издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Николай Кулик: «От нас зависит, будут ли доверять суду как главному защитнику прав любого человека»

Сегодня вряд ли кто усомнится: эффективность и независимость третьей власти немыслимы без существования главного органа судейского сообщества – Совета судей России. К слову, организация существует более четверти века, определяя вектор развития отечественного правосудия. И все эти годы неизменным членом Совета судей России остаётся Николай Кулик – заслуженный юрист РФ, имеющий за плечами 40 лет судейского стажа в Братске, Усть-Илимске, Иркутске и опыт руководителя органов юстиции Приангарья. Именно ему выпало в самые тяжёлые годы, на переломе века, возглавлять судейское сообщество региона. О том, какой путь пройден за это время, и о задачах, которые предстоит решать в ближайшем будущем, Николай Кулик рассказал Людмиле Бегагоиной.

 

– Совет судей создавался с целью содействия судебной реформе, которая тогда только начиналась. А конец-то у этой реформы предвидится? Или она бессмертна?

– Если говорить о радикальной ломке старой судебной системы, то она была завершена уже к 2000 году. Выступая на V Всероссийском съезде судей, который как раз в том году состоялся, президент Владимир Путин сказал, что сама концепция судебной реформы реализована, созданы новые базовые параметры. Теперь надо совершенствовать систему, а это процесс действительно бесконечный.

– Если коротко, чего удалось за прошедшие годы достичь благодаря усилиям Совета судей?

– Прежде чем о достижениях говорить, надо вспомнить, каким было в 1990-х положение судебной системы. Желающих занять судейские должности в то время практически не наблюдалось: зарплата низкая, работа тяжёлая, перегрузки, плохие условия труда, ветхие здания. Но судьи уже тогда осознали, что успех реформы находится в их собственных руках, от их активной позиции зависит, состоится ли в России независимая судебная власть. Задачами, поставленными перед Советом судей, стали прежде всего сохранение целостности федеральной судебной системы, отделение судебной власти от исполнительной. Для этого требовалось передать функции по организационному, ресурсному и кадровому обеспечению судов Судебному департаменту – органу, полностью подотчётному судейскому сообществу. Министерство юстиции, которое было частью другой ветви государственной власти и руководствовалось её интересами, без восторга восприняло инициативу Совета судей о создании собственного ведомства, которое будет влиять на формирование бюджета судебной системы и контролировать его.

Но надо сказать, что в Иркутской области этот процесс проходил всё-таки менее болезненно, чем в других регионах. Я сам возглавлял до 1999 года областное управление юстиции. И мы загодя вели подготовку к старту нового ведомства, прекрасно понимая, что оно должно быть создано, несмотря на то что у этой идеи было много противников. Иркутская область, наверное, была единственной в стране, где не пришлось судиться из-за передачи имущества вновь созданному департаменту. А в некоторых регионах доходило до того, что деятельность судов была парализована, не назначались дела к рассмотрению, были переполнены следственные изоляторы.

Сейчас мы уже начали забывать те годы, когда ручки и карандаши в судах не на что было купить. Но было такое, было. И совету постоянно приходилось держать на контроле вопросы финансирования, материального обеспечения судебной системы, вникать во все проблемы детально. Кроме того, шло активное обсуждение новых законов – Уголовно-процессуального и Гражданского процессуального кодексов в том числе. Организацией этого обсуждения тоже занимался Совет судей. В Иркутске проводился большой семинар по новому УПК, приезжали его разработчики. Вообще, Совет судей очень быстро превратился из почётно-номинального органа в постоянно действующий центр. С того времени и до сегодняшнего дня он является рабочим органом судейского сообщества, где не реже одного раза в месяц рассматриваются самые различные вопросы – по улучшению деятельности как судебной системы региона в целом, так и отдельных судов и судей. Совершенствование законодательства, судебная практика, организационное, ресурсное и кадровое обеспечение судов, правовое и социальное положение судей – всё это можно увидеть в повестках заседаний совета. Для большей эффективности были созданы комиссии, которые сначала изучают и обсуждают самые горячие проблемы обеспечения судебной деятельности, затем готовят предложения для рассмотрения на Совете судей. К примеру, в прошлом году комиссией по вопросам статуса судей и правового положения работников аппаратов судов серьёзно изучался вопрос об отнесении должностей мировых судей к государственным должностям Российской Федерации, включении их в сводный перечень таких должностей. Эта проблема давно назрела. А финансовой комиссией совета был проведён выездной осмотр 22 судебных участков Свердловского, Ленинского, Октябрьского и Куйбышевского районов Иркутска с целью проверки их материально-технического обеспечения.

– По положению об органах судейского сообщества задачами Совета судей являются не только содействие в совершенствовании судебной системы и участие в организационном, кадровом и ресурсном обеспечении судебной деятельности. Одним из пунктов значится утверждение авторитета судебной власти. А он напрямую зависит от качества судейского корпуса. Как вы его оцениваете?

– Высоко оцениваю. Система отбора на должность судьи очень жёсткая, а требования к знаниям, опыту, моральным качествам претендента очень серьёзные. Заранее прогнозируется предрасположенность кандидата к нарушениям требований профессиональной этики, изучаются его родственные связи, чтобы исключить конфликт интересов в будущем. В связи с тем, что сегодня к кандидату на должность судьи предъявляются очень высокие требования, существует некий кадровый дефицит.

– С чем это связано, по-вашему? Неужели высокий статус, защищённость, достойная зарплата уже не так привлекают в профессию, как раньше?

– Работа судьи связана с огромной ответственностью и очень большой нагрузкой. Не каждый может выдержать такое напряжение. Поток обращений в суды вырос в разы, ведь многие вопросы, которые раньше рассматривались исполнительными и законодательными органами, отнесены теперь к компетенции третьей власти. Проблема чрезмерной нагрузки отмечается на каждом Всероссийском съезде судей, о ней, как правило, говорит в своих выступлениях президент, она актуальна для всей страны. Но в Иркутской области положение особенно сложное: у нас судья рассматривает в среднем 3,4 дела в месяц, а по России этот показатель 2,5. При этом требования к отправлению правосудия постоянно растут. Вот вы спросили о качестве судейского корпуса. Я считаю, даже просто статистические данные свидетельствуют о высоком профессионализме членов нашего сообщества. Ведь у нас при таком значительном превышении нагрузки стабильность приговоров после обжалования составляет 98,77%. Это очень высокий показатель. Для сравнения: по РФ он на два с половиной процента ниже, качество рассмотрения гражданских дел у нас тоже гораздо выше среднероссийского. Опустить планку мы не имеем права – каждое решение, как бы громко это ни звучало, действительно связано с чьей-то судьбой. И от нас зависит, будут ли доверять суду как главному защитнику прав любого человека. При этом хочется сознавать, что наш труд не только востребован, но и по достоинству оценён обществом.

– И что предпринимает Совет судей для повышения доверия суду?

– Проблема доверия общества судебной власти существовала, наверное, всегда. Вспомните Даля, собранные им в словаре пословицы и поговорки о суде – они все негативные.

– Да уж. Что-то типа «В суд пойдёшь – правды не найдёшь».

– Мы, конечно, понимаем, что судья, наделённый особыми полномочиями, должен быть примером объективности, неподкупности и безупречности в своих действиях и решениях. И высокие требования к судьям считаем справедливыми. В Совете судей очень активно работает комиссия по этике и реализации мероприятий противодействия коррупции, урегулированию конфликта интересов во внеслужебных отношениях и при исполнении судьями своих полномочий. Жалобы на нарушение судейской этики есть, но поступают они довольно редко и не всегда подтверждаются. В прошлом году рассмотрено пять таких жалоб, на каждую после серьёзной проверки дан мотивированный ответ.

 

Что же касается конфликта интересов, то судьи сами, как предписывает им Кодекс судейской этики, обращаются в комиссию, когда испытывают затруднения в конкретных ситуациях – при отправлении правосудия или в частной жизни. И уже комиссия решает, будет ли соответствовать требованиям профессиональной этики и статусу судьи тот или иной его поступок. Такие обращения стали обычной практикой. Но в целом я бы дал высокую оценку судейскому корпусу Иркутской области – как в профессиональном плане, так и в этическом. С большим уважением относился всегда к коллегам. Кроме того, авторитет судебной системы во многом зависит от нашей открытости, прозрачности, от наших взаимоотношений с представителями четвёртой власти. И у комиссии совета по связям с государственными органами, общественными организациями и средствами массовой информации тоже полно работы. Уже много лет проводится конкурс среди журналистов, освещающих деятельность органов правосудия, и среди сотрудников аппаратов судов, отвечающих за укрепление деловых контактов с прессой. Этот конкурс стал популярным.

– Федеральным законом перед органами судейского сообщества поставлена задача – защищать права и законные интересы членов самой организации. А от чего вас надо защищать? Думаю, читателей больше волнует, сможете ли вы обеспечить защиту наших интересов – граждан, обратившихся в суд.

– Но одно без другого не работает. Чтобы граждане поверили в справедливый суд, правосудие должно стать по-настоящему доступным. Я говорю о современных зданиях, где созданы необходимые условия для всех участников процесса, где нет недостатка в технических средствах. Об адекватной нагрузке судьи, от которой зависят качество решений и сроки их вынесения. Я, наверное, повторяюсь, но ведь по сей день исполнение 124 статьи Конституции, предписывающей обеспечить полное финансирование судебной системы, без чего невозможно добиться независимости судебной власти, оставляет желать лучшего. Да, за годы существования органов судейского сообщества произошло много перемен. Материальная база заметно улучшилась, внедрены автоматизированная система «Правосудие» и аудиопротоколирование, дистанционные процессы стали обычным делом. А сколько новоселий суды отпраздновали за это время! Вон Октябрьский районный суд Иркутска, где я был председателем, въехал в новое здание, равных которому по условиям нет нигде в стране. Однако нерешённых задач ещё достаточно, нам есть над чем работать. В вопросах организации деятельности судов и повышения доступности правосудия не может быть мелочей. Не говорю уже о социальном обеспечении судей, которое предусмотрено законом, – о предоставлении жилья, организации санаторно-курортного лечения и так далее.

– В прошлом году отмечалось 25-летие со дня проведения первого пленарного заседания Совета судей Российской Федерации. А вы единственный член сообщества, который побывал на всех Всероссийских съездах судей и избирался коллегами в Советы судей страны и региона всех созывов. Как вы отметили юбилей?

– С коллегами. После торжественного собрания мы высадили деревья на аллее возле здания Куйбышевского районного суда, где располагаются органы судейского сообщества региона. Да, мне действительно повезло: я не только видел своими глазами становление независимой третьей власти, но и сам участвовал в этих переменах, внёс свою лепту.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector