издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Начать сначала

В Законодательном Собрании обсудили Стратегию социально-экономического развития региона

Лев Толстой писал «Войну и мир» шесть лет. Правительству Иркутской области понадобилось три года, чтобы создать Стратегию социально-экономического развития региона до 2030 г. За это время документ изменился до такой степени, что многие депутаты Законодательного Собрания его просто не узнали. А некоторые и вообще увидели впервые на состоявшемся в региональном парламенте круглом столе. Обсуждение попросили начать с самого начала, то есть с подробной презентации. У правительства её не оказалось, но презентацию обещают подготовить к 19 марта.

История создания официального документа редко бывает настолько захватывающей. Напомним, что в виде закона стратегия была внесена в Законодательное Собрание в 2016-м. Депутаты приняли её только в первом чтении. Дальше дело не пошло. Поправок к тексту было так много, что правительство отказывалось учитывать их все. Депутаты настаивали на своём и методично «заворачивали» недоработанный, по их мнению, документ. Шли годы.

Потом у губернатора, кажется, сдали нервы. Ничем иным нельзя объяснить странный документ, поступивший на рассмотрение уже уходящего в историю парламентского созыва. 31 июля 2018 года глава региона внёс в ЗС законопроект, лишающий парламент права на участие в разработке региональной стратегии развития. Не найдя общий язык с 45 народными избранниками, губернатор Левченко решил, что проще будет обойтись без них. Но депутаты ожидаемо выступили против и отстояли своё право на участие в принятии документа. В итоге в декабре был внесён очередной вариант стратегии – уже с учётом большинства поправок и замечаний. Именно над этим вариантом идёт работа теперь.

– Мы все вместе заинтересованы в том, чтобы документ был как можно скорее доработан и принят, – отметила вице-спикер ЗС Ольга Носенко, открывая работу круглого стола. – Хотя мы рассматриваем стратегию без подробного плана мероприятий. А без него документ выглядит абстрактным. Мы три года работаем над стратегией. Потом столько же будем работать над планом. Но, на мой взгляд, это в корне неправильно. На основе конкретного плана с чёткими сроками и датами органам местного самоуправления предстоит выстроить свои стратегии развития муниципальных образований.

«Дайте хоть что-то посмотреть»

Заместитель министра экономического развития Владимир Гордеев признал, что проект очень изменился. Были скорректированы названия подразделов, формулировки целей и задач и даже значения целевых показателей. Однако оценить эти изменения участникам круглого стола не удалось. Каждому из них заранее был предоставлен весь документ объёмом в 270 страниц. Между тем состав депутатского корпуса сильно изменился, и народным избранникам было трудно понять, где заканчивается старый текст и начинаются поправки.

Даже председатель бюджетного комитета Наталья Дикусарова, активно работавшая в прошлом созыве, отметила: «У нас поправок такое количество, что это уже не та стратегия, которая была внесена в первом чтении. Я лично не знаю, какой вариант читать».

Александр Ведерников, получивший депутатский мандат в сентябре, поставил вопрос ребром.

– Где понятно изложенный материал? Если бы всё было хорошо, стратегия была бы принята уже и во втором чтении, и в третьем. В конце декабря внесены многостраничные поправки. Они содержательно очень дополнили документ. Конечно, хотелось бы в понятном виде, с визуализацией посмотреть, как же она изменилась, стала той, за которую надо просто голосовать единогласно. Пусть это будет даже начальная презентация с учётом поправок. Ну дайте хоть что-то посмотреть, мы же для этого и собрались. Чтобы это было не 270 страниц, а схематически изложенный материал, удобный для восприятия. Чтобы было понятно, о чём мы собираемся говорить.

Владимир Гордеев пообещал, что к 19 марта, когда стратегию представят на депутатских слушаниях, будет подготовлена подробная презентация.

Стратегия и пятилетний план: пересечений не найдено

Пока обсуждать пришлось то, что было, то есть выступления экспертов, которые прочитали все 270 станиц текста. И у них всё ещё остались неудобные для правительства вопросы.

– Как стратегия коррелируется с пятилетним планом развития региона? – поинтересовался руководитель Торгово-промышленной палаты Алексей Соболь. – И второе: соглашения с ФПГ (финансово-промышленными группами) находят какое-то отражение в стратегии?

Про пятилетний план правительство старается больше не говорить. Никогда. И так всем понятно, что это был просто мыльный пузырь, раздутый перед очередными выборами и уже лопнувший. Вот и на этот раз замминистра Гордеев сделал вид, что ему задали только один вопрос – про ФПГ. А соглашения с ФПГ заключаются только на год, поэтому их не учитывают при стратегическом планировании.

От лица науки и образования выступил ректор ИрНИТУ Михаил Корняков.

– Мы как раз недавно с Михаилом Викторовичем обсуждали инновации, – обрадовался заместитель председателя правительства Антон Логашов. – Он сейчас нам расскажет, что в этом направлении делается.

– Сейчас надо о другом рассказать, другая задача поставлена, – не принял подачу Корняков. И сразу сказал об ошибке, допущенной в стратегии: – Одной из мер в стратегии обозначено создание условий для вхождения региона в число субъектов, где функционируют образовательные учреждения категории «национальный исследовательский университет». Надо сказать, что с 2010 года в Иркутске имеется вуз, обладающий таким статусом, это ИрНИТУ. Соответственно, некорректно в стратегии указывать, что нам нужно туда входить. Мы уже там есть.

Другое дело, что это направление нужно поддерживать и предусмотреть много конкретных шагов для того, чтобы инновации и правда появились и остались в области. В 2017 году в ИрНИТУ был создан бизнес-акселератор, задача которого – формирование уже готовых технологий. Стратегическим развитием такой практики является вхождение Иркутской области в федеральный проект по созданию университетских центров технологического развития региона в рамках приоритетного проекта РФ «Вузы как центры создания инноваций». Иркутский политех вошёл в число 51 вуза страны, получившего такой статус.

– Проект «Байкальский инновационный хаб» получил поддержку области, и было бы логично это также отразить в стратегии, – отметил Михаил Корняков.

Антон Логашов, комментируя все выступления, заметил, что само существование Байкальского хаба – это заслуга правительства. «Если бы мы его не заложили в стратегию, мы бы его не реализовали, не финансировали», – заявил Логашов. Наверное, у правительства есть какая-то тайная стратегия, не известная широкой публике. Потому что официальная вообще не принята и никакой хаб в неё точно не заложен. А как можно реализовать и финансировать то, что ещё не принято?

Михаил Корняков считает, что в стратегии никак не отражается участие региона в национальных проектах в сфере науки и образования. Не проработан вопрос подготовки специалистов для цифровой экономики. Между тем соответствующая федеральная программа принята, и нужно бы в эту программу попасть. Ректор предложил выделить в особую категорию «студенческую молодёжь» и создать комплекс мер, стимулирующих ребят оставаться в родном регионе. А тех, кто уже уехал на учёбу в другие города и страны, звать обратно. Правда, для этого нужно выделять жилищные сертификаты, льготные ипотечные кредиты.

Наконец, недавно в Стратегии пространственного развития страны Иркутск был определён как один из возможных городов, в которых будут созданы научно-образовательные центры международного уровня. Это тоже не учтено, а надо бы.

«9 листов поправок против 30»

Исполнительный директор Ассоциации муниципальных образований Зоя Масловская отметила, что в целом стратегия, конечно, изменилась.

– Требованиям она уже отвечает, и у нас предложений и замечаний уже не 30 листов, как раньше, а всего 9.

Однако муниципалитеты не увидели, как будет решаться вопрос с привлечением на территории врачей и учителей. Ещё один важный вопрос – сокращение добычи угля. Непонятно, каким образом регион планирует развивать районы, ориентированные на угледобычу, и чем заменять разработку ряда других месторождений, продукция которых стала не нужна.

Пока шла разработка стратегии, в некоторых муниципалитетах вообще произошли кардинальные изменения.

– В Чунском районе, например, делается ставка на предприятие, которое испытывает кризис, – заметила Наталья Дикусарова. – Невозможно оставить Чунский район с этим предприятием и ещё с двумя-тремя направлениями. Жители просто на улице подходят и говорят: «У нас же есть месторождения, идёт геологоразведка, возможна добыча полезных ископаемых, развивается сельское хозяйство». Но стратегия ничего этого не учитывает. Я настаиваю, чтобы все мои поправки были внесены. Иначе я не готова поддерживать.

Юрий Шкуропат, руководитель регионального Союза строителей, проанализировал раздел, касающийся строительной отрасли:

– Мы говорим: «Строить, строить и строить». Но программа развития стройиндустрии не разработана. Если это не будет сделано, грош цена всем этим документам.

В министерстве строительства сразу пояснили, что конкретные меры будут прописаны не в стратегии, а в программах.

– Мы же понимаем, о чём говорит Юрий Александрович, – поддержала выступающего Ольга Носенко. – В стратегии обозначена цель – построить 1,4 миллиона квадратных метров жилья. Это значит, что надо собрать с населения 70 миллиардов рублей. Потому что это всё коммерческое. А строительный комплекс нужно развивать целиком. Пока цели, которые поставлены по возведению определённого количества метров жилья, конечно, ни о чём не говорят.

Но продолжать разговор в таком ключе – означало вернуться к исходной точке, примерно в 2016 год, и никогда не добраться до второго чтения. Поэтому слово предоставили декану Сибирско-американского факультета ИГУ Надежде Грошевой. Студенты САФ проанализировали стратегию и представили депутатам свои выводы.

– У меня две хорошие новости. Есть картинки – и их мало, – разрядила обстановку Надежда Грошева. – Никто не успеет устать.

Студентам бросились в глаза три вещи. Во-первых, при разработке стратегии не учтены лучшие мировые и федеральные практики. Мы предпочитаем идти своим путём, хотя можно было ехать на изобретённом до нас велосипеде.

Во-вторых, в области не учитывается такой показатель, как ИРЧП – индекс развития человеческого потенциала. Может быть, потому что он у нас ниже, чем в соседних регионах. Если у соседей показатель 1, то в Иркутской области – 0,75. Наконец, ребятам показалось, что при разработке и принятии стратегии не хватает прозрачности. Прозрачность подразумевает привлечение к работе широкого круга участников на всех этапах. А ведь молодёжь ещё не знает о попытке губернатора вообще исключить депутатов из процесса принятия документа.

Кстати, раньше в разработке такого важного документа, как стратегический план, всегда принимало участие научное сообщество, широкий ряд экспертов. На этот раз министерство экономического развития замкнуло всю работу на себя. Не удивительно, что документ всем миром дорабатывают уже три года. Ведь у любого министерства, даже самого лучшего, имеется ограниченный ресурс.

– Есть у нас такая чудесная штука – сайт «открытого правительства», – отметила в заключение Надежда Грошева. – Возмущённые студенты очень долго мне рассказывали, как они безуспешно пытались его проанализировать. Люди не понимают, что происходит, и это снижает их лояльность к власти в целом.

А ещё региону не хватает своего бренда. Это та тема, в обсуждении которой вообще могли бы участвовать все: власть, бизнес, общество. «Не буду предвосхищать события, – воодушевился, услышав это предложение, Антон Логашов. – Скажу только, что правительство над этим работает».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector