издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дело прекратить не удалось

Суд вынес приговор по делу о резонансном ДТП на плотине ГЭС в Иркутске

  • Автор: Мария Смычкова

Виновнику резонансного ДТП, произошедшего 10 декабря на плотине ГЭС в Иркутске и повлекшего смерть двух человек, на прошлой неделе вынесли приговор. 20-летний Станислав Дзирквадзе будет отбывать наказание в колонии-поселении 3 года 10 месяцев. Ему запрещено также вождение любого вида транспорта.

Семья против

Внимание прессы было приковано к расследованию этого происшествия с самого начала. Напомним, ДТП произошло 10 декабря 2017 года на плотине ГЭС. Виновник происшествия управлял автомобилем Porsche, который, выехав на полосу встречного движения, врезался в переднюю часть правого крыла «Нивы». В результате аварии погибли два человека, ещё один получил серьёзные травмы.

Водителя Porsche – жителя Саянска, скрывшегося с места аварии, – задержали спустя сутки. Выяснилось, что молодой человек не был пристёгнут ремнём, превысил скорость и был в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Как оказалось, его водительский стаж составлял лишь месяц, в то время как история административных правонарушений превышала год. В 2016 году в Саянске парня уже задерживали за езду в нетрезвом состоянии.

С начала рассмотрения дела семья Дзирквадзе была настроена категорически против присутствия СМИ в зале суда. От слушания к слушанию журналистам приходилось получать в свой адрес выкрики и обвинения в лживости представляемой прессой информации. А 19 июня эти настроения стали ещё более грозными.

Обвиняемый на последнем заседании даже ходатайствовал перед судом с просьбой удалить СМИ из зала. Его поддержали и пострадавшие. Но суд отказал объединившимся против журналистов сторонам.

Признал вину и раскаялся

Октябрьский районный суд Иркутска начал рассматривать дело 28 мая. Изначально было возбуждено уголовное дело по части 5 ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, совершённое лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Однако после проведённых судебных экспертиз, в ходе которых в крови обвиняемого обнаружились алкоголь и наркотические вещества, обвинение было изменено. Максимальное наказание по части 6 ст. 264 УК – лишение свободы сроком на девять лет.

Ещё в декабре 2017 года Станислав Дзирквадзе был взят под стражу. На слушании дела 6 июня он просил суд избрать мерой пресечения домашний арест, объясняя это желанием провести время со своим двухмесячным ребёнком. Тогда виновник ДТП признал свою вину и раскаялся. Обвинение же настаивало на заключении под стражей. И суд поддержал прокурора, продлив арест до 28 ноября 2018 года.

Выплачено 2 млн 631 тыс. 250 рублей

Станиславу Дзирквадзе в СИЗО ждать ноября не пришлось. По желанию обвиняемого дело было решено рассматривать в особом порядке. Он предполагает отсутствие в судебных заседаниях исследования и оценки доказательств, признанных обвиняемым. Через две недели – 20 июня – Дзирквадзе был оглашён приговор.

Накануне, 19 июня, в начале заседания адвокат Дзирквадзе обратился к суду с ходатайством о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон. Он объяснял такое предложение выплатой денежных средств пострадавшим. Было представлено десять расписок о возмещении морального и материального вреда, включая оплату похорон. Выплаты производились с января по июнь 2018 года.

В ходе заседания стало известно: вдове одного из погибших, Ирине Шурыгиной, после смерти мужа в одиночку воспитывающей маленького ребёнка, было выплачено 437 тыс. рублей, отцу – 774 тыс. 250 рублей. Брат погибшего Глушака получил 820 тыс. рублей. Алексею Тайшихину, который в ДТП на плотине получил тяжёлую черепно-мозговую травму в форме сотрясения головного мозга с ушибами мягких тканей головы, тупую травму грудной клетки с переломом рёбер, тупую травму поясничного отдела и утратил трудоспособность не менее чем на одну треть, обвиняемый выплатил 600 тыс. рублей, включая затраты на лечение. «Сейчас он уже идёт на поправку»,– сообщила его жена. В общей сумме пострадавшие получили 2 млн 631тыс. 250 рублей.

Пострадавшие поддержали ходатайство о прекращении уголовного дела, объясняя это нежеланием калечить жизнь 20-летнему парню (на момент совершения преступления ему было 19 лет), у которого есть маленький ребёнок. Николай Глушак прокомментировал своё мнение так: «Я не встречал человека, который вышел бы из тюрьмы и стал добросовестным гражданином».

– Ваша честь, очень сложно остаться одной с маленьким ребёнком на руках, – заявила Ирина Шурыгина. – Я поддерживаю закрытие дела. Не знаю, изменится ли Станислав Дзирквадзе, если он будет сидеть. Но, сколько я присутствовала на судебных заседаниях, Стас ни разу не извинился. А я просто хочу, чтобы он понял свою вину. Я его прощаю.

Но прокурор выступил против заявленного ходатайства, обосновав это рядом причин. Гособвинитель напомнил, что обвиняемый находился в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Кроме того, он ранее был замечен в нарушении правил дорожного движения, что создавало опасность для окружающих. Прокурор также отметил, что преступление отнесено к средней тяжести, доказано полное наличие вины Дзирквадзе. А прекращение дела – это не обязанность суда, а его право. На что адвокат заметил, что было «только наркотическое [опьянение] и лишнего добавлять не надо».

Суду были представлены характеристики Дзирквадзе с места жительства, с места работы и из школы. Соседи по дому и работодатель отзывались об обвиняемом как о дружелюбном и вежливом парне, который всегда готов прийти на помощь и выполняет порученные задания на совесть. В школе его знания были на среднем уровне, особой тяги к обучению не проявлял, был импульсивен, но умел делать выводы из ошибок, говорилось в характеристике. У Дзирквадзе есть первый юношеский разряд по греко-римской борьбе. Характеристики приобщены к делу.

Адвокат ходатайствовал о допросе Виктора Шурыгина, отца одного из погибших, и Кемала Дзирквадзе, отца подсудимого. Виктор Шурыгин не является официальным потерпевшим, но он лично просил о материальной помощи для организации похорон и выплате компенсации за моральный вред. Дзирквадзе-старший не отказал в этой просьбе, так как понимает чувства отца, потерявшего своего сына. Поэтому он выплатил дополнительно 74 тыс. 250 рублей на похороны и 700 тыс. в виде компенсации за моральный вред. Кемал Дзирквадзе также рассказал, что, чтобы помочь пострадавшим семьям, ему пришлось продать квартиру, которую он подарил сыну и его жене с ребёнком, а также занять денег у друзей и знакомых.

С учётом обстоятельств

Прокурор выступил с заявлением о назначении меры наказания в виде лишения свободы сроком на 3 года 11 месяцев в колонии-поселении с запретом вождения любого транспортного средства. Гособвинитель обратил внимание, что Дзирквадзе полностью признал вину, помогал следствию, преступление имеет среднюю степень тяжести и совершено по неосторожности, подсудимый воспитывает маленького ребёнка. К делу было приобщено медицинское заключение, из которого следует, что обвиняемый на учёте у психиатра и нарколога не состоит, но является хронически неустойчивой личностью. При этом травма головы, полученная при ДТП, никак не сказывается на здоровье, он может полностью отвечать за свои поступки.

Потерпевшие настаивали на смягчении наказания и просили не лишать Дзирквадзе свободы из-за наличия ребёнка и времени, уже проведённого в СИЗО. А сам подсудимый заявил, что тюрьма может сделать только хуже, он же желает получить высшее образование и быть хорошим отцом. Суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, который был оглашён на следующий день. Станиславу Дзирквадзе назначили наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 10 месяцев в колонии-поселении с запретом вождения любого вида транспорта.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер