололся», назвал соучастников. В банде было три парня по 16-17 лет. Ему самому было 18 лет». В ночь преступления молодые люди захотели покататься на машине, на пути бандитов встал сторож. Его решили «убрать», нанесли больше 20 ножевых ранений.

По своей методике Нинель Вадимовна стала работать с парнями и раскрыла череду страшных преступлений. На протяжении двух лет малолетние преступники выслеживали беременных женщин. Жертву валили на землю, прыгали на животе и пинали ногами бедную женщину до тех пор, пока не начинались искусственные роды. Делали это из «детского любопытства». Всего таких эпизодов насчитывалось 35. Некоторые пострадавшие после таких издевательств погибли вместе с нерождёнными малышами. Нередко преступления совершали при свидетелях. Одну из женщин пытался спасти муж, который шёл рядом. На его глазах изувечили жену, а его самого избили.

На основании собранных доказательств несовершеннолетние участники банды получили различные сроки заключения: от трёх до десяти лет. Самый старший получил высшую меру наказания – его расстреляли.

Ключ от квартиры вместо пистолета

Нередко Нинели Вадимовне приходилось брать бандитов, опасных преступников в буквальном смысле голыми руками. Тогда на помощь приходили смекалка и актёрское мастерство. Этими качествами Бог щедро наделил нашу героиню.

«Однажды ночью у меня в квартире раздался звонок. Один из информаторов сообщил адрес, где находится человек, которого я давно искала. В розыске он был за убийства. Этот парень, который мне звонил, предупредил, что в доме преступник находится не один, там гуляет шумная компания, – рассказывает Нинель Вадимовна. – Я стала соображать, как поступить. Вызывать бригаду – потеряю время. Пешком я дошла до дома на улице Советской. Гулянку было слышно издалека. Дом светился всеми окнами, гремела музыка, слышались пение, смех. Замок на запоре. Смотрю, в дыре в заборе мелькнула белая шапочка – я узнала знакомую мне девчонку, малолетнюю проститутку. Я её хватаю за шиворот, вытаскиваю. Она говорит: «Тетя Неля, меня послали за водкой». Я ей говорю: «Марина, давай вернёмся. Ты постучишь, скажешь, что забыла деньги. Я зайду». Она мне: «Вы что! Вас угробят там, их много, все пьяные. Одни мужики сидят».

А у меня с собой оружия никакого не было. Пистолет лежал в сейфе в отделе. Марина попросила открыть, я сразу в проход поставила ногу, зашла внутрь. Тот, кого я искала, сидит по пояс голый, играет в карты. Я ему говорю: «Ну, Дима, собирайся, пошли в отдел! Дом окружён. Бежать тебе некуда». И держу руку в плаще, будто там у меня пистолет. А сама думаю: «Как я его поведу?» Отрезала ему на брюках все пуговицы, чтобы руки были заняты. Если отпустит – свалятся штаны.

Вышли на улицу, я ему в спину воткнула ключ от квартиры, он был огромный, лежал у меня в кармане. Ему сказала: «Дёрнешься, застрелю!» Вот так я его привела пешком с 1-й Советской до РОВД, оно находилось в районе сквера имени Кирова. Только в милиции он понял, что никакого оцепления не было, и я его привела без оружия. Осыпал меня таким отборным матом, какого я в жизни не слышала!»

– Как муж отнёсся к тому, что жена посреди ночи куда-то отправилась? – спрашиваем мы.

– Муж тоже работал в органах, с пониманием относился к тому, что меня могли в любое время вызвать на работу. Кстати, когда он видел меня на улице с посторонними людьми или что в ресторане я сижу с мужчинами, даже вида не подавал, что мы знакомы. За всё время работы я форму надела пару раз – невыгодно оперу по улице в форме ходить.

– А вы не боялись, что этот Дима с друзьями действительно вас могли убить?

– Страха у меня никогда не было. Был азарт. Есть дело – надо его выполнить.

Из-за своего бесстрашия Нинель Вадимовна не один раз была на грани гибели. Однажды она вела в отделение убийцу, который находился в розыске. Преступник почти в упор выстрелил в неё из обреза. На счастье попал рикошетом, но дроби в спину всадил достаточно. «Он выстрелил, я успела его ударить по башке, он упал. Хорошо, что вовремя пришёл наряд, его забрали. После этого я с ранением на полтора месяца попала в больницу. Врачей просила говорить маме и папе, что лежу с больными почками», – вспоминает наша героиня. Дважды Нинель Вадимовна за годы работы в уголовном розыске получала пули из оружия преступников, которых задерживала.

Бывало, талантливую сыщицу отправляли в другие районы области, когда нужно было помочь раскрыть сложные преступления. Например, в 1980-х годах в Нижнеудинске была совершена серия ограблений магазинов. Преступники не только уносили ценности, но и оставляли после себя яркие следы: рассыпали продукты, рвали пакеты и развешивали их под потолком. «Я сразу подумала, что наверняка это сделали пацаны. Взрослый не будет на «шалости» время тратить. Постепенно вышла на банду подростков, задерживала их по одному, сажала в КПЗ. В группировке было больше 10 участников, во главе стоял взрослый мужчина. Мне даже мест не хватило на всех в райотделе. Чтобы пацаны между собой не договаривались, их надо было рассадить по отдельности. Я поехала в железнодорожную милицию, попросила дать камеры там.

Места мне пообещали с условием, что я и им помогу раскрыть серию ограблений киосков. Делать нечего, пришлось браться и за это. Камеры ведь нужны. Как только я задержала главаря, он сразу попросил бумагу и ручку. Написал чистосердечное признание», – говорит опытная оперативница.

«Ты меня не «на соплях» посадила»

Надо сказать, что Нинель Вадимовну преступники уважали. Воры и убийцы, которых она на десять, а то и на двадцать лет отправляла в места не столь отдалённые, не обижались на неё. Арестанты выходили на свободу, навещали своего «палача» и даже помогали в раскрытии преступлений. За убийство двух человек и разбой один из преступников по «милости» Нинели Вадимовны получил 20 лет тюрьмы. У этого мужчины была кличка «Интеллигент».

Когда Интеллигент вышел, сразу разыскал её, узнал номер домашнего телефона. «Он позвонил мне, сказал: «Хоть ты меня и поймала, я тебя прощаю. Ты меня не «на соплях» посадила». Не «на соплях» – то есть с доказательством вины. На следующий день выхожу из квартиры. На площадке стоит сумка. Сверху лежит кусок газеты с надписью: «Тебе на память», внутри видны патроны. Я аккуратно взяла сумку за одну ручку, шла по улице осторожно. Принесла сумку в управу, попросила проверить, что там ещё есть. Думала, может, там взрывчатка, «привет» мне хочет передать Интеллигент. Оказалось, там только патроны. С того времени он стал оставлять мне подарки на день рождения, День уголовного розыска, 8 Марта. Потом перестал. Я думаю, возможно, его самого не стало…»

Уже после освобождения Интеллигента знакомство с этим человеком могло закончиться для Нинели трагедией. Милиционеры получили информацию о том, что готовится нападение на банк. В банду Нинель внедрили вместе с одним из информаторов, который был вхож в преступную компанию. Она должна была сыграть роль его спутницы, женщины «лёгкого поведения». Самым сложным в роли вульгарной женщины, по признанию Нинели Вадимовны, было принимать участие в попойках. «Я никогда не выпивала. А там надо было пить водку. Приходилось хитрить: где-то потихоньку выливала рюмку, где-то пропускала тост. Когда пить всё-таки приходилось, настраивала себя не пьянеть, – вспоминает Нинель Вадимовна. – От домогательств мужиков я была защищена тем, что по их понятиям, если женщину «занял» кто-то из своих, её оставляли в покое».

Ограбление удалось предотвратить. Но эта операция чуть не стоила Нинели жизни. В один из вечеров к весёлой компании присоединился Интеллигент. Он узнал свою старую знакомую, но почему-то решил промолчать, не выдал «засланного казачка». Кстати, похожий эпизод был разыгран в легендарном фильме «Место встречи изменить нельзя». До сих пор остаётся загадкой, какие мотивы заставили преступника проявлять такую заботу о сыщице. Коллеги-мужчины, посмеиваясь, предполагали, что Интеллигент влюбился.

Около 50 лет отработала Нинель Вадимовна в уголовном розыске. Была влюблена в свою работу. Ей много раз предлагали стать руководителем, получить повышение по службе. Ради того, чтобы самой заниматься любимым делом – находить преступников, она отказывалась. Как получила звание майора, когда стала старшим оперуполномоченным, так и ушла со службы в 82 года в том же звании.

Нинель Вадимовна готовится к своему юбилею. Тем не менее с уголовным розыском она не расстаётся. Младшие коллеги частенько обращаются к ней за помощью. Например, неделю назад она помогла раскрыть кражу. Преступники среди бела дня подогнали вышку к дому, залезли в квартиру через окно и спокойно вытащили всё ценное. Нинель Вадимовна установила хозяина автовышки и его адрес.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector