издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не стерпел нецензурную брань

Иркутский областной суд приговорил убийцу калеки к 15 годам строгого режима

Причиной для убийства инвалида, который потерял обе ноги, попав шесть лет назад под поезд, стала, как уверял виновный, «нецензурная брань» жертвы. Ну не мог он стерпеть оскорбление, нанесённое в столь грубой форме.

Трагедия произошла на участке Куряты Нижнеудинского района. В населённом пункте проживает всего-то около пяти сотен человек, все друг друга знают. Когда в ноябре прошлого года сожительница инвалида отправилась на несколько дней в райцентр, приглядывать за беспомощным супругом она попросила одного из соседей – безработного Сергея Софина. Выбор не самый удачный, если учесть, что «помощник» состоял на учёте у нарколога с зависимостью от алкоголя. Но с ролью сиделки тот несколько дней худо-бедно справлялся, пока однажды ночью между хозяином и гостем не случилась словесная перепалка при распитии спиртного. «Он обругал меня матом», – возмущался на допросе подследственный. После чего, по его словам, «завязалась борьба». Понятно, что у хозяина, с трудом передвигавшегося на костылях, не было ни малейшего шанса победить в этом поединке здорового 44-летнего «помощника». Когда безногий упал на пол, Софин взял деревяшку, которая в списке вещественных доказательств значится как «подпорка», и трижды ударил ею «опекаемого» по голове. Деревяшка переломилась. Теменная, височная и затылочная кости черепа – тоже. Как показала позднее судмедэкспертиза, смерть потерпевшего наступила тут же – от кровоизлияний и отёка головного мозга. «Помощник», наказав своего подопечного за плохое поведение, уложил его на диван и сам лёг отдохнуть – ночь выдалась тяжёлая.

А поутру, проснувшись, Софин обнаружил на диване мёртвого хозяина. «Я накрыл его одеялом и ушёл к знакомому», – рассказывал он на предварительном следствии. Днём труп в доме обнаружила соседка, заглянувшая проверить, как там мужики справляются с хозяйством, не надо ли чем помочь.

«В ходе предварительного следствия Софин признавал свою вину на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, – рассказывает старший прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры Александр Шкинёв. – Однако в суде он от своих показаний отказался. Заявил, что был пьян, когда давал их. Уверял, что никаких ударов инвалиду не наносил, тот якобы сам ударился, упав с дивана». По словам прокурора, новая версия событий не выдерживала критики. Есть видеозапись проверки показаний на месте: на ролике совершенно трезвый Софин демонстрирует с помощью манекена, как в тот роковой день бил палкой по голове человека, которому было непросто удержать равновесие даже сидя. Кроме того, признания подследственного подтверждаются совокупностью вещественных доказательств, свидетельскими показаниями. «Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смертельная травма никак не могла сформироваться при падении с дивана, она причинена не менее чем трёхкратным воздействием тупого твёрдого предмета, – добавляет Александр Шкинёв. – Суд опроверг версию о непричастности Софина к убийству. И согласился с мнением стороны обвинения, что о прямом умысле на причинение смерти свидетельствуют множественность, тяжесть и локализация повреждений. Подсудимый с силой наносил удары по голове человеку, заведомо зная о его беспомощном состоянии и пользуясь этим».

Смягчающими наказание обстоятельствами суд счёл не только признание Софиным вины в ходе следствия, но и провоцирующее поведение потерпевшего. «Он действительно в состоянии опьянения сильно высказывался нецензурными словами», – подтверждали свидетели. После 15 лет, проведённых в колонии строгого режима, «поборнику чистоты русского языка» придётся отбывать ещё дополнительное наказание в виде ограничения свободы – в течение года жить под надзором специализированного органа.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер