издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жизнь под оголённым проводом

90-летний пенсионер из Иркутска отсудил у РЖД 1,5 миллиона рублей

Дом Владимира Болотнова на станции Батарейная сгорел почти два года назад. В середине октября старики оказались на улице. Супругу, Екатерину Фёдоровну, Владимир Степанович определил к родственникам. Сам до заморозков жил среди обугленных стен своего жилища. Потом купил металлический вагончик и обитал в нём. Как ни старался сохранить пенсионер имущество, мародёры вынесли из усадьбы всё, что можно было продать: мотоциклы, запчасти, станки, кастрюли, ложки и вилки. После пожара Болотнова целый день продержали в полицейском участке – у дверей кабинета пенсионер ждал, когда его вызовет следователь. В это время из его усадьбы воры на грузовике несколькими рейсами вывозили скарб, который хозяин наживал всю жизнь. Соседи видели людей, которые методично собирали и грузили технику, инструменты, вещи. По дороге они оставили следы: на ходу из плотно гружёного кузова выпали отрезы ткани и одежда. То, что преступники не смогли вывезти, испортили. Разбили телевизоры, вырвали начинку у холодильников, перевернули кровати и затоптали подушки и одеяла.

Около 50 лет супруги прожили в доме на улице Светлой на станции Батарейная. Жизнь, которую хозяева налаживали десятилетиями, разрушилась за считанные часы. Владимир Степанович и Екатерина Фёдоровна сели обедать. Хозяйка почувствовала запах дыма и попросила мужа посмотреть, что происходит на улице.

«Я вышел на улицу. За забором дым стоял до неба. Горел электрический кабель. Я взял длинный деревянный шест с металлическим крючком на конце и этой палкой оторвал кабель. Он упал, но ещё продолжал гореть, – вспоминает хозяин дома. – Потом я кинулся в дом – за бабушкой. Кричу ей: «Горим, собирайся!» Выйти через двери мы уже не смогли. Только открыли – оттуда огненное пламя.

В доме у нас было девять окон. В дальней комнатке я выставил окно, через него вышел сам и вытащил бабушку, отвёл её в безопасное место, сам позвонил внучке, она вызвала пожарных. Бригада приехала быстро, но тушить мою усадьбу не торопились. Наблюдали за пожаром. Сидели, курили в сторонке. Я к ним: «Воды у вас, что ли, нет? Почему не тушите?» Они говорят: «Вода есть, но у нас инструкция, мы обязаны выжечь строение». Так никто с места и не сдвинулся. Вместе с пожарными мы смотрели, как горит нажитое за всю жизнь добро».

Как записано в протоколе экспертов, пожар продолжался девять часов: с 14.18 до 23.12. За это время огонь полностью уничтожил крышу, повредил перекрытия и стены. Куда Владимир Степанович ни обращался, так и не получил ответ на вопрос, почему пожарные не стали тушить возгорание, а позволили огню хозяйничать у себя на глазах. Другой вопрос, которым безуспешно задаётся Владимир Болотнов: для чего его целый день, голодного, держали в полиции после пожара? Несколько раз пенсионер порывался уйти, но его не выпускали из отдела полиции. В это время среди бела дня воры спокойно грабили его дом. Трижды старик обращался в полицию, в ответ – тишина.

Екатерина Фёдоровна тяжело пережила то, что произошло с её домом. До пожара она вполне справлялась с хозяйством: топила баню, готовила, убирала, ухаживала за огородом. После пожара пожилая женщина заболела и слегла. До сих пор она не смогла восстановиться и встать с постели.

Владимир Степанович не смирился с навалившимися бедами. Ухаживает за супругой и пытается поставить её на ноги. Сам разыскал мародёров и передал полиции адреса и номера телефонов преступников. В марте нынешнего года состоялся суд, правда, к ответственности был привлечён только один из подельников. Но это уже другая история.

Через месяц после пожара межведомственная комиссия признала жилище Болотновых непригодным для проживания. По заключению экспертизы, чтобы восстановить дом площадью 62 квадрата, потребуется более 1,4 миллиона рублей. Владимир Степанович сделал собственные расчёты. Он подсчитал, что можно уложиться в половину суммы – в 700–800 тысяч рублей. Он решил, что некоторые конструкции и материалы можно применить второй раз или взять дешевле того, что указано в смете. А в строительстве Болотнов разбирается: выйдя на пенсию, даже подрабатывал столярничеством.

Со своими расчётами он отправился к руководству Восточно-Сибирской железной дороги. Туда «вели все дороги». Во-первых, железной дороге принадлежит электрическая сеть, от которой произошло возгорание. Это кажется удивительным, но линия электропередачи, которую обслуживает одна из богатейших компаний страны, рядом с домом Болотновых закреплена за ветки дерева. Такой креативный способ сэкономить на опорах придумали электрики. Сразу после пожара мы побывали у злополучной развилки и видели, как это выглядит. Кстати, в 2011 году в этом месте уже был пожар из-за прохудившейся опоры, Владимир Степанович обращался тогда в транспортную прокуратуру.

Во-вторых, больше 20 лет Владимир Степанович проработал на железной дороге. Подростком в ноябре 1943 года он пошёл трудиться весовщиком на станции Наушки. Туда приходили боеприпасы, продукты, инструменты, вещи для Советской Армии, дислоцированной в Монголии. После службы в армии парень вернулся на железную дорогу. Закончил работу в отрасли он в должности начальника станции. Общий трудовой стаж Владимира Болотнова составляет 50 лет.

От руководства ВСЖД пришёл обстоятельный ответ. Болотнову сообщили, что его обращение рассматривала комиссия. Её члены пришли к выводу, что помощь погорельцу не полагается. Поскольку материальную поддержку организация может оказать только неработающим пенсионерам. В документе говорится о том, что Болотнов к этой категории не относится, поскольку уволился с должности начальника станции железной дороги в 1970 году по собственному желанию. Вот такая маленькая месть спустя полвека.

«Помогли бы мне тогда. Не надо даже денег. Выделили бы материалы, отправили бригаду. Сделали бы мне крышу, дверь, окошки. Мы с бабушкой вернулись бы в наш дом, стали жить. И суда бы никакого не было», – рассуждает старик.

Семья обратилась в суд. Шестого марта нынешнего года было вынесено решение, по которому ОАО «РЖД» обязано выплатить собственнице дома, Екатерине Болотновой, около 1,5 миллиона рублей. Из этой суммы более 1,4 миллиона рублей – материальный ущерб от пожара, 30 тысяч рублей – моральный вред, 15 тысяч рублей – государственная пошлина. Суд установил, что именно сотрудники филиала ОАО «РЖД» были обязаны следить за состоянием электросетей.

Ту же картину, что после пожара увидели журналисты, отметили в своём заключении эксперты. «Целостность провода питающей линии в районе участка нарушена, линия проходит закреплённой на дереве. Данные нарушения могли способствовать возникновению аварийного режима работы электросети», – говорится в документе. В судебных документах упоминается также о том, что на земле под оголённым проводом, который крепился за кору дерева, были свалены куски шпал и сухой мусор. Что явилось горючим материалом для образования пожара.

С усердием, которое вполне можно было потратить на приведение в порядок железнодорожного хозяйства, представители РЖД в суде принялись доказывать, что Болотновы сами виноваты в своей беде. Кроме того, ответчикам не давало покоя то, что на просьбу о помощи откликнулся мэр Иркутска Дмитрий Бердников. По его поручению на участке рядом с пепелищем построили небольшой деревянный дом. По мнению представителя РЖД, ущерб, причинённый пожаром, Болотновым был полностью компенсирован. Пресекая «источники неосновательного обогащения», ответчики просили суд отказать в возмещении ущерба.

Решение районного суда юристы РЖД опротестовали в областном. Однако областная коллегия судей оставила первоначальный вердикт без изменения. Решение вступило в законную силу.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер