издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Поперёк экологии

Правительство Левченко строит индустриальный парк в Байкальске, не очистив площадку под него

  • Автор: Алексей Матвеев

Никаких заводов на одном берегу Байкала, зато на другом – целый индустриальный парк. Примерно так правительство Иркутской области заботится о сохранении экосистемы озера, которое является объектом всемирного природного наследия. Ликвидация накопленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината ещё не началась, ещё не знают, как подступиться к демонтажу зданий и сооружений обанкротившегося предприятия, но власти региона уже собираются разместить на его площадке новые производства. Более того, уже объявлены общественные обсуждения проектной документации и материалов оценки воздействия на окружающую среду инфраструктуры индустриального парка.

«Место расположения объекта: Иркутская область, Слюдянский район, Байкальское муниципальное образование, на территории промышленной площадки ОАО «Байкальский ЦБК» и территории городского рынка. Цель намечаемой деятельности: строительство инфраструктуры индустриального парка. Намечаемая деятельность – новое строительство» – такую информацию можно почерпнуть из уведомления о проведении 12 апреля 2019 года общественных слушаний в Слюдянке. Опубликовано оно почему-то в газете «Транспорт России» – официальном печатном органе Министерства транспорта России. Однако найти его на сайте издания крайне сложно, а на официальных интернет-порталах администрации Слюдянского района и мэрии Байкальска и вовсе невозможно. На помощь приходит только страница с анонсами общественных обсуждений материалов оценки воздействия на окружающую среду, которую когда-то создало и продолжает поддерживать общественное движение «Плотина.Нет!». Экологические активисты, к сожалению, могут ограничиться только публикацией уведомления – все документы, включая материалы оценки воздействия на окружающую среду, доступны исключительно в управлении стратегического и инфраструктурного развития администрации Слюдянского района.

Банкрот среди воды

В общих чертах всё же можно представить, о чём идёт речь. Из технического задания на проектирование инфраструктуры первой очереди индустриального парка «Байкальский чистый продукт», которое администрация города опубликовала при проведении соответствующего конкурса в конце 2017 года, следует, что объекты должны разместиться на девяти участках площадью 54,1 га. Четыре из них уже заняты: один принадлежит ООО «Байкальские травы» из Иркутска, три других – местному ООО «Озеро Байкал». К первой компании вопросов не возникает: зарегистрирована в Едином государственном реестре юридических лиц в июне 2010 года, в основном занимается производством пищевых продуктов, но имеет разрешения на множество видов деятельности – от выращивания сельскохозяйственных культур, рыболовства и животноводства до производства шпона, фанеры, деревянных плит и панелей, паркетных покрытий и прочих столярных изделий. Со второй ситуация сложнее. В ЕГРЮЛ нет сведений об «Озере Байкал», но есть информация об ООО «Озеро Байкал – Лун Чуан», которое располагается на промышленной площадке БЦБК. Предприятие занимается производством безалкогольных напитков и розливом бутилированной воды. Его учредитель – предпринимательница Валентина Гао. Но в этом случае «китайское происхождение» компании ни у кого не вызывает возмущения.

Вернёмся, однако, к индустриальному парку. Он, к слову, «переехал» из Култука – посёлка, название которого вся страна теперь знает из-за приостановленного судом строительства китайского завода по розливу воды. По крайней мере, предыдущий состав правительства Иркутской области в 2013 году планировал создать индустриальный парк «Байкальский» вблизи юго-западной оконечности озера, а в 2018 году новый губернатор Сергей Левченко неоднократно заявлял о том, что построит свой собственный индустриальный парк на юго-восточном берегу. Весь проект «Чистых продуктов Байкала» разбит на три очереди строительства. К объектам второй пока относится только один земельный участок. Он принадлежит ООО «Байкальский бриз» – транспортной компании, в которой числится один сотрудник. Под третью очередь строительства отведено 10 земельных участков, на двух из которых уже есть два резидента. Первый – ООО «Байкал-Инком», которое выпускает бутилированную воду под брендом «Волна Байкала» и газировку. Второй – обанкротившееся ООО «Байкальские макароны».

В сухом остатке имеем 13 участков общей площадью 54,4 га, где, как сказано в техническом задании, планируют создать промышленный парк в «формате Greenfield». То есть, говоря по-русски, в чистом поле, «частично обеспеченном инженерной и транспортной инфраструктурой на момент начала реализации проекта». При этом в администрации Байкальска подчёркивают, что индустриальный парк объединит производителей экологически чистых продуктов питания, качественных сувениров и уникальных лекарственных препаратов, и надеются, что он «станет точкой притяжения в экономику города необходимых инвестиционных ресурсов, интеллектуального капитала, а также новых промышленных предприятий». Звучит неплохо, если учесть, что здесь планируют заниматься только тем, что не запрещает природоохранное законодательство.

Согласия нет, но ликвидация есть

Причём здесь правительство Иркутской области? При том, что индустриальный парк создаётся по решению министерства экономического развития региона. И принято оно, мягко скажем, слишком поспешно: никто даже и не думал приступать к демонтажу зданий и сооружений на промышленной площадке. Фронт работ по дезактивации оборудования, которое ещё не растащили, тоже не определён. Известно лишь, что в ёмкостях на площадке находится как минимум 167 тыс. кубометров щёлокосодержащей жидкости. Неизвестно только, кто и как её будет утилизировать. АО «Росгеология», как то и предусмотрено государственным контрактом, готовится к рекультивации карт-накопителей шлам-лигнина, о работах на промышленной площадке комбината речь не идёт. Это, впрочем, не помешало министру природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрею Крючкову на недавнем круглом столе в Законодательном Собрании региона заявить о «ликвидации в принципе всех объектов» на ней. Уточнив, правда, что ещё предстоит «провести проектно-изыскательские работы, определить степень опасности самой промышленной площадки».

Учтено ли при этом мнение государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ» (или Внешэкономбанка, кому привычнее это название), которая возглавляет комитет кредиторов БЦБК, остаётся загадкой. К моменту сдачи номера получить комментарий её представителей не удалось. Однако на выездном заседании комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве и комитета по собственности и экономической политике ЗС в Байкальске руководитель ОГКУ «Дирекция по эксплуатации гидротехнических сооружений и ликвидации экологического ущерба» Валентин Бороденко сообщил, что обращение регионального правительства в госкорпорацию об оказании содействия в передаче имущества в государственную собственность или в допуске проектных организаций на промплощадку осталось без ответа. Та же судьба постигла и аналогичное письмо министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области. Есть, правда, согласие президента России на демонтаж зданий и сооружений на промышленной площадке БЦБК, но в остальном работа губернатора, правительства и отдельных ведомств сводится к рассылке корреспонденции. И публикации сообщений о том, что по генеральному соглашению с Фондом развития моногородов по развитию Байкальска «планируется привлечение федерального финансирования на создание инженерной инфраструктуры для реализации инвестиционных проектов по розливу воды, производству напитков, выращиванию овощей в закрытом грунте, переработке ягод, дикоросов, созданию чаеразвесочной фабрики».

Может, логичнее не строить планы по созданию Нью-Байкальска, а для начала разобраться со злободневными проблемами? Добиться, например, того, чтобы ВЭБ взялся за экологическую очистку промышленной площадки БЦБК? Наверное, так и следует поступить, если исходить из предположения, что целью является именно развитие моногорода, а не «привлечение федерального финансирования» на разработку проекта, который никогда не будет реализован. Ведь очистка загрязнённой промышленной площадки, демонтаж зданий и строительство инфраструктуры – процесс долгий, займёт не один год и не два. Глядишь, закончится губернаторский срок, о громких обещаниях забудут или будут спрашивать с другого главы региона. А деньги-то уже будут «освоены».

Опасения, что средства могут быть в очередной раз потрачены впустую для развития Байкальска и всей Иркутской области, не беспочвенны. На прошлой неделе руководитель фракции ЛДПР в Государственной Думе Владимир Жириновский заявил о том, что его коллеги по партии хотят внести в парламент законопроект, запрещающий «полностью любое строительство любых промышленных объектов на берегу Байкала». Не факт, что инициатива либерал-демократов претворится в жизнь, но стремление федеральных властей к тому, чтобы ограничить появление новых производств на побережье озера очевидно. Вывод логичен: на Байкале нужно решать реальные экологические проблемы, а промышленность развивать там, где это действительно требуется. Но в правительстве Иркутской области, которое возглавляет Левченко, такой работе предпочитают прожектёрство.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector