издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«И всё решил свинец…»

17 августа 2013 года в трёх километрах от Усть-Илимска неизвестные обстреляли «Мерседес» местного предпринимателя. Директор лесозаготовительной фирмы «Максвуд» Егор Бояркин погиб сразу. На водительской двери иномарки криминалисты обнаружили несколько пулевых отверстий. В салоне нашли три пули от автоматического оружия. Следователи пришли к выводу, что убийство носит заказной характер. За информацию, которая помогла бы пролить свет на совершённое преступление, было объявлено вознаграждение. 

Однако более трёх лет громкое уголовное дело числилось в «глухарях» – расследование пришлось приостановить за отсутствием подозреваемых. Лишь в декабре 2016-го оперативно-розыскные мероприятия дали наконец результат – предполагаемые заказчик преступления и киллер были установлены и арестованы. Ими оказались довольно известный в кругах предпринимателей Усть-Илимска 41-летний Андрей Буката, директор ООО «Аверс», и его приятель Константин Махнёв – стропальщик ООО «Илимпром», в прошлом участник боевых действий, вывезший из Чечни автоматическое оружие.

«Взялись за дело молодые ребята»

Начало этой истории, завершившейся заказным убийством, отыскалось, как ни странно, на самых верхах – на встрече тогдашнего президента России Дмитрия Медведева с главами муниципальных образований. Она проходила 6 апреля 2011 года в Москве. Мэру города Усть-Илимска Владимиру Ташкинову удалось тогда заинтересовать первое лицо государства своей «программой поддержки малого и среднего бизнеса». Мэр заявил, что власти северного города выделили деньги на переработку резины, бывшей в употреблении. «Взялись за это дело молодые ребята», – с воодушевлением пояснял Ташкинов. И пообещал президенту: «Тротуарной плиткой, изготовленной из старых автомобильных шин, которыми завалены кюветы, мы скоро застелим весь город. Оборудование уже пришло, начинает работать. Ребята образцы показали. Они обещали по оптовой цене нам отпускать эту плитку». Из стенограммы встречи видно, что Дмитрия Медведева инновационное предложение мэра Усть-Илимска несколько озадачило. «Я не понял, какую плитку вы на тротуар кладёте? Это продукт переработки? Она сертифицирована?» – «докапывался» глава государства.

Претворить в жизнь столь впечатлившую президента идею привести в порядок дворы, тротуары и спортивные площадки города за счёт переработки резинового мусора так и не удалось. Владельцами нового предприятия стали сын мэра Усть-Илимска Роман Ташкинов и тот самый Андрей Буката, который через несколько лет оказался на скамье подсудимых. Эти «молодые ребята», как их представил президенту Ташкинов-старший, действительно энергично «взялись за дело». Они в несколько этапов смонтировали и запустили линию по изготовлению резиновой крошки и дальнейшей её переработке в напольную плитку. Привели в порядок снятый в аренду гаражный бокс, превратив его в мини-завод, где поддерживалась необходимая для производства температура. Но, как рассказал в суде свидетель по уголовному делу Роман Ташкинов, новый бизнес не принёс ожидаемой прибыли. Оборудование часто ломалось, возникла задолженность по арендной плате.

Хозяин помещения Егор Бояркин требования погасить долг подкреплял не только обращением в Арбитражный суд Иркутской области, но и более радикальными способами. Он блокировал вход в здание, заваривал ворота, отключал электричество, ограничивая тем самым производственную деятельность. Хозяева «резинового бизнеса» пытались поначалу «убедить» партнёра с помощью «административного ресурса» – попросили мэра города «побеседовать» с арендатором о смягчении долговых обязательств. Но «переговоры» с крутым бизнесменом ни к чему хорошему не привели. Бояркин дал знать, что записал их на диктофон, чтобы оградить себя от давления. Чем всё это закончилось, известно – директор предприятия по производству плитки Андрей Буката решил убрать главное препятствие на пути к успеху с помощью киллера.

Тридцать сребреников в рассрочку

Справедливости ради надо сказать, что Буката в принципе не отказывался погашать долг. Он, например, добросовестно исполнил решение Арбитражного суда, обязавшего его выплатить 30 тысяч рублей просрочки. Но был категорически не согласен с «накрутками», считая, что арендатор завышает цену сверх меры.

Ликвидировать несговорчивого арендатора Андрей Буката предложил своему школьному товарищу Константину Махнёву. Он знал, что тот проходил военную службу в Чечне и участвовал в боевых действиях. Знал и о том, что одноклассник привёз из «горячей точки» и хранит дома огнестрельное оружие: Константин сам показывал ему ствол. Друзья встретились однажды вечером возле автозаправки, и бизнесмен предложил товарищу «заработать». Заказ на убийство был оценён в 300 тысяч рублей. Жена Махнёва говорила в суде, что семья тогда сильно нуждалась в средствах: супруги ожидали рождения третьего ребёнка.

На той встрече заказчик сообщил наёмнику всю необходимую для устранения неприятеля информацию: марку и цвет автомобиля, маршрут передвижения. Обсудили и план преступления. Каждое утро после планёрки Бояркин отправлялся на своём белом «Мерседесе» по грунтовой дороге к причалу на берегу залива Межница, где у него находилась база. Эта привычка, которой бизнесмен никогда не изменял, должна была стоить ему жизни. Преступный сговор сообщники скрепили деньгами – в счёт предоплаты за убийство Махнёв получил пять тысяч рублей. И честно их отработал. В августе 2013-го, дождавшись, когда заказчик уедет в санаторий, чтобы на него не пало подозрение, киллер обследовал ту самую грунтовую дорогу, которой предстояло стать последним путём намеченной жертвы. Удачную для стрельбы позицию нашёл быстро: в этом месте начинался подъём, и дорога поворачивала, заставляя водителей сбрасывать скорость до минимума.

В семь утра киллер занял намеченную боевую позицию и через час увидел мишень – медленно ползущую в гору белую иномарку. Стоя от неё в 50 метрах, он сделал три прицельных выстрела в переднюю дверь. «Мерседес» съехал на обочину и остановился. Стрелок немного подождал, убедился, что водитель не выходит, и ушёл через лес домой.

«Работа» была выполнена чисто, без свидетелей и явных следов. Судебно-медицинская экспертиза впоследствии показала, что Бояркин скончался на месте от пулевого сквозного ранения груди, проникающего в грудную и брюшную полости с повреждением диафрагмы, лёгкого, селезёнки, поджелудочной железы, почки и печени. Ранение вызвало, по выражению специалиста, острую кровопотерю и моментальную смерть. «Мерседес» в кювете первым увидел таксист, когда возвращался после выполнения заказа в город. Хотел помочь попавшему в ДТП водителю, но, открыв дверь машины, обнаружил за рулём мертвеца в крови.

Андрей Буката полностью рассчитался за грамотно выполненный заказ, но растянул оплату на долгий срок, выдавая гонорар за убийство малыми порциями. Лишь через месяц после преступления он приехал к стрелку на работу и привёз первый транш – 50 тысяч рублей. Оставшуюся сумму «вознаграждения» погашал подачками по 20–30 тысяч.

Охота на киллера

Раскрывать заказное убийство взялись сотрудники управления уголовного розыска ГУ МВД России по Иркутской области.

– Мы начали традиционно – с мотива преступления. Всем было известно, что погибший имел затяжной конфликт с арендатором из-за задолженности. Поэтому директор фирмы «Аверс» Буката сразу попал в разряд основных подозреваемых, – рассказывают оперативники отдела по раскрытию преступлений против личности.

Предприниматель, задумавший убийство, явно недооценил сыщиков. Он специально уехал на время исполнения заказа подальше – в санаторий в Белокуриху. Надеялся таким способом снять с себя подозрения. Но вышло всё с точностью до наоборот.

– Его неожиданный отъезд накануне преступления показался нам сомнительным совпадением. Когда Буката вернулся из отпуска, мы попросили его пройти проверку на полиграфе, и он самонадеянно согласился. Но детектор лжи показал, что испытуемый осведомлён об обстоятельствах, о которых в случае непричастности к преступлению знать никак не должен был, – говорят сотрудники уголовного розыска. – Так мы определились с кандидатурой возможного заказчика. Предстояло выстроить от него цепочку до киллера.

Однако, чтобы выйти на след стрелка, понадобилось более трёх лет. Всё это время продолжались оперативно-розыскные мероприятия. Сыщики скрупулёзно отрабатывали все связи попавшего под подозрение Букаты. Не прошли и мимо друга детства, служившего в Чечне.

От исследования на полиграфе Константин Махнёв категорически отказался – и оперативники сделали из этого предварительные выводы. Их подтвердило дистанционное тестирование на детекторе лжи (есть теперь и такая методика). Наконец, нашёлся свидетель, которому пьяный Буката как-то заявил: «Был один такой – и всё решил свинец». Молодой человек сразу связал эту фразу с убийством Бояркина, поскольку и до преступления слышал из тех же уст угрозу в адрес успешного бизнесмена, но не придал ей тогда значения. Этот свидетель был засекречен, по уголовному делу он проходил без фамилии – как некий Илья. Его и в суде допрашивали в условиях отсутствия визуального наблюдения – в специально оборудованной комнате, где установлен микрофон, меняющий голос.

Финал «резиновой истории»

После задержания Константин Махнёв не стал отпираться. Он сам рассказал, что привёз из Чечни автомат калибра 7,62 и купленные там боеприпасы, хранил всё это добро дома и показывал школьному другу. Когда Буката пожаловался на притеснения бизнесмена и обещал за его устранение 300 тысяч рублей, согласился на убийство сразу. «Очень хотел закончить ремонт дома» – так звучала на предварительном следствии и в суде причина, заставившая бывшего солдата, убивавшего на войне членов бандформирований, стать киллером в мирное время и стрелять за деньги в бизнесмена. Андрей Буката признал вину, только когда судебное следствие уже близилось к завершению и исход уголовного дела стал очевиден.

– Суд счёл преступления доказанными, – рассказывает государственный обвинитель Татьяна Желбанова, прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры. – Показания обвиняемых и свидетелей не противоречили объективным доказательствам, согласовались с результатами экспертиз, их дополняли протоколы следственных действий.

Правда, в ходе расследования преступления так и не удалось отыскать автомат, из которого застрелили предпринимателя. Но, по словам прокурора, это не могло поколебать выводы суда:

– Ведь преступление было раскрыто только через несколько лет. Органы предварительного следствия приняли исчерпывающие меры к поиску оружия, которое Махнёв спрятал в лесном массиве. База доказательств содержала следы выстрелов, а баллистическая экспертиза дала сведения о виде и калибре использованного оружия. Предъявленные стороной обвинения и исследованные в суде доказательства в совокупности признаны достаточными для вынесения обвинительного приговора.

Амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза признала, что подсудимые вменяемы и отдавали отчёт своим действиям. Но жена Махнёва настаивала на том, что супруг психически нездоров: не могли не сказаться, по её мнению, многолетняя военная служба, выполнение боевых задач, ранения. По этому поводу проводилась дополнительная экспертиза. Она подтвердила, что стрелок действительно был неоднократно ранен и контужен в боях, однако военным комиссариатом он признан годным к военной службе. Да и сам он утверждал, что психически здоров. Кстати, и Буката, как выяснилось в суде, проходил военную службу и получил ранение в ходе боевых действий. Это было учтено при назначении сроков. Смягчению наказаний способствовали также признание вины и раскаяние подсудимых, отсутствие в прошлом нарушений закона, наличие на иждивении детей. Вспомнили в суде также благодарности и грамоты Андрея Букаты за активное участие в общественной жизни города. В последнем слове, по рассказу гособвинителя, Буката просил у потерпевших прощения. Он говорил о том, что в судебных заседаниях узнал о человеке, которого лишил жизни, много хорошего и теперь сожалеет о произошедшем.

Андрей Буката приговорён Иркутским областным судом к 14, а Константин Махнёв – к 12 годам колонии строгого режима. Суд также на полтора года ограничил их в свободе после освобождения. Им придётся встать на учёт и отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции, не менять без разрешения место жительства. Приговор уже вступил в законную силу. Ни одна из сторон не стала его обжаловать.

К тому времени, когда был оглашён этот приговор, другие действующие лица «резиновой истории» уже отбывали наказания за собственные прегрешения. Бывший мэр Усть-Илимска Владимир Ташкинов, обещавший в своё время президенту страны застелить сибирский город плиткой из старых шин, получил 11 лет колонии строгого режима и 30 миллионов рублей штрафа за взятки в особо крупном размере. Его сын, совладелец безотходного предприятия по производству напольного покрытия, оштрафован Усть-Илимским городским судом на 100 тысяч рублей за получение мошенническим способом крупной суммы из городской казны. Ташкинов-младший попытался дважды оформить субсидию всё по той же программе поддержки среднего и малого бизнеса, которую так расхваливал его отец на встрече в верхах.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер