издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Попали в иркутскую историю

О том, как Ленин «построил» мост, а президент США – фонтан, гостиницы и дорогу на Байкал

Иркутск – город, в облик которого внесли свою лепту исторические личности мирового уровня. И речь не об архитекторах или строителях. Например, Глазковский мост построен на деньги, которые собирали для того, чтобы воздвигнуть памятник Ленину. А Байкальский тракт, фонтан в сквере Кирова и даже музей «Тальцы» появились в какой-то степени благодаря президенту США Дуайту Эйзенхауэру.

Великим личностям было легко оставить след в истории Иркутска. А всё потому, что у нас создан уникальный культурный слой. Хорошие идеи в нём быстро приживаются, разрастаются и приносят уникальные плоды.

Знаете ли вы, что Глазковский мост – самый большой памятник Ленину? О необходимости замены старого понтонного моста в Иркутске задумывались с 1906 года. Был даже создан проект, посчитан бюджет, но возведению помешали сначала первая мировая война, а потом революция. В 1924 году, после смерти Ильича, иркутяне открыли сбор денег на создание памятника вождю. Собрав достаточно крупную сумму, решили связаться с Надеждой Крупской, чтобы посоветоваться, какой памятник лучше создать. Написали письмо и получили ответ, в котором жена вождя сообщала, что Владимир Ильич никогда бы не одобрил такую бесполезную трату денег, поэтому горожанам следует пустить их на какую-нибудь нужду.

Узнав, что городу крайне необходим мост, Крупская распорядилась направить деньги именно на него. Поэтому Глазковский мост, известный также как Старый Ангарский, и считается памятником Ленину. Его строительство началось в 1931 году и закончилось в 1936-м. На въезде и съезде с моста планировалось поставить по две фигуры: рабочего и колхозника, партизана и пограничника. Но денег на это уже не хватило. А пьедесталы для них так и стоят по сей день.

Но не только Ленин, никогда не бывавший в Иркутске, отметился в его истории. Было ещё одно несостоявшееся событие, повлиявшее на внешний облик города. Эта история началась в Черемховском переулке, где сегодня стоит «голландский дом», в котором в годы гражданской войны располагалась военная миссия США. Именно здесь проходил службу молодой лейтенант морской пехоты, будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр, благодаря которому Иркутск получил фонтан, несколько гостиниц, дорогу на Байкал и даже… музей «Тальцы». Существует красивая легенда о романе Эйзенхауэра с медсестрой Иркутского военного госпиталя, куда он попал во время службы. Документальные подтверждения красивой истории найти не удалось, она основана лишь на воспоминаниях старожилов. Но чем ещё, кроме личных воспоминаний президента, можно объяснить тот факт, что именно Иркутск был избран местом встречи глав СССР и США, которую планировалось провести в 1961 году? Причём место было выбрано по инициативе США.

Однако встреча Эйзенхауэра и Хрущёва в Иркутске не состоялась из-за того, что в 1960 году под Свердловском был сбит американский самолёт-разведчик. Однако именно этот несостоявшийся визит запустил цепочку событий, которые в итоге очень повлияли на развитие города. Власти всех уровней в связи с запланированным визитом американского президента срочно озаботились вопросами благоустройства столицы Восточной Сибири. Первым подарком, который получили иркутяне, стал фонтан в сквере имени Кирова. Заметим, изначально его делали для Курска.

С фонтаном произошла интересная история. Создавший его скульптор был родом из Курска и мечтал, что работа будет установлена в его родном городе. Отдать фонтан Иркутску он не желал даже ради американского президента. Тогда иркутская делегация, которой было поручено любым способом добыть украшение для главной городской площади, решила пойти на хитрость.

Прямо из гостиничного номера одна из женщин позвонила в мастерскую скульптора, сообщив маэстро, что сейчас с ним будет разговаривать «министр тяжёлого машиностроения СССР». Старательно подделывая голос, лже-министр из Сибири приказал «в кратчайшие сроки» передать фонтан в Иркутск. В тот же день скульптор дал своё согласие.

Вопрос с жильём для высоких гостей решили достаточно просто. Обслуживающий персонал, помощников планировали разместить в гостинице «Сибирь», которая тогда была лучшей в городе. Гостиницу для прессы решили сделать из студенческого общежития на углу Сухэ-Батора и Горького (ныне гинекологическая клиника).

Для самого президента срочно освободили от жильцов дом № 3 по улице Карла Маркса. Он был построен по проекту архитектора Ефимова в 1936 году и считался одним из лучших в городе. Здание отремонтировали, сделали перепланировку, наполнили предметами роскоши. Например, были там туркменский ковёр размером 8 на 10 метров, львовская и рижская мебель, хрустальные люстры. Так появилась в городе гостинца, широко известная под названием «Ретро-1», в которой позже останавливались советские и иностранные лидеры. Бывали здесь Никита Хрущёв, Михаил Горбачёв, Борис Ельцин, Гельмут Коль и Фидель Кастро.

Стало очевидно, что главе США нужно показать Байкал. Дорога к нему представляла собой обычный просёлок. В срочном порядке мобилизовали дорожников, началось строительство Байкальского тракта.

Но и трактом дело не ограничилось. В самом центре города, около здания обкома партии, стояло два почерневших, обезглавленных храма – Спасский и Богоявленский. Украшением города они уже давно перестали служить. Было принято решение срочно снести оба. К счастью, решение так и не было выполнено. Против сноса выступила городская общественность.

В соответствующую инстанцию полетело письмо, в котором деятели искусства и науки говорили о культурной ценности храмов. Чтобы оценить ситуацию и принять решение о сносе, из Москвы в 1959 году в качестве эксперта была прислана архитектор Галина Оранская. Мало того что Оранская не подписала бумаги о сносе памятников, она добилась их реставрации.

Именно Оранская в 1966 году выбрала место на 47 километре Байкальского тракта, чтобы там разместить музей под открытым небом «Тальцы». Поводом для создания музея стала угроза исчезновения уникальных памятников – Спасской проезжей башни Илимского острога и Казанской привратной церкви того же острога. Шедевры деревянного зодчества попадали в зону затопления Усть-Илимского водохранилища и утрата их для области была более чем реальна.

В контексте

В истории Иркутска в качестве мецената косвенно сумел отметиться и нынешний президент США Дональд Трамп. Будучи ещё простым американским миллионером, он профинансировал съёмки фильма «На Дерибасовской хорошая погода», режиссёром которого был наш земляк Леонид Гайдай. А какие истории нам готовит будущее, можно только догадываться.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер