издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бессмертные мошенники

Забайкальский драмтеатр представил на суд иркутских зрителей комедию Мольера

Лето – замечательное время. На горизонте – отпуск, а высокие температуры воздуха призывают к водным процедурам. Но это общие размышления, а я – театрал, и для меня лето – это период, когда театры заканчивают очередной театральный сезон и отправляются на гастроли. А к нам в Иркутск приезжают не сборные микротеатральные коллективчики, часто далёкие от вершин сценического искусства, а профессиональные театры, которые свой гастрольный репертуар рассматривают как творческий отчёт перед новым и требовательным зрителем.

Свою гастрольную афишу Забайкальский краевой драматический театр составил сплошь из комедий. Их пять, и, может, таким репертуарным отбором театр хотел чуть-чуть отвести зрителя от сегодняшнего драматического бытия. Мы же из общего числа представленных спектаклей остановимся на комедии Мольера «Тартюф». Постановка классического произведения позволяет ответственно характеризовать потенциальные творческие возможности театра.

Прежде чем появиться на сцене, комедия Мольера преодолела многие трудности и препоны. По сути, сегодняшний сценический материал – это третий вариант пьесы, которую не допускали на сценические подмостки, потому что отрицательным героем был представитель церкви. Мольеру даже пригрозили отлучением от неё, если пьеса не будет переделана. И лишь третья редакция пьесы 1669 года под названием «Тартюф» с разрешения короля Людовика XIV обрела сценическое бессмертие.

«Тартюф» относится к лучшим мольеровским комедиям, в нём серьёзная нравственная проблематика решена с помощью убедительных персонажей. Это позволяет актёрам, что называется, «купаться» в возможностях сценических придумок. В пьесе множество комических ситуаций, прекрасные диалоги, что открывает широкие возможности для постановочных решений. Ну и основная тема комедии – господствующие мошенники, которые используют человеческое доверие и вершат беззаконие, – разве это не сегодняшний день, разве это не повод для серьёзного театрального разговора со зрителем?

Следует отметить, что режиссёр-постановщик «Тартюфа» Николай Гадомский счастливо избежал возможных преувеличений и сценических домыслов, чем сегодня славятся многие постановщики классических произведений. Если не считать активно и многократно используемого Павлина, которого у Мольера в оригинале нет, но который достаточно логично подчёркивает и дополняет сюжетные коллизии спектакля. Режиссёр концентрирует основное внимание актёрских решений и сценическое обращение к зрителям именно на главной теме и задачах драматурга – противоборстве безграничной доверчивости и многоликого (в том числе и религиозного) лицемерия. И в этом смысле комедия структурно уникальна: в ней практически все действующие лица (за малым исключением) точно знают биографию, характер и злодейскую сущность Тартюфа и стремятся с ним бороться, но только в конце спектакля после тяжких поступков лицемера и вмешательства властей Тартюфу грозят разоблачение и арест. Однако в спектакле он бежит и растворяется в окружающем его обществе, чтобы вновь, надев маску лжеца и лицемера, искать очередных жертв.

Такая откровенная поляризация действующих лиц требует от режиссёра и актёров проявления всего творческого потенциала, чтобы, с одной стороны, создать яркие образные индивидуальности, а с другой – на протяжении всего спектакля, вплоть до развязки, сохранять интригу и заинтересованность зрителя. И это Забайкальскому театру во многом удаётся. Безусловно, апофеозом удивительной доверчивости в спектакле является Оргон. Заслуженный деятель искусств Забайкальского края Алексей Тебеньков рисует Оргона как человека, который может легко довериться другому, если на нём религиозная сутана и маска талантливого лицемера. Оргон Тебенькова – плоть от плоти сегодняшних пожилых людей, которых с лёгкостью обманывают современные Тартюфы. Тартюф в исполнении заслуженного артиста России Алексея Заинчковского, пользуясь доверием Оргона, не особенно стремится скрывать свои криминальные наклонности, актёрская палитра внешне ограничена, чтобы подчеркнуть патологическую сущность Тартюфа.

Практически все образы героев комедии решены в едином сценическом ключе, и только Клеант представлен заслуженным деятелем искусств Забайкальского края Алексеем Карташовым в стиле подчёркнутого гротеска и оттого, конечно, выделяется и даже более смешон.

Несомненно, всяческой похвалы заслуживает артистка Юлия Просянникова в роли Дорины, горничной дочери Оргона Марианы. Вот у кого прекрасная внешность, бурный актёрский темперамент, ясное творческое понимание сущности героини, умение быть яркой, убедительной, необходимой и ожидаемой во всех эпизодах комедии, что позволяет нам считать актёрскую работу Просянниковой одной из лучших в постановке комедии Мольера.

Играть классику – ответственная для театра задача, но, если в труппе есть понимание этой ответственности, есть актёрский ансамбль, чувствующий тему, сюжет и получающий удовольствие от работы, умеющий вовлечь зрительный зал и не отпускать его до финального эпизода, с таким театром можно радоваться встрече. И мы рады спектаклю Забайкальского краевого драматического театра в Иркутске.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер