издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Не такими они были на войне…»

  • Автор: Владимир Ходий, Фото: Фото из архива семьи Давидсон

Однажды я посчитал: не менее пятнадцати сотрудников редакции «Восточно-Сибирской правды» призыва двадцатых, тридцатых, сороковых и последующих годов прошлого века участвовали в Великой Отечественной войне (список приводится). Вернулись живыми все, за исключением одного – поэта и журналиста Иосифа Уткина. А из вернувшихся наиболее титулован, отмечен наградами, прошёл войну от и до – начальник штаба артиллерии 72-го стрелкового Ковенского Краснознамённого корпуса 3-го Белорусского и 1-го Дальневосточного фронтов, а впоследствии многолетний ответственный секретарь редакции «Восточки» Михаил Давидсон.

Теперь можно только сожалеть о том, что, когда они были живы, мы, представители последующих поколений «востсибправдовцев», мало интересовались их боевым прошлым. Хотя и сами участники войны не проявляли особого желания делиться воспоминаниями: слишком горькой была память о ней… Это сегодня можно услышать или прочитать бездумно залихватские «Можем повторить!» или «На Берлин!», а тогда страна жила мыслью о том, что лишь бы не было новой войны, а о прежней, унесшей миллионы человеческих жизней, предпочитала не вспоминать и не говорить. Насколько помню Давидсона, и это подтверждает его внучка Ася Леонидовна, таким «молчуном» был и Михаил Израилевич (поэтому и я, рассказывая о нём, буду строго придерживаться документальных свидетельств, действуя по принципу: «Ничего ни прибавить ни убавить»).

Он родился 13 января 1910 года в селе Кудара на противоположном от Иркутска берегу Байкала. После окончания средней школы пошёл работать на Улан-Удэнский кожевенный завод учеником в сырьевой цех, а в 1929 году судьба забросила его в посёлок Тельма под Усольем-Сибирским. Здесь, на суконной фабрике, он трудился последовательно табельщиком, статистиком, заместителем директора по кадрам, снабжению и сбыту и здесь же в лице молодой прядильщицы Зинаиды встретил свою будущую жену…

Но пришло время служить в Красной Армии, и Михаил в 1932 году оказался в Красноярске, где тогда находился 94-й артиллерийский полк. Он стал сначала курсантом-одногодичником, а потом его, как человека грамотного и пишущего, перевели в дивизионную газету «Защита Советов». Работой журналиста увлёкся и сразу после выхода в запас пришёл в краевую газету «Красноярский рабочий», где возглавил отдел промышленности, а затем – секретариат редакции.

Обороняя Москву…

Уже на второй день войны в городе на Енисее на базе существовавшего артиллерийского полка начал формироваться 392-й пушечный артиллерийский полк РГК (Резерва Главного Командования). И буквально через неделю свежая воинская часть отправилась на фронт: сначала – в район Киева, а затем – защищать Москву на дальних подступах. Начальником штаба одного из дивизионов полка был назначен Михаил Израилевич Давидсон. В Красноярске остались его работа и семья: Зинаида Александровна с тремя детьми – девятилетней Нинелью, пятилетним Владиславом и год назад родившимся Леонидом, будущим отцом Аси.

Боевое крещение полк принял  19 июля вблизи городов Белого и Ржева – на границе Калининской и Смоленской областей, отразив атаку немецких танков. Весь август и сентябрь сибиряки стойко провели в оборонительных боях, поддерживая пехоту. Но 2 октября враг начал операцию «Тайфун» по захвату Москвы, и 392-й был вынужден отступать. А что такое отступать с тяжёлыми 152-миллиметровыми пушками? Тем более что между Ржевом и Вязьмой артиллеристы 392-го, как и десятки полков и дивизий сразу нескольких армий, попали во вражеский «котёл». В итоге пришлось орудия спрятать в болотах, а самим прорываться на восток. Совершив 16-дневный рейд по тылам противника, полк вышел из окружения, получил пополнение вооружением и занял оборону теперь уже совсем близко к столице. 6 декабря полк передислоцировался в район города Калинина и вскоре принял участие в его освобождении и в целом в контрнаступлении под Москвой. В канун нового, 1942 года 392-й опять занял позиции подо Ржевом…

К этому времени Михаил Давидсон становится начальником штаба полка. В последующих беспрерывных многомесячных тяжёлых наступательных боях с попыткой «срубить» стратегически опасный Ржевско-Вяземский выступ врага он получил два ранения. И здесь же его ждала первая награда – медаль «За боевые заслуги». Из представления к награде с последующим приказом от имени Верховного Совета СССР Военного совета 30-й армии Калининского фронта: «Выполняя приказ командира 392-го пушечного артиллерийского полка РГК, начальник штаба полка майор Давидсон обеспечил быструю его передислокацию в новый район боевых действий (деревня Космариха Калининской области). Организовал чёткую и планомерную работу штаба по обеспечению боевых приказов в боях под городом Ржевом…»

Вперёд, на запад

Середина 1943 года – своеобразный экватор в войне Советского Союза с фашистской Германией. Наконец-то Красная Армия по всему фронту переходит в наступление. Готовится и Смоленская стратегическая наступательная операция (операция «Суворов») силами Западного и частично Калининского фронтов. Михаил Израилевич получает новое назначение – он становится начальником штаба артиллерии 215-й стрелковой дивизии теперь уже другой – 31-й – армии.

И как раз перед проведением этой операции, итогом которой стало освобождение Смоленска, приказом Военного совета армии его награждают орденом Отечественной войны II степени. «Являясь начальником штаба артиллерии дивизии, майор Давидсон, – говорилось в наградном листе, – показал себя опытным организатором разведки, умеющим наладить взаимодействие с пехотной разведкой. В результате такого взаимодействия у противника захвачено двое контрольных пленных, обнаружено четыре артиллерийских, три минных батареи, два реактивных миномёта и несколько дзотов и блиндажей».

Война с трудом катит дальше, на запад, но всё равно катит. В апреле 1944 года Михаил Израилевич назначается командиром 930-го артиллерийского полка в составе 371-й стрелковой дивизии, которая готовится участвовать в ещё более масштабной стратегической операции «Багратион» по освобождению от фашистских захватчиков теперь уже Белоруссии. После этих боёв следует приказ Военного совета 5-й армии 3-го Белорусского фронта о награждении его орденом Красного Знамени. Читаю соответствующее ходатайство вышестоящего командования:

«Полк, которым командует тов. Давидсон, в наступательных боях за город Витебск обеспечил артиллерийским огнём прорыв обороны и успешность преследования противника до реки Березина.

Командный состав полка беспрерывно находился с пехотными командирами, правильно организовывал с ними взаимодействие. Лично тов. Давидсон смелый и решительный в бою командир. Несмотря на то, что дивизионы полка с момента прорыва обороны были переподчинены командирам стрелковых полков, тов. Давидсон в любую минуту открывал огонь всем полком…»

А в декабре того же 1944 года, как бы вдогонку, поскольку прошло уже два года после тех событий, ему вручают медаль «За оборону Москвы». Награда последовала согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР, а акт о вручении подписывает командир 72-го стрелкового Ковенского Краснознамённого корпуса Герой Советского Союза генерал-майор А. Казарцев. К тому времени Михаил Израилевич в очередной – пятый – раз меняет должность на войне: он возглавляет штаб артиллерии этого корпуса.

«Образцы личного мужества, знания и организованности»

Артиллерия 72-го корпуса – это артиллерия трёх входящих в него стрелковых дивизий: 63-й Витебской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова, 215-й Смоленской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова и 277-й Рославльской Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова. И вот этот мощный боевой кулак в составе 5-й армии 3-го Белорусского фронта под командованием маршала А. Василевского готов вступить уже на территорию самой Германии. Из наградного листа по завершении этой операции:

«В боях с немецко-фашистскими захватчиками майор М. Давидсон неоднократно являл образцы личного мужества, знания и организованности. Находясь с июля 1944 в должности начальника штаба артиллерии 72-го стрелкового корпуса, тов. Давидсон хорошо разработанными планами и личным руководством операциями во многом способствовал успеху в боях за освобождение города Каунаса. Затем – в прорыве сильно укреплённой обороны немцев при выходе наших частей на государственную границу… Особо отличился майор Давидсон в боях по уничтожению восточно-прусской группировки немецко-фашистских войск и уничтожению группировки войск противника на Земландском полуострове. В период подготовки к этим боям он на основе личного изучения обороны врага разрабатывал план артнаступления, умело организовывал взаимодействие артиллерии с пехотой, проводил контроль подготовки операции. Постоянно находясь на передовых наблюдательных пунктах, подвергаясь воздействию огня противника, майор Давидсон личным примером воодушевлял артиллеристов корпуса на проведение наступления и преследование противника».

И получилось так, что по итогам этой масштабной операции Михаил Израилевич был награждён… дважды. Согласно приказу Военного совета 5-й армии, ему вручили орден Отечественной войны I степени, а Военный совет 3-го Белорусского фронта от имени Верховного Совета СССР издал приказ о награждении его орденом Кутузова III степени. Но с вручением произошла задержка, награждённый даже не ведал о нём, и орден нашёл хозяина… после его смерти, передан наследникам уже в нынешнем веке.

«И на дальнем пограничье свой закончили поход»

Между тем после ликвидации немецких войск в Восточной Пруссии 5-я армия была выведена в резерв Ставки Верховного главнокомандующего и после непродолжительного отдыха была переброшена далеко на восток – в состав 1-го Дальневосточного фронта против войск Японии, союзника Германии, в Приморский край. В августе – сентябре 1945 года армия и 72-й корпус участвовали в Харбино-Гиринской операции на территории Маньчжурии. Представление Михаила Израилевича к ордену Александра Невского:

«При подготовке операции прорыва укреплений пограничной полосы японцев начальник штаба артиллерии корпуса подполковник Давидсон правильно оценил противника и представил командованию нужные данные для принятия решения. Умело провёл планирование артнаступления. Чётко и рационально спланировал работу всей артиллерии в полосе наступления корпуса, что дало возможность наиболее эффективно использовать средства усиления в период артнаступления. Организовал действенный контроль работы артиллерии, своевременно исправляя недочёты. Добился того, что решение командующего было правильно понято частями и своевременно принято к исполнению. Наладил взаимодействие с пехотой, танками и авиацией, результатом чего был полный успех прорыва с минимальными потерями. При бое в глубине и преследовании противника правильно оценивал меняющуюся боевую ситуацию и, проявляя разумную инициативу, не дожидаясь указаний старших начальников, управлял боевыми действиями артчастей корпуса…

Командующий артиллерией 72-го стрелкового Ковенского Краснознамённого корпуса полковник Г. Чернета».

Так завершился ратный путь одной из легенд иркутской журналистики минувшего века. Безусловно, Михаил Израилевич Давидсон – её легенда. После Великой Отечественной войны он 17 лет проработал «начальником штаба», как когда-то говорили про ответственных секретарей редакций, главной газеты области. Через его руки проходили статьи и очерки начинающих и опытных авторов, и он всегда умел требовательно и в то же время тактично подсказать, как сделать их более содержательными и интересными. Не получив до войны высшее образование, он в 52 (!) года заочно окончил факультет журналистики Уральского государственного университета, а затем в течение пяти лет – в самый трудный период её становления – возглавлял кафедру журналистики Иркутского государственного университета.

И последнее. Ещё не остыли руины Великой Отечественной, как на киноэкраны нашей страны вышел фильм «Сын полка», кстати, о воинах-артиллеристах. Короткую рецензию в «Восточке» о нём написал Михаил Израилевич. Отметив целый ряд несомненных достоинств картины, в том числе снятые с большим мастерством пейзажи, он заметил: «Зато совсем неправдоподобны все эти павильонные блиндажи, окопы, огневые позиции и наблюдательные пункты. Не такие они были на войне». Конечно, такую строгую оценку в целом хорошему фильму мог дать только человек, прошедший через пекло войны.

Сотрудники «Восточно-Сибирской правды» – участники Великой Отечественной войны (в скобках – годы работы в редакции):

Вайнер Роман (1950–1980-е),

Говорин Иван (1960–1980-е),

Давидсон Михаил (1940–1960-е),

Даниленко Леонид (1950–1980-е),

Козловский Владимир (1940–1960-е),

Коненкин Георгий (1940–1960-е),

Лифшиц Леонид (1940–1970-е),

Луговской Иннокентий (1930-е),

Никонов Юрий (1960-е),

Огневский Леонид (1930-е),

Ступко Андрей (1950-1960-е),

Томский Василий (1920-е),

Урманов Игорь (1930-е),

Уткин Иосиф (1920-е),

Яковлева Елена (1950-1970-е).

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер